Русский с китайцем — братья навек?

Почему отношение к китайцам со стороны русских становится с каждым годом все враждебнее

Люди послевоенного поколения до сих пор хранят китайские плащи с красивым ярлычком «Дружба». В те годы Советский Союз и КНР относились друг к другу тепло, как в песне: «Русский с китайцем — братья навек!» Плащи, как и другие китайские товары того периода, были отличного качества. Теперь все иначе: и товары так себе, и от былой дружбы почти ничего не осталось. Почему так произошло, рассуждает обозреватель «Пятницы».

Китайцы в Иркутске

Вообще-то в Иркутской губернии китайцы жили еще задолго до революции. Так же, как и сегодня, торговали, выращивали овощи, без химии, разумеется. Старшее поколение иркутян, живших до войны, помнит, как по улицам ходили китайские торговцы, зазывая покупателей: «Липучика, липучика — тли лубля штучика». Много китайцев работало в Бодайбо на золотодобыче и в Черемхово на шахтах. Но наступил 1937 год, и почти всех их репрессировали.

В конце восьмидесятых, в разгар перестройки, они появились снова... Почти четверть века мы живем с ними рядом, но так и не подружились. Наоборот, чем больше проходит времени, тем враждебнее к ним отношение. Да и поводов к тому немало. Новости регулярно подкидывают страшилки: «Китайцы избили покупательницу», «Китаец травил иркутян таблетками», «Китайца судят за похищение», «Обнаружена нелегальная китайская больница»... Кроме того, все знают, что китайцы вывозят нашу нефть, металлы, лес, женщин и еще хотят получить весь Байкал... Есть несколько устойчивых мифов в отношении китайцев:

— они нечестные;

— они нечистоплотные;

— они стремятся захватить нашу территорию;

— они китайцы, и это само по себе плохо.

Поражает, насколько мало россияне знают о Китае, его истории и культуре. В средней школе история Китая вообще не изучается. Однажды известный в Иркутске православный батюшка с пеной у рта доказывал мне, что Россия гораздо древнее Китая! Это же незнание элементарных вещей! Ведь китайская цивилизация зародилась еще в неолитическую эпоху (V—II тыс. до н.э.). Если таких вещей не знает священник, окончивший два вуза, то что говорить о простых людях.

У них нет другого выхода

Но вернемся к мифам в отношении китайского нашествия. За помощью я обратилась к людям, которые по роду своей деятельности постоянно общаются с жителями Поднебесной, обитающими в Иркутске. Наши эксперты по китайской диаспоре — Надежда Лай и Николай Ошкай. Надежда Лай — этническая китаянка, ее предки были репрессированы в тридцатых годах. Она окончила университет, в настоящее время занимается общественной работой и журналистикой. Николай — предприниматель, плотно работающий с китайскими гражданами.

По словам Николая и Надежды, в Сибирь на заработки едут разные китайцы: с разным уровнем дохода, образования, культуры. И их пути практически никогда не пересекаются. Самая уязвимая и незащищенная категория — это строители и крестьяне. К ним относятся наиболее бедные слои китайского населения. Оказавшись в России, они находятся, с одной стороны, под постоянным гнетом своих руководителей, с другой стороны, им приходится терпеть ненависть и унижение от местного населения.

— Ксенофобия есть, — говорит Николай Ошкай, — я знаю массу случаев, когда эти несчастные, забитые люди становились объектом нападения наших соотечественников. Помню, как еще в начале девяностых китайцы торговали на улице Урицкого. Однажды какие-то молодчики устроили там показательную бойню. Они бежали по улице толпой и били по лицам китайских торговцев. Крови было много. Зачем били? Да просто так... Просто потому что китайцы...

Еще один случай. Несколько лет назад Николай привез группу китайских рабочих на стройку в Ангарск. Объект находился за неприступным забором под охраной, чтобы китайцы не могли самовольно уйти в город и напороться на неприятности. Но беда пришла с другой стороны.

— Однажды ночью мне позвонили китайцы и рассказали, что их бригадира избили. Мы приехали на объект, и выяснилось, что бригадира избили не какие-то бандиты или местное хулиганье, а... сами охранники стройки. Они напились и решили «пощипать» бригадира, украсть у него что-нибудь. Во время «обыска» бригадир проснулся, и схватился за телефон, чтобы позвонить переводчику. Охранники подумали, что он хочет вызвать милицию, и начали его избивать дубинками. Я встречался с этими охранниками. Здоровенные лбы, накачанные... Китайцев ненавидят какой-то зоологически немотивированной ненавистью. Конечно, их сразу уволили. Но китайцы были так напуганы, что стали проситься домой. Интересно, знают ли о положении китайских строителей люди, которые кричат, что китайцы отбирают у русских работу... Да русские никогда в жизни не пойдут на такую работу, а у китайцев просто нет другого выхода. — Поэтому они соглашаются ехать в чужую страну и жить в катастрофических условиях, — говорит Надежда Лай, — на которые не согласится ни один россиянин.

