Закон о выборах по-черемховски

8 сентября в Черемхово состоялось заседание городской территориальной избирательной комиссии (ТИК). На повестке дня — рассмотрение вопросов о регистрации кандидатов на должность мэра Черемхово и депутатов местной думы. Напомним читателям, что в Черемхово, как и в некоторых других территориях области, 10 октября пройдут выборы. Представители парламентских партий регистрируются по праву принадлежности к тому или иному политическому направлению. Самовыдвиженцам сложнее — они должны собрать подписи земляков в свою поддержку. Понятно, что действующей администрации, представляющей конкретную партию и имеющую соответственно влияние на ТИК, не выгодно пропускать в список претендентов реальных соперников. Ситом для отбора кандидатов и служит избирательная комиссия. Здесь есть 2 пути развития сюжета: строго следовать букве закона или выполнять политический заказ. На заседании комиссии присутствовал Павел Деранжулин — руководитель Центра избирательных технологий Иркутского государственного технического университета, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин. После заседания Черемховской городской избирательной комиссии он захотел поделиться своими наблюдениями и выводами с читателями «Пятницы».

— Объективно, та ситуация по выборам мэра, которая сложилась сегодня в Черемхово, не совсем вписывается в рамки избирательного законодательства с точки зрения соблюдения равенства прав разных кандидатов. У меня есть все основания полагать, что городская территориальная комиссия относится предвзято к одному из кандидатов — Николаю Усманову, бывшему мэру Черемхово. И выполняя в данном случае функции муниципальной комиссии Черемхово, проводя муниципальные выборы, неравнодушна к действующему мэру. Складывается впечатление, что игра идет в одни ворота.

— В чем это выразилось конкретно?

— В первую очередь в том, как проводилась проверка подписных листов, представленных кандидатом Усмановым. Поражает скорость, с которой эта проверка была проведена Управлением федеральной миграционной службы (УФМС) России по Иркутской области, отделением по Черемхово и Черемховскому району. По документам 3 сентября в 9.05 территориальная избирательная комиссия (ТИК) передала подписные листы кандидата Усманова УФМС для проверки достоверности данных. И уже 4 сентября в 10.30 представитель УФМС передал проверенные подписные листы председателю ТИКа Сапрыкиной Тамаре Анатольевне.

Таким образом, время проверки подписных листов вместе с оформлением всех необходимых документов — актов приема-передачи и т. д. — составило всего... 25 часов, а проверить надо было ни много ни мало, а практически 900 подписей. Скорость проверки просто поражает. Законом отведено 10 дней на это, но практика показывает, что не всегда даже органы миграционной службы укладываются в этот срок. А здесь проверка прошла практически за сутки. Напрашиваются выводы: это — определенный политический заказ и нужно было проверить быстро. Наверное, для этого в состав рабочей группы по проверке подписных листов была включена руководитель муниципального унитарного предприятия «Содействие» Алена Батуева. Хотя в законе сказано: с подписными листами могут работать только члены избирательных комиссий и сотрудники органов внутренних дел.

Могут, правда, быть привлечены эксперты-графологи или специалисты учреждений, которые занимаются регистрацией граждан по месту жительства. Но муниципальное учреждение «Содействие» к таким организациям не относится. А посчитать Алену Батуеву специалистом-графологом или каким-то экспертом нет достаточных оснований, потому что при введении ее в комиссию никаких подобных документов не было представлено. Так что еще раз есть основание считать, что все-таки был политический заказ.

— Это, как я понимаю, не единственная претензия, которая возникла у вас к членам комиссии.

— Безусловно. Кандидатом Усмановым в комиссию были представлены папки, содержащие подписные листы. Всего 5 папок с количеством листов от 36 до 40. Сравниваем со справкой УФМС. Оказывается, шла проверка папок, которые состоят из 19—21 листа. То есть непонятно, какие подписные листы подвергались проверке. Сама справка как таковая не стыкуется с итоговым протоколом проверки подписных листов. Далее. Часть подписей избирателей УФМС посчитало недостоверными: нашла ошибки в паспортных данных или в адресе избирателя. Так бывает. Но вот что возмутительно.

Представленные на комиссию копии ряда паспортов подтвердили их правильность: данные паспортов аналогичны записи в подписных листах! Значит, проверка производилась по старой базе данных, и, скорее всего, эта база могла принадлежать как раз тому самому муниципальному учреждению «Содействие», а не УФМС. Кандидатом Николаем Усмановым по данному поводу совершенно справедливо написаны заявления в УФМС по Иркутской области и в областную прокуратуру, которое уже передано в Черемховскую межрайонную прокуратуру. Соответственно, выводы по тому, был ли факт служебного подлога или нет, будут сделаны по результатам проверок этих двух структур.

