Бывших энергетиков не бывает

Война, плен и голод не смогли сломить Татьяну Баранову

Шел 1942 год, немецкие войска стремительно продвигались вглубь России. В страшную мясорубку войны попала и пятилетняя Таня из деревеньки Селявное Воронежской области. Это потом таких как она назовут малолетними узниками концлагерей, а тогда, в холодную военную зиму, пленникам было не до определений — ежедневно им приходилось бороться за собственную жизнь. Татьяна Баранова смогла пережить все ужасы немецкого концлагеря, бомбежки, бесконечный голод и не озлобиться. Даже тогда, в тяжелые послевоенные годы, девушка хорошо понимала, какое большое значение имеет образование. Ей удалось получить прекрасные знания и свою жизнь посвятить новой на тот момент отрасли — энергетике. В 1961 году Татьяна Ивановна вошла в состав первой пятерки работников машинно-счетного бюро иркутского «Энергосбыта», протрудилась в энергосистеме тридцать два года и до сих пор уверена, что бывших энергетиков не бывает. Выйдя на пенсию, она продолжает интересоваться делами на работе и поддерживает контакт с коллегами в «Иркутскэнергосбыте».

Страшный восход

Татьяна Баранова не считает себя героем, но для нас, потомков, ее воспоминания значат многое, это редкая возможность услышать достоверный рассказ о тех страшных годах, о том, что пришлось пережить людям в борьбе за жизнь.

— Летом 42-го в нашей деревне уже знали, что немцы близко, и готовились к их приходу заранее. Люди рыли себе землянки подальше от домов, чтобы не быть найденными фашистами, — вспоминает Татьяна Ивановна. — Наша мама решила сделать укрытие за домом, отвести туда корову и нас, троих детей, но соседи отговорили ее, сказали, что лучше будет спрятаться всем вместе в большой землянке. Но как мы ни старались, нас вскоре обнаружили немцы.

На всю жизнь пятилетняя Таня запомнила, как немцы поставили их на колени. Был июль, светало, день обещал быть теплым, пели птицы... Люди были уверены, что их расстреляют. Но вдруг прорвалась советская часть, началась страшная бомбежка. Фашисты отказались от расстрела и в спешке погнали пленных подальше от деревни на работы.

Куда именно их пригнали фашисты, Татьяна Ивановна не знает до сих пор — во время и после войны все данные были строго засекречены. Известно только, что лагерь находился в центральной части России. Перед тем как приступить к лагерным работам, немцы сортировали людей по категориям. Самых маленьких отбирали у матерей и сваливали в общую повозку. Тех, кто пытался препятствовать, расстреливали. У Таниной мамы отняли младшую дочь, сына отправили на работы, а Таню посадили у печи — кидать солому в топку.

— Мне очень повезло. Нас ведь пригнали летом, в том, в чем мы были, зимней одежды никакой, холода тем временем наступили страшные, а возле печки было хотя бы тепло.

Спустя шесть долгих месяцев советские войска отбили населенный пункт, в котором содержались пленные. Потерь было много — как среди наших, так и среди немцев. Женщин отправили искать русских раненых. Под страхом расстрела им запрещалось помогать фашистам.

— Матка, плохо, дай воды — эту просьбу-стон умирающих на поле немцев моя мама часто видела в страшных снах, ведь, если разобраться, немцы тоже были простыми воинами, которых отправили воевать, — говорит Татьяна Баранова. — Тогда, в военной неразберихе, потерялось много людей, но маме чудом удалось отыскать всех своих детей — настоящий материнский подвиг по тем временам.

Бывшим пленным сказали забыть о том, что они шесть месяцев находились у фашистов. Тогда за немецким пленом мог последовать не менее страшный русский лагерь. Поэтому оставшиеся в живых жители Селявного, вернувшись в разоренную деревню, старались не вспоминать о пережитом.

Трудиться изо всех сил

— От нашей деревни осталось два дома, видимо, в них размещалось немецкое командование. Люди набили нары и поселились в них на лето, но мама и тут проявила характер — отказалась жить вместе со всеми в тесноте и устроила нам жилище в землянке. Это-то нас и спасло. От большой скученности людей в доме начался тиф, от болезни умерли многие ослабленные голодом люди.

Сейчас мало кто из молодежи осознает, чего стоило остаться целым в военной мясорубке. Ведь в тылу приходилось не только заботиться о собственном пропитании, но и работать для фронта. Например, независимо от того, были ли в семье курицы, за год полагалось сдать несколько десятков яиц. Нет своих продуктов — покупай. Приходилось трудиться изо всех сил. Вот и о победе жители деревни Селявное узнали, когда повезли продуктовый налог в районный центр.

— Крику было! Для страны это был настоящий праздник. Все радовались, хотя у многих погибли на фронте близкие. Женщины выстраивались вдоль дороги и бросали цветы, приветствуя проходящие танки.