По словам Надежды, которой постоянно приходится бывать на стройках и в теплицах, условия, в которых приходится существовать китайским рабочим, действительно ужасающие. Особенно зимой. Китайцы живут в холодных бараках, насквозь продуваемых ветрами, либо в подвалах. Электрические обогреватели не спасают. Едят они очень скудно, рис с куриными лапками считается роскошью. Чаще едят похлебку из капустных листьев и пресный рис.

— Приезжают совсем пожилые люди, — говорит Надежда, — ну какой человек в таком возрасте поедет неизвестно куда в такие условия. Но таков экономический расцвет в Китае, что они вынуждены ехать. Еще хуже живут крестьяне! Как-то мы были в Марково. Китайцы обслуживали огромные, когда-то заброшенные теплицы, жара стояла невыносимая. При этом спали они практически на голой земле в каких-то шалашах. У них не было даже электричества, я не могла понять, на чем они готовят пищу. Они работали там с утра до вечера, не разгибая спины. При этом выращенные овощи они вынуждены продавать за копейки.

Пребывание китайских крестьян в Иркутске немногим отличается от положения чернокожих рабов на американских плантациях. Они не имеют элементарных гарантий, их обманывают все кому не лень, обманывают сами китайские «капитаны» (люди, которые берут на себя различные посреднические функции). И они все покорно терпят. У китайцев вообще очень сильно развито сословное воспитание. И любой начальник для них является непререкаемым авторитетом. Поэтому начальник управляет всем: их временем, интересами, он решает, читать им газету или нет, смотреть или нет телевизор...

Китайцы распоясались?

Многие помнят, что поначалу китайцы в Иркутске вели себя с опаской. На «шанхайке» легко соглашались сбавить цену, не хамили и тем более не распускали руки. Сейчас ситуация изменилась. Китайцы стали чувствовать себя более уверенно, на русских посматривают свысока. Иногда случаются конфликты и даже потасовки.

Среди обывателей все чаще можно услышать фразы о том, что китайцы вконец распоясались и обнаглели, что скоро вся наша земля превратится в китайскую и что надо положить этому конец. Но так ли велика угроза китайской экспансии в Сибири?

Некоторые умные люди считают, что угроза действительно существует. Россия постепенно становится сырьевым придатком Китая. Но люди боятся, что китайцы в скором времени возьмут нас числом, заселят малонаселенные районы Сибири и станут этническим большинством. А дальше возможны самые разные сценарии. К примеру, они могут избрать своего губернатора, а там, глядишь, и своего президента. Была Россия, а стала Китаия. Но это уже из области геополитики, мы же пытаемся разобраться с конкретными китайскими гражданами, которые живут рядом с нами, и многим это не нравится. Постоянно слышу упреки в адрес китайцев: «грязные», «нечестные», «злые», «корыстные», «наглые» и т. д.

Итак, почему же китайцы так распоясались в Иркутске? На мой взгляд, потому что мы сами их такими сделали. Объясню на простом примере. Однажды на «шанхайке» я увидела такую сцену: тетя лет 56 нападает на молоденькую китаянку с целью втрое сбавить цену на пуховое одеяло.

— Ты, китаеза узкоглазая, почему так дорого? Давай за пятьсот! Тетка поносила китаянку последними словами, та в ответ лишь улыбалась. Потом пришел мужчина, видимо, отец девушки. Он молча отобрал у тетки одеяло и помахал ей рукой, мол, иди своей дорогой. Тетка пришла в дикую ярость, ругалась матом, в итоге против нее ополчились другие торговцы, стали ее толкать прочь. Кто в этой ситуации виноват: «наглые» китайцы или все-таки наша «добропорядочная» соотечественница? Многие граждане почему-то думают, что имеют право оскорблять приезжих просто по факту своей иркутской прописки.

Надо также осознавать, что в основном в Иркутск на заработки приезжают не из богатых мегаполисов типа Шанхая, а из самых бедных провинций. Потому что здесь, в Сибири, для них большое поле деятельности и не нужно больших денег, чтобы обустроиться и наладить бизнес. Естественно, это люди малообразованные, с низким уровнем культуры. Более продвинутые и образованные к нам ехать не хотят, они предпочитают более комфортные страны Запада.