— И тем не менее кандидату Усманову отказано в регистрации в качестве кандидата на пост мэра города. В то время как кандидат Карнаухов, тоже имея недействительные подписи, зарегистрирован.

— Да, но даже чисто процедурно комиссия повела себя некорректно. На заседании представителем Усманова были заявлены возражения: часть подписей все-таки соответствует действительности, так что нужно еще посмотреть, насколько имеет смысл учитывать данные УФМС. Логично пересмотреть итоговый протокол по проверке подписей. Но комиссия не имея, мне кажется, достаточных оснований для этого, отказала. Да, в законе говорится о том, что повторная проверка подписных листов может быть осуществлена только по решению суда. Однако в этом же законе говорится и о том, что решение избирательная комиссия принимает на основании протокола проверки подписных листов, составленного в этой комиссии.

Считаю, что у комиссии были все основания для того, чтобы прямо на заседании посмотреть эти подписные листы и сравнить их с озвученными замечаниями и предложениями. И это не являлось бы повторной проверкой: таковая может проводиться уже только после регистрации кандидата. В данном случае это было бы до регистрации. Но это то, что касается кандидата Усманова. Второй кандидат на пост мэра, который представил в комиссию подписи избирателей в свою поддержку, — Виталий Карнаухов. Здесь опять вызывает сомнение беспристрастность избирательной комиссии, которая при рассмотрении на рабочей группе часть подписей признала недействительными.

Но по результатам проверки УФМС рекомендовала считать недостоверными всего 21 подпись. Комиссия при составлении итоговой ведомости проверки подписных листов кандидата Карнаухова часть подписей, ранее признанных рабочей группой в черновом варианте протокола недействительными, отняла. Я думаю, что это было сделано с единственной целью: не превысить допустимый порог тех подписей, которые можно признать недействительными. Чтобы в итоге зарегистрировать кандидата Карнаухова.

И опять же замечания, которые были озвучены на комиссии — пересмотреть этот итоговый протокол, внести в него соответствующие изменения и дополнения и отказать Карнаухову в регистрации на основании того, что у него не хватает действительных подписей, как это было сделано с кандидатом Усмановым, поддержки в комиссии не нашли. Комиссия волевым решением зарегистрировала Карнаухова, несмотря на все возражения, даже отказавшись рассматривать их. Считаю, что комиссия таким образом совершила служебный подлог в интересах определенного кандидата. Если мы сравним протокол УФМС по проверке подписей кандидата Карнаухова и итоговую ведомость рабочей группы, которую составила при проведении своей проверки ТИК, мы увидим, что замечания, которые высказаны УФМС, в протоколе ТИК свои отражения не нашли. Возникает вопрос: а в чем тогда состоит роль председателя комиссии, работающего на освобожденной основе?

— Был еще один прецедент, вызванный появлением на комиссии представителя СМИ...

— Действительно, на заседании комиссии присутствовал оператор телевидения. Он вел запись заседания на видеокамеру. Это не запрещено законом. И тем не менее комиссия делала все возможное, чтобы удалить журналиста из зала заседания. Чего испугалась комиссия? Если они не нарушают закона, не идут на подлоги, то должны гордиться сделанным и быть, напротив, заинтересованы в публичности. А так, с одной стороны предпочли не нарушать закон о СМИ, а с другой — страх, что принятые на комиссии решения станут предметом огласки: или на том же телевидении, или в суде, когда видеосъемка предстанет в качестве доказательств нарушения закона.

— Какие выводы как юрист, занимающийся избирательным правом, извлекли из ситуации с Черемховской избирательной комиссией?

 — Считаю, что комиссия в этом случае достаточно примитивно нарушала равенство кандидатов. Дела об отказе в регистрации Усманова и о регистрации Карнаухова шиты белыми нитками. Они боятся, что правда выйдет наружу.

Дополним мнение юриста-профессионала журналистскими наблюдениями. В Черемхово складывается ситуация, когда действующий глава города не уходит в предвыборный отпуск, мотивируя это тем, что выборное должностное лицо не является муниципальным служащим и поэтому не должен уходить в предвыборный отпуск. С другой стороны, мэр города совмещает две должности — и мэра, и главы администрации. То есть является высшим должностным лицом города, находящимся на муниципальной службе. Идет неприкрытая агитация на Черемховском ТВ, которое тоже является муниципальным СМИ. Кандидат в мэры сразу же после своей регистрации устраивает большой отчет о своей работе. Жалобы в комиссию не приносят результатов: ее члены заявляют, что просто не смотрят телевизор — нет времени, так что и нарушений никаких не видят. Правовую оценку всей этой ситуации даст и прокуратура области, и областная избирательная комиссия.

Метки:
baikalpress_id:  13 523