После победы начались долгие дни ожидания известий о судьбе бойцов. Отец Татьяны Ивановны пропал без вести, но мать не хотела верить в его гибель. Оказалось, сердце женщины подсказывало верно — ее муж попал в плен в Италии, а после окончания войны не мог дать о себе весточку — всех военнопленных отвезли за Урал. Там боец работал еще год «до выяснения обстоятельств».

— Отца полностью реабилитировали, но на Урале он окончательно подорвал свое здоровье и после возвращения домой прожил всего несколько лет. Мой старший брат, видя тяжелое положение семьи, решил получить высшее образование. Он уехал в Ташкент, выучился на энергетика, а потом переехал в Иркутск. Брат писал, что в Сибири будет легче исполнить мою мечту — получить образование, и можно устроиться на работу, чтобы помогать маме.

Энергетика — это серьезно

Вначале Татьяна Ивановна хотела стать агрономом. Она поступила на вечернее отделение института, но проучилась там недолго — приходилось поздно возвращаться в общежитие, трамваи практически не ходили, а добираться пешком было небезопасно. Девушка приняла решение устроиться на работу.

— Поступила на стройку, бригада была молодая, работалось весело, там познакомилась со своим будущим мужем Николаем. После свадьбы муж сказал, что мне пора получать более серьезную профессию.

Так, в 1961 году Татьяна Баранова по примеру брата-энергетика оказалась в «Иркутскэнерго». Устроилась монтером телефонной связи, обслуживала энергосистему, следила за тем, чтобы у сотрудников хорошо работали телефонные аппараты. А спустя два года окончила техникум и перешла в открывшееся машинно-счетное бюро фирмы «Энергосбыт». Как раз формировалась первая пятерка работников, в задачу которой входил учет электроэнергии частных потребителей и организаций. В ее состав и вошла Татьяна Ивановна.

— Работа была очень ответственная, но интересная. Данные привозили со всех станций, приходилось быть очень внимательной, чтобы не напутать в расчетах, правильно обработать документы. Сводные ведомости, содержащие данные по количеству потребленной энергии, отправляли в Москву. Между предприятиями страны были всесоюзные соревнования, иркутский «Энергосбыт» неоднократно признавался их победителем. Нам вручали премии, подарки. Некоторые из них сохранились до сих пор, им и сейчас отведено лучшее место в моем шкафу. Кроме учета потребляемой энергии группа рассчитывала зарплату всем сотрудникам «Энергосбыта», практически все работники знали друг друга лично, коллектив был молодой, работали дружно — от души, с задором.

Будни как праздники

— Трудовые будни на пенсии вспоминаются как праздник, — говорит Татьяна Ивановна. — Да и как может быть иначе, когда всю жизнь протрудился на любимой работе. Из той первой пятерки машинно-счетного бюро в Иркутске сейчас живет Тамара Григорьевна Киселева. С ней мы частенько общаемся по телефону, вспоминаем нашу молодость и молодость энергетики. Обсуждаем изменения, которые происходят в нашей отрасли.

С ностальгией вспоминает Татьяна Ивановна традиции, которые существовали в советское время. Например, полевые работы.

— Руководитель — лицо любого предприятия. Настоящим примером того, как надо работать был директор «Энергосбыта» Лев Мусников. Во время сбора урожая в колхозе он шел первым перед трактором. Особенно запомнилась одна осень, мне тогда выпало быть поваром. Готовить я люблю, видимо желание порадовать вкусным обедом осталось с войны, так что эта временная должность была мне в радость. Рано утром я вставала, чтобы приготовить завтрак для всей бригады, жарила блинчики на восемнадцать человек, потом ехала получать продукты, готовила ужин, ждала наших работников, чтобы накормить их горячим.

Были у работников «Энергосбыта» и традиции, зародившиеся именно на этом предприятии. Например, особая встреча Нового года. Из сотрудников выбирались Дед Мороз и Снегурочка, заказывались настоящие сани, в которые впрягали коня. На сказочном экипаже наряженные энергетики ехали по всему городу, чтобы поздравить детей сотрудников компании. Заезжала новогодняя упряжка и к Барановым. Вместе с мужем Татьяна Ивановна воспитала двоих детей.

— На работе время проходило быстро, незаметно выросли дети. Я вышла на пенсию в 1993 году, но, знаете, не ощущаю себя забытой старушкой, ведь сотрудники «Энергосбыта» и сейчас, спустя столько лет, находят время, чтобы приехать и поздравить с праздниками. Да и внуки радуют — растут хорошими людьми, увлекаются спортом. Например, Никита — победитель международных соревнований по бодибилдингу, так что за меня есть, кому заступиться, — смеется Татьяна Ивановна.

ООО «Иркутскэнергосбыт»

«Энергосбытовая компания», в 2008 году выделена из фирмы «Энергосбыт» ОАО «Иркутскэнерго» (создана 55 лет назад). Реализует электрическую, тепловую энергию в паре, горячей воде на территории Иркутской области. Обслуживает более 11 000 юридических и 347 500 физических лиц на территории Иркутской области.

Метки:
baikalpress_id:  30 420
Загрузка...