— Сами китайцы признают, — говорит Надежда Лай, — что им еще нужно учиться правилам поведения. Во время культурной революции считалась достоянием грязь под ногтями и рабочие вши, а следы от очков считались признаком врага народа. Это, конечно, наложило негативный отпечаток. Поэтому россияне имеют своеобразное мнение о китайцах. Они видят, что китайцы могут обмануть, нахамить. И складывается негативный образ. Да, торговцы из Поднебесной действительно стали относиться к русским свысока. По словам Надежды Лай, в Китае считают, что бедная страна не достойна уважения. А Россия — бедная страна. Мне приходилось разговаривать с разными людьми, побывавшими в Китае: преподавателями вузов, коммерсантами, и никто не жаловался на хамство. Просто они вращались в других кругах, с другими китайцами. А уж китайцы, поверьте, отлично понимают, как и с кем нужно себя вести.

Николай Ошкай вспомнил забавный случай: — Я как-то в Китае познакомился с владельцем обувной фабрики, ориентированной на российский рынок. Спросил его: «Обувь-то хорошая?» Он вздохнул и честно ответил: «Так себе...» Мол, чего для России хорошую обувь делать, и так купят. Я уверен, что китайцы относятся к россиянам так, как они того заслуживают.

Многие возмущаются, что китайцы вывозят наш лес, наши ресурсы. Разворовывают Россию! Но давайте разберемся — не могут же китайцы просто так вывозить наши национальные богатства. Кто-то дает им разрешение, пропускает через границу, оформляет все документы. Так, может, винить надо не китайцев, а жадных российских чиновников? Китайцы — практичные люди, если есть возможность купить лес — они его покупают. Они совершенно не обязаны думать о сохранении наших природных ресурсов и экологии. Экология — это наша забота, а для них — только бизнес, и ничего личного.

Этот принцип универсальный. Не нравится, что на «шанхайке» продаются одноразовые вещи? Так и не надо покупать! Никто вас не заставляет. — Есть спрос, есть и предложение, — говорит Надежда Лай, — сама психология россиян портит китайцев. Допустим, все знают, что при выращивании овощей китайцы ради наживы активно используют химические удобрения. Тогда зачем их сюда приглашают и разрешают работать? Тогда не пускайте китайских крестьян, не сдавайте им землю в аренду, наладьте собственное производство. Обвинения скорее следует адресовать российской стороне, которая все это допускает, заведомо зная, что китайцы используют запрещенные химикаты.

Попробовали бы россияне приехать в Китай и начать торговать там дрянью или открыть публичный дом, нелегальный банк, больницу — их бы сразу отправили домой или в тюрьму. А у нас можно все, естественно, с помощью взяток.

— Раз они открывают в России свои притоны, — рассуждает Николай Ошкай, — значит, кто-то их крышует, закрывает глаза. Где наши контролирующие органы: милиция, прокуратура и прочие? Организовать контроль легко, но если никто этим не занимается, значит, всех все устраивает.

Конечно, устраивает, поскольку граждане КНР, по сути, являются кормовой базой для многих правоохранителей и чиновников. Несколько лет назад «Пятница» писала, как торговцы «шанхайки» собирали деньги на подарок какому-то милицейскому начальнику.

— Я знаю двух китайцев, — привел пример Николай Ошкай, — у них есть все визы и разрешения на легальную работу. Так вот они из дома не могут спокойно выйти. Только ступят за порог, а там уже их караулит человек в милицейской форме. Они показывают документы, а им говорят: «Документы не надо — деньги давай!» Если не дать денег, то могут посадить в машину и увезти куда-нибудь на окраину города.

Так на кого нам нужно направлять свой гнев? На китайцев или все-таки на местную власть, которую устраивает такое положение вещей. Мы помним, как в Москве проявили волю и прикрыли жуткий Черкизон, наверное, таким же образом можно поступить и с нашей «шанхайкой». За китайцев переживать не надо, они приспосабливаются к любым переменам. Закроют «шанхайку» — они перейдут на более цивилизованный уровень торговли. И сами волей-неволей начнут цивилизовываться. Какие мы — такие и китайцы. Они — наше отражение.

Кто знает?

