Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*О посещении Брайсова каньона (Bryce canyon) я мечтала долго. Два с половиной года. Но все как-то не получалось. То Гавайи, то поездки в Лас-Вегас и Калифорнию с их многочисленными развлечениями, то еще куда. И вот наступил мой тридцать восьмой день рождения. С утра муж торжественно заявил, что мы едем! «Куда?» — «Туда, куда ты хотела», — и улыбается так счастливо. Поясняя, что поскольку у нас впереди целых два выходных дня, то мы и каньон весь облазить успеем и даже, переночевав где-нибудь в Солт-Лейк-Сити (столица соседствующего с нашим штатом Айдахо штата Юта), еще в какой-нибудь национальный парк рвануть успеем. Обоймем, так сказать, необъятное.

Мне собраться — только подпоясаться. Кинула в машину мешок с апельсинами (куда я без них?), книжку да небольшую подушку (привыкла, когда муж за рулем, чувствовать себя и в автомобиле предельно комфортно. Уже как настоящая американка!), и мы отправились в путь. Едем час. Другой. Уже и Солт-Лейк-Сити миновали. Муж начал как-то странно на сиденье ерзать, по сторонам головой крутить. Попросил меня тоже повнимательнее посматривать, вдруг увижу, где указатель на этот самый каньон Брайса. (Ведь пора же ему уже и появиться! Сколько можно рулить-то!?) Но указатели со словом «Брайс» как корова языком слизнула!

...Мой муж объездил весь мир. Но, как известно, те туристы, что бывали далеко от дома, чаще всего не ведают, что творится у них под носом. Так и тут! Вижу, растерялся он совсем, заведя разговор о том, что надо бы нам, пожалуй, срочно заехать и на какой-нибудь заправочной станции карту местности купить. (Жена-то, думаю, на что? Да еще и с GPS? Набираю в поисковике этот чертов каньон и вижу, что пилить нам еще часиков так шесть... как минимум. И это при том, что три часа мы уже в дороге.) Показываю маршрут супругу. Он технике моей не поверил и купил-таки карту. И, показав, где находимся мы сейчас (где-то в центре карты!) и где наш дом в Покателло (на карте и города-то такого нет, ему на ней попросту места не хватило, потому что живем мы далече. Там, где полотно карты давно кончилось...), мой милый честный муж, потупив глаза, предлагает мне поездку отложить.

До неопределенных времен. Потому что он даже и не предполагал, что пункт назначения может оказаться так далеко. Почти рядом с Лас-Вегасом! (И дело-то не в длине дороги, а во времени. Мне же на работу в понедельник. Сегодня суббота. Выходит, что на осмотр каньона у нас только ночь. Потому что ведь еще целый день обратно ехать...) Но русский человек не остановится на полпути. Я немедленно сделала глаза, как у кота из мультфильма «Шрек» и, сама того от себя не ожидая, разревелась. Так мне хотелось попасть в этот каньон. А тем паче, когда половина дороги уже пройдена. Но можно было и не плакать. Американские мужчины очень трепетно относятся к женским желаниям. (А тем паче, если женщина эта — его жена.) Здесь, в США, желание жены — закон. И вот мы снова в пути! Муж не выказывает ни малейшего недовольства принятым мной решением, ограничившись лишь своими сомнениями на предмет «а где мы будем ночевать?» (С проблемой «где и что мы будем есть?» в Америке давно все решено. Такой проблемы просто нет. Потому что закусочные и разного рода ресторанчики здесь на каждом шагу. Даже в самой глухой глуши. И пища стоит до неприличия дешево.) А вот про переночевать... Тут как раз я и не переживаю. Можно и в машине. Можно — на сеновале (ведь там, куда мы едем, наверняка будет великое множество фермерских угодий). А можно и прямо на земле — мне не привыкать.

*Мой супруг, когда планировал это наше абсолютно спонтанное путешествие, как-то не обратил внимания на то, как далеко расположен каньон. Но он отлично запомнил, что в этом национальном парке великое множество пешеходных маршрутов с более чем интригующими именами. И действительно, кроме массы (как здорово, что мы сумели оказаться в парке еще до его открытия!) пешеходов и машин, я увидела здесь нескончаемый поток велосипедистов. Для желающих покрутить колеса предоставляются в прокат велосипеды, и разработаны даже специальные маршруты с прекрасными дорожками с асфальтовым покрытием! А вот для тех, кто отправится в путешествие на лошадях, на вездеходах, на вертолете уже свои маршруты. Продумано все до мелочей. Включая идеально чистые туалеты (без привычного, правда, американцам автоматического смыва, но с почему-то не кончающейся туалетной бумагой!).

