Ваша хата с краю?

Почему пластиковые окна и выбитые двери вставили не всем погорельцам?

Вместо сгоревшего окна — целлофан. Вместо выбитой двери — обещания. Уже почти две недели прошло со времени пожара в доме 225/3 на улице Баумана, а в квартире 53 на 9-м этаже нет даже намека на ремонт. И это притом что этажом выше погорельцам вставили и окна, и двери уже на следующий день после пожара. Как семья с двумя детьми добивается ремонта, узнавала журналист «Пятницы».

Про этот пожар знает весь город и даже, пожалуй, вся Иркутская область. Люди следят за тем, как восстанавливают сгоревшую крышу, как помогают пострадавшим от огня и воды. На этой неделе в «Пятницу» обратилась семья Макогончук, в квартире которых также был пожар. Супруги рассказали, как они добиваются восстановления своей квартиры. «К нам огонь попал по канализационной трубе. Видимо, наверху загорелось, и по шахте, по пластику, пожар пополз вниз, — демонстрируют обгоревшие стены и мебель Ирина Геннадьевна и Анатолий Иванович. — Здесь у нас детская. Она больше всех пострадала. Пламя прожгло гипсокартон, из которого сделана эта шахта, и вышло прямо на детский шкаф с вещами, на компьютерный стол». Теперь у Макогончук нет ни шкафа, ни того, что было в нем, ни монитора, ни процессора — все уничтожено пламенем.

Когда начался пожар, сын и дочь супругов гуляли во дворе. Мальчик, заметив дым, позвонил по домофону в квартиру и сказал, чтобы мама скорее шла на улицу. Супруг в это время был еще на работе. «Мы даже не думали, что сгорим. Видели же, что пламя только на крыше! Ну, думали, затопит — и ладно. Потом сестра приехала, забрала нас к себе, и о том, что у нас все сгорело, что у нас выбита дверь и нет одного окна, мы узнали только на следующий день», — рассказывают супруги.

Впрочем, представители администрации Иркутска и «Северного управления ЖКС» заверили, что все будет сделано в ближайшие дни: «Ходили, смотрели, записывали, фотографировали, — говорит Ирина Геннадьевна. — А в итоге — ноль! На десятом этаже людям уже на следующий день после пожара вставили окна и двери, а у нас вторая неделя идет. Дали вот кусок целлофана окно забить — и до свидания».

— Самые главные проблемы для нас — это дверь и окно, — говорит глава семейства. — Нашу старую деревянную дверь сейчас пинком выбить можно, а общая, секционная, тоже выворочена с корнем. Я свою как-то подладил, чтобы хотя бы выйти можно было, не оставляя все нараспашку. Так мне в управлении теперь говорят — нормальная дверь, сгодится. А какая она нормальная, если ее легко открыть можно. И окна у нас нет. Вставить самим окно и дверь нам не под силу: откуда у нас деньги, когда детей в школу заново нужно собирать? Хорошо, есть добрые люди — отдали нам, кто что мог — с вещами вопрос решен.

Супругам, которые каждое утро идут в управляющую компанию с вопросами о ремонте отвечают, что будет сделано, когда поступят деньги из городской администрации. «А почему же тогда на десятом этаже пяти семьям поставили двери, а нам нет? Такое впечатление, что про нас хотят забыть!» — возмущается мать двоих школьников.

Кто нагнетает атмосферу?

Пережив пожар, а затем и мини-наводнение, жильцы злополучной десятиэтажки на Баумана теперь переживают ситуацию, о которой пел Высоцкий: «Ходят слухи тут и там, ходят слухи по домам». Вначале среди погорельцев кто-то пустил слух, что за временное жилье, предоставленное городской администрацией придется платить 3 тысячи рублей. Затем народное информационное агентство ОБС («Одна Баба Сказала») распространило информацию о том, что горячие обеды, которыми несколько дней кормили людей, оказавшихся без крыши над головой, будут платными — придется отдать за них деньги! В администрации Иркутска еще раз подчеркивают: «Вся помощь — бесплатна! Никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не говорил погорельцам о деньгах, наоборот, в бюджете города были оперативно найдены дополнительные средства, чтобы организовать в частности горячее питание для жителей пострадавшего дома».

Всем помогут

Когда верстался номер «Пятницы», который вы держите в руках, стало известно, что 2 сентября на внеочередном заседании городской Думы депутаты приняли решение выделить 2 миллиона 412 тысяч рублей на помощь погорельцам. Деньги будут перечислены на счет жильцов — и жильцы сами будут решать, что с ними делать: менять двери, сливные бачки и т. п. Деньги будут распределены между пострадавшими квартиросъемщиками в соответствии со степенью ущерба. По словам председателя комитета по управлению Ленинским округом Виктора Коноваленко, на следующий день после пожара специальная комиссия посетила все пострадавшие квартиры: были составлены дефектные ведомости, акты, которые подписали все жители.

Всего в доме на Баумана пострадали 108 семей: полностью выгорело 5 квартир, остальные огонь затронул частично, большинство квартир залиты водой при тушении. Все ремонтные работы в квартирах и на крыше займут около 2 месяцев.

Председатель городской Думы Андрей Лабыгин предложил администрации разработать универсальное положение о помощи горожанам, пострадавшим от пожаров. Кстати, в мэрии дают всем совет: страхуйте жилье и имущество от пожаров.

Почему не вставили окно?

С вопросом от хозяев выгоревшей квартиры на 9-м этаже 3-й блок-секции дома 225 на Баумана мы обратились в городскую администрацию. — Установка окон и дверей началась по инициативе управляющей компании «Северное управление ЖКС», — говорят в пресс-службе мэрии Иркутска. — Работы ведутся по графику. Вот-вот дойдет очередь и до семьи Макагончук.

Посеять панику

На следующий день после пожара подъезд третьей блок-секции вновь наполнился дымом. В панике соседи выскочили на лестничные клетки, стали выяснять, в чем дело. Оказалось, что кто-то поджег коробки внизу: «Мы думаем, что это мародеры хотели посеять панику, выманить всех на улицу, — рассуждают соседи, — чтобы пройтись по квартирам. Сейчас в доме мало народа — все разъехались, ведь жить с таким запахом и в такой обстановке очень тяжело».

Загрузка...