Федеральная миграционная служба не имеет точных данных о количестве мигрантов в России. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в РФ проживало 4 тыс. россиян китайской национальности. Еще 30,6 тыс. человек — граждан Китая — пребывали в России более года. Президент Центра изучения проблем вынужденных миграций в СНГ, кандидат географических наук, Зайончковская Жанна так оценила количество китайцев в России: «Чаще всего называется цифра 2 млн человек. Но, как показали исследования ученых и местных экспертов, она сильно преувеличена. До 1998 г. общая величина единовременного присутствия китайцев в пограничных регионах России на протяжении от Иркутской области до Приморского края оценивалась в пределах 200—300 тыс. человек. Сейчас их число немного выше».

Познакомиться поближе

Чем мы отличаемся от китайцев? Ответить на этот вопрос в двух словах невозможно. Между нами и ними — огромная пропасть: историческая, культурная, психологическая. Но! Китайцы живут и в других странах мира и никого не раздражают своим присутствием. Может, нам нужно просто поближе познакомиться друг с другом? Вот несколько историй иркутян, имевших опыт общения с китайцами.

Марина:

— Однажды я видела такую картину, — рассказывает иркутянка Марина Осипова, — на улице перед входом в китайский ресторан пожилая женщина продавала какие-то книги и журналы. Подъехал дорогой джип и встал прямо перед ее столиком, из джипа вышли молодой китаец с красивой китаянкой. Женщина начала возмущаться, мол, уберите свою машину, не загораживайте покупателей. Китаец в ответ улыбнулся, вытащил бумажник и протянул ей тысячу рублей... Женщина от неожиданности натурально впала в ступор. Тогда китаец просто положил деньги на столик и пошел обедать. Ему было проще заплатить за час неудобств, чем убрать машину. А несчастная женщина глядела на деньги и не верила. Ведь это было больше, чем она зарабатывала за неделю.

Наталья Ивановна:

— Я постоянно сдавала свою вторую квартиру в аренду, однажды мне предложили пустить китайцев. Я не соглашалась, боялась, что они загадят квартиру, но они оказались самыми лучшими из всех арендаторов. Плату вносили вовремя — день в день. И всегда в день оплаты дарили подарки: то бутылку китайской водки на травах, то конфеты, то еще что-нибудь. Они очень законопослушные люди.

Юрий:

— Недавно я был в торговом центре. Зашел в кафе, там сидели два китайца, судя по всему, богатые. Сразу за мной в кафе зашла русская девушка, очень красивая... Китайцы сразу оживились и стали оказывать ей знаки внимания. Девушка мало того что не дала им от ворот поворот, она им улыбалась и даже дала свою визитную карточку. Боже мой, неужели русские девушки стали предпочитать китайцев! Я слышал, что многие уже повыходили замуж за китайцев и живут припеваючи.

Надежда:

— Я встречалась с женщиной, преподавателем из Пекинского университета, очень образованной и воспитанной. Она рассказала, что, работая в Иркутске, специально изолировала себя от общения с китайской диаспорой. Она не принимала их стиля жизни: обмануть, поживиться и не думать о последствиях. Она говорила, что не хочет, чтобы студенты и русские коллеги думали о ней в тех же категориях, как обычно думают о китайских торговцах.

Николай:

— Я помогал в Иркутске одной китаянке, которая возила из Европы в Китай породистых собак для разведения. Стоимость каждой собаки была тысяча долларов. Нужно было их доставить в аэропорт, а там сплошные поборы. Работники аэропорта, увидев ее, аж подпрыгивали от радости: «О, собаки пришли, деньги принесли. Деньги давай!» Не дать взятку было нельзя, потому что они могли отвезти собак в поле в дикий мороз и погрузить их в самолет в последнюю очередь. За это время собаки могли замерзнуть насмерть, и все деньги, вложенные в них за справки и ветлечебницы, таможенные пошлины, полететь прахом из-за какого-то похмельного грузчика в аэропорту. Конечно, китаянка каждый раз покорно доставала кошелек и отсчитывала нужную сумму. Ни разу не взорвалась, не возмутилась. Представляю, что она рассказывала о русских у себя на родине...

Андрей:

— У меня был знакомый студент из Китая. Он очень любил ходить со мной по улицам и особенно на «шанхайку». Потому что со мной он был под защитой. Его никто не останавливал и не требовал дать денег. Однажды на наших глазах к «шанхайке» подъехал милицейский уазик, и туда по очереди заходили китайцы, а потом выходили. Мы знали, что в машине они должны заплатить деньги, потом их отпускали. Мой китаец стоял рядом, он был счастлив: «С тобой мои деньги останутся у меня».

Загрузка...