*...Если вы видели и помните знаменитый фильм «Золото Маккены», то он как раз начинается с песни и впечатляющего видеоряда — с полета орла над каньоном. Именно над этим каньоном. Да и все приключения (по фильму) происходят именно в этих самых местах. А сами места эти повидали немало: археологи утверждают, что присутствие человека здесь наблюдалось даже ранее, чем десять тысяч лет назад. Официально же считается, что каньон был открыт (или все-таки основан?) иммигрантом из Шотландии Эбанизой Брайс и его супругой Мэри в 1875 году. Супруги были из числа мормонских пионеров- первопроходцев. Они первыми начали здесь, в этих безлюдных краях, строительство сначала домика для себя и своей семьи, затем водоканала, чтобы всегда под рукой была вода для домочадцев и домашних животных, а еще чуть позже истово верующие мормоны начали даже прокладывание полноценных дорог.

Прожив тут, в этих краях, всего лишь пять лет, они успели сделать немало. А затем семья Брайсов переселилась в Аризону. А имя Брайса у каньона так и осталось. И я все думаю: а что же такое этот каньон имени Эбанизы Брайса? Просто необъятных размеров пещера без потолка? Или все-таки самый обычный лес, только каменный? Ясно одно: этот каньон не похож ни на что в мире. Или это вообще никакой не каньон, а гигантский амфитеатр причудливых игрищ эрозии (ветра, льда и воды) на этом плато? Белые, красные, рыжие камни, одиночные скальники (высотой до 61 метра!) и горы раскинулись на площади 145 кв. км.

*Утром, ни свет ни заря, мы уже в каньоне. Описать увиденное там зрелище невозможно. (Уверена, что даже никакой фотографический снимок не передаст всей гаммы пережитых мной ощущений.) Ну как можно описать радость от парения над миром, подобно огромной и сильной птице? Как можно описать покой и счастье, разливающиеся по телу от одного только вида мира, лежащего у твоих ног? Мироздания, где нет никого, кроме нас двоих, да еще вон тех ястребов, парящих над ущельем? Светает. Светотени делают очертания камней и песчаников более рельефными, более отчетливыми.

Вместе с первыми лучами солнца меняется и цвет каньона. Меняется, кажется, ежесекундно. И вообще каньон Брайса — он такой разный. Стоит проехать всего несколько миль на машине, делая то тут, то там остановки, чтобы понять, насколько прекрасен и неповторим мир. Вон те скалы — настоящий дворец принцессы из Диснейленда, а вон огромный кот! А там египетский сфинкс собственной персоной! Я сперва пыталась искать аналоги, но очень быстро оставила эту затею: такой красоты и самобытности, как здесь, нет, пожалуй, больше нигде в мире. Мой и без того немногословный супруг все утро молчал, любуясь видами. Если что-то и говорил, то непременно о том, что несказанно рад, что мы сюда приехали-таки. Потому что ничего краше в жизни не видывал.

*Здесь много диких животных: вот, прямо перед самым капотом нашего авто, дорогу неспешно переходит стадо антилоп! Там, у самой кромки проезжей части (рукой подать!), пасутся непуганые олени с детенышами. Куропатки ходят вперевалку, нисколько не смущаясь нашего присутствия. Забавно перебирающие задними лапками, виляющие задом развеселые «чип-манки» (как они по-русски называются, хомячки?) берут оказавшиеся у меня в кармане куртки орешки и сушеный изюм прямо с ладони. И семейная пара ворон тут же, сделав для порядка пару кругов над нашими головами, приземлилась совсем рядом. В надежде покормиться с моих рук. Я и им не отказала.

...Диковинные желтые цветы лимонного цвета и еще какие-то красные, похожие на кисточки (да они, кажется, так и называются — «кисть индейского художника»!) так и просятся, чтобы их сорвали и собрали в букет. Но не положено: мы находимся на территории национального парка. Как не положено здесь и перешагивать через ограждения, чтобы оказаться поближе к краю глубокой чаши, где, как в гигантской пропасти, расположен каньон. (На каждом шагу здесь установлены знаки, предупреждающие, что ослушавшемуся грозит штраф в размере ста долларов. Для Америки это, замечу, огромные деньги.)

Поэтому через ограждение перелазила только я. Чем вводила собственного мужа в состояние предсердечного приступа. Он по-настоящему боялся, что я оступлюсь, упаду и сверну себе шею. А транспортировка бездыханного тела дорого стоит. Ну а как же можно поступить иначе, если очень хочется сфотографировать один из видов Брайсова каньона именно вон с той, опасной, а не с какой-то другой, совершенно скучной, точки?

Метки:
baikalpress_id:  46 816
Загрузка...