Последняя смена

Рабочие БЦБК погибли при странных обстоятельствах

17 августа около 11 часов утра в варочном цехе БЦБК, внутри щелокоотделителя № 3 (котел высотой 3—4 метра, его не запускали с момента открытия комбината), были обнаружены тела двух рабочих — 52-летнего Виктора Алибекова и 40-летнего Виктора Вострицова. Предположительно мужчины задохнулись парами неизвестного ядовитого газа. Сейчас это происшествие расследует специальная комиссия, в состав которой входят специалисты Ростехнадзора и трудовой инспекции. Итоги ее работы будут известны 1 сентября. Журналист «Пятницы» встретился с родственниками погибших рабочих.

В тот роковой день у рабочих был наряд на работы возле щелокоотделителя № 3: они должны были установить строительные леса для промывки оборудования. Каким образом мужчины очутились внутри котла, неизвестно. По словам родных, рабочих незаконно заставили установить деревянный настил внутри щелокоотделителя, перед этим не сделав никаких замеров на наличие остатков ядовитых веществ в оборудовании. Родственники погибших считают, что причину гибели рабочих на БЦБК пытаются скрыть.

— Утром папа, как всегда, ушел на работу, — рассказывает старшая дочь Виктора Алибекова Юлия. — На БЦБК он отработал 33 года, долгое время был в ремонтно-строительной бригаде в паре со своим другом Виктором Вострицовым, хорошо разбирался в оборудовании комбината.

Юлия Алибекова нашла очевидцев, которые оказались на месте гибели рабочих через несколько минут после происшествия. Они видели, что Виктор Алибеков лежал мертвый на дне щелокоотделителя, а Виктор Вострицов застрял в люке котла, пытаясь спасти друга. Видимо, выброс ядовитого газа произошел за считанные секунды. Этого оказалось достаточно для смертельного отравления. На телах обоих рабочих родные потом обнаружили химические ожоги. Патологоанатом, который делал заключение о смерти Виктора Алибекова, не смог определить, какими химическими элементами он был отравлен. Заключение об этом даст судебно-медицинская экспертиза, которую проводят сейчас в Иркутске. Родственники говорят, что из-за высокой загазованности Виктор Алибеков и Виктор Вострицов несколько дней отказывались приступать к работе. Но, видимо, перспектива расторжения срочного трудового договора заставила все же сделать это.

— На БЦБК ужасные условия, — говорит Юлия Алибекова. — Люди смиряются с этим, потому что в Байкальске больше негде работать. Получают сущие копейки и боятся, что их в любой момент могут уволить. Всем известно, что техника безопасности на комбинате сейчас практически не соблюдается. Оборудование старое. Мы все это видели, когда нас привели туда, где погиб отец. Трубы гнилые, все кругом тарахтит, даже свет не везде есть. Мужчины все тяжести таскают на себе. И никому ничего не нужно.

По словам родных, рабочим, готовившим к эксплуатации опасное химическое оборудование, не выдали специальной экипировки, даже респиратора. Только каски на голову. Они работали в обычной одежде, без робы.

— Нам стало известно, — продолжает девушка, — что в емкостях не работали специальные заглушки, вентиляция. Перед началом работ на объекте не были сделаны обязательные замеры температуры, давления, влажности. Об этом нам уже сообщили специалисты из комиссии по расследованию ЧП.

— О смерти отца нам сообщили сотрудники милиции, — рассказывает Юлия Алибекова. — Чтобы увезти тела в морг, нам пришлось самим нанимать машину. Дирекция комбината выделила мизерную материальную помощь — 35 тысяч рублей (кстати, ежемесячно Виктор Алибеков получал на БЦБК всего 8 тысяч рулей!). Больше денег пока не предвидится.

Семье второго погибшего профком БЦБК выделил матпомощь в размере 5 тысяч рублей! Больше родственникам ничего выплатить не обещают. У Виктора Вострицова остались жена и трое детей (мальчики от 7 до 19 лет). — Виктор пришел работать на комбинат, когда ему было 17 лет, — говорит отец погибшего рабочего Николай Вострицов. — Я сам много лет проработал на БЦБК, и мне становится плохо, когда прихожу туда. Комбинат разваливается на глазах. Зарплата у сына была всего 12 тысяч рублей. Не знаю, на что невестка будет содержать детей.

Ведется расследование

Руководитель следственного отдела по Слюдянскому району Никита Гранин:

— Предварительно наш судебно-медицинский эксперт установил, что, скорее всего, отравление произошло парами щелочных смесей. Сейчас в Иркутске проходит гистологическое исследование, после которого будет установлена окончательная причина гибели людей. Все необходимые документы на работу у погибших были. БЦБК в полном объеме выполнил все должностные инструкции. Сейчас специальная комиссия проводит на комбинате служебное расследование. Устанавливаются причины и лица, ответственные за нарушение правил безопасности. Если таковые найдутся, то нами будет возбуждено уголовное дело статье 143 УК РФ «Нарушение правил охраны безопасности». На сегодняшний день оснований для возбуждения уголовного дела нет.

Загрузка...