Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Вот и отгремел здесь, в Айдахо, День пионеров — главный праздник мормонов. Члены церкви Иисуса Христа последних дней (ЛДС), рассеявшиеся по всему миру подобно иркутскому тополиному пуху в пору цветения, празднуют этот день как точку отсчета. Парад, бой-скауты с церемонией флага, городской конкурс талантов, родео, семейно-ориентированные конкурсы и мероприятия (вроде разрисовывания лиц) целый день. Мотокросс, общегородской проект под названием «Изготовь куклу пионера-первопроходца», индейские танцы, общегородская же гонка на велосипедах, дог-шоу (с бесплатными уроками по собаководству и даже со специальным приглашением хвостатым вместе с их хозяевами прогуляться по старой части города, где в честь такого праздника будет многое подготовлено специально для псов.

Представляю себе сквер Кирова, специально открытый для всех городских собак. Нет, на такое власти Иркутска вряд ли пойдут!) Местный зоопарк раскрыл свои ворота для всех желающих погладить животных. (В данном случае детям позволили таскать на руках и тискать только маленьких козликов. Но все-таки...) Все — ради празднования Дня пионеров! Но все вышеперечисленное — так, мелочи, шелуха. Потому что главное в День пионеров здесь — вера. «Вера — главный наш инструмент. Она помогла нам выжить прежде. Она помогает нам и теперь», — произнес бывший мэр нашего городка Роджер Чайз. «Вера побеждает страх!» — несется со всех сторон во время праздничного парада по улицам города. Детские радостные возгласы. Кто-то, проезжая в парадной процессии, расстреливает жаждущую дармовых подарков публику из водяных огнеметов. Лето все-таки!

Конфеты и сладости взлетают щедрыми пригоршнями в голубую высь и тут же разноцветным градом падают к ногам горожан. Здесь же — градом — летят в публику (хватающую все это на лету!) — пластиковые летающие тарелки с логотипами фирм-спонсоров (те тарелки, в которые у нас принято играть на пляже), зубные щетки (опять же, с номерами телефончиков спонсорствующих «зубников»!), какие-то картонные веера-опахала (опять-таки в качестве рекламоносителя), маленькие пластиковые бутылочки для питьевой воды, жевательная резинка, карандаши, флажки, футболки, сумочки...

*На должность рекламиста здесь, в единственной газетенке нашего штата, меня не взяли. Провели интервью и, обещая перезвонить, — не перезвонили. «Немудрено, что нашли кого-то более меня продвинутого», — решила я тогда и успокоилась. Перестала, как та лягушка, попавшая в кувшин с молоком, бить лапками. И на новые объявления о том, что требуется менеджер по рекламе во все той же единственной газетенке, с предсказуемым повторением где-то раз в три месяца, я уже не реагировала. Никак. Тем более что и разница в зарплате рекламиста с той, что получаю я теперь продавцом, совсем небольшая. И те шесть (!) процентов вознаграждения рекламному агенту (а не 10-15-20-25-30! — как я получала в России) на первых порах точно большого толку не сделают. Во времена экономического кризиса-то уж точно. «В общем, — решила я, — новая страна — новая жизнь!»

* Я всегда удивлялась, как это можно не любить то дело, которым занимаешься. Как можно работать и ненавидеть свою работу. Я также не представляла даже, как люди работают на заводах от звонка до звонка. (С моей профессией рекламщика я могла спать сколько угодно долго. Или не спать вообще.) «Ненормированный рабочий день — ненормированная заработная плата», — это про меня. В России. Когда я не представляла себе жизни без того, чем занималась. А если любимое занятие еще и кормит... Здесь, в Америке, все не так. Не так, как раньше. Я терплю здесь положенное мне на работе время. Непрерывно глядя на минутную стрелку часов. Отматываю. Выхаживаю. Зеваю. Отбываю. Высиживаю. Как высиживают узники в своих клетках отведенный им срок.

*Муж, перед тем как надолго улетать в командировки, нам всегда до отказа забивает все (!) и без того не пустующие холодильники. Ему так спокойнее. Вот и вчера совершил внеплановую поездку по магазинам (так как командировка случилась у него тоже совсем внеплановая). А сегодня я сама решила (спонтанно!) заехать в «Костко» (где все продается в огромных упаковках) и купить исключительно то, что хочется мне. Без оглядки на вкусы других членов семьи. То бишь только то, на что упадет мой глаз. Купила всего много, что называется, про запас: три огромадных арбуза без косточек, две коробищи черной черешни, две коробки гигантской клубники, мешок фисташек (куда я без них?), куль грейпфрутов.

Приезжаю домой, начинаю все перетаскивать из моего авто и никак не могу понять, отчего на кухне арбузов — шесть, черешни — тоже в двукратном размере. Как и клубники, и орехов, и цитрусовых... Оказалось, что мой супруг также сгонял в тот же самый магазин и купил точно такие же продукты, что и я. И точно в таком же количестве! Купил — и улетел. Ни слова мне не говоря. И такое, признаюсь, происходит уже не впервые. Но что удивительно: я же не говорила никому, что планирую ехать за покупками. Не сообщала, что буду покупать и как много (ибо сама не знала). Как объяснить такие совпадения? Или, быть может, нам надо попросту больше общаться друг с другом?

*На одном из самых высотных в нашем городе (этажа так в три-четыре) здании под самой крышей появилась надпись «БЗР». Граффити. Крупненько так. Крыша белая. Надпись белая. Даже глаз не цепляет. Становится понятно при виде этого граффити лишь одно: чем выше нарисовано — тем больше престижа для художника, вроде как... Общественный резонанс удивил даже меня, видавшую многое: произошедшее в городке все, не раздумывая, назвали вандализмом. И чуть ли не на каждом столбе теперь информация о вознаграждении тому, кто прольет свет на этого БЗР-бандита и хоть как-то поспособствует в его поимке. За любую информацию гарантированное вознаграждение в пятьсот баксов (на наши деньги — целых пятнадцать тысяч рублей).

Смею предположить, что художествующий бандит — совсем пацан. Подросток. А какой другой американский тинейджер (из окружения юного худо-художника) откажется от пятнадцати тысяч рублей? Как выяснилось позже, БЗР-бандит время от времени оставляет свои следы на зданиях местных банков и так называемого крупного бизнеса уже давно. И серьезные люди устали уже платить скалолазам за перекрашивание фасадов своих зданий. А также сбились с ног искать какие бы то ни было следы хулиганствующего БЗР на подобных нашим «Одноклассникам» и «Вконтакте.ру» сайтах. Парня (девчонку?) ищет полиция. Завели уже целое дело и грозят тюремным заключением за невинные надписи. Но БЗР неуловим. Пока.

Метки:
baikalpress_id:  46 827