Всего лишь повод

Когда все уедут из города, летом, отпуск там, и настолько, действительно, все уедут, что вечером после работы придешь и словом не с кем перекинуться. И даже кота твоего на дачу свезли, а в доме тишина, а если звонок — так только в рекламе по телевизору.

Летняя тоска — это что-то. Маячат картинки по ящику: туда зовут, сюда приглашают. А у Иры работа, и каждую субботу надо придумывать причины, по которым она не поедет на дачу. Ладно, про работу — это летние сочинения. Просто ее обманули. Ира ходит по пустой квартире, тонкой ручкой грациозно переставляет безделушки на бабушкином комоде. Ручки у Иры изящные, ножки длинные, овал лица, глазки, густая челка над хорошо прокрашенными этими глазками. Ира замирает у зеркала, пробует разные выражения лица.

Вот она хмурится, вот чуть застенчиво улыбается, вот бровки взлетают, придавая тонкому лицу удивленное выражение. Вот встает боком, зеркало отражает линии и абрисы. Ира встает в балетные позы, любуется собой, вздыхает. Все эти позы и выражения лица предназначены одному человеку. Только одному! Любимому! Здесь идут охи, ахи. Ира плачет аккуратненько, стараясь не размазать тушь. Все заканчивается тем, что она, в такой же грациозной позе — ножка к ножке, затихает в кресле, прикрывшись пледом, в руках высокий бокал с коктейлем.

Ладно, не коктейль, вода с вареньем. Ира проведет так вечер перед телевизором, потом смоет косметику специальным молочком для чувствительной кожи. Немножко тоника на ватный тампон — и круговыми движениями, чтобы не повредить кожу, аккуратно по массажным линиям, даже если кожа у вас молодая, все равно надо с большой осторожностью относиться к своей молодости. Потом питательный крем. Сто раз деревянной расческой провести по волосам. И — сон. Открыть форточку, по фен-шую — чтобы позитивная энергия циркулировала, спать надо обязательно на жестком, и матрас чтоб жесткий, и подушка, и чтоб простыни льняные, а пижама, обязательно чтоб из ситца, никакой синтетики, только х.б.

Синтетика — это очень, очень вредно, так же вредно, как ложиться спать, не смыв предварительно косметику специальным молочком для чувствительной кожи. Молодые девушки — они очень чувствительные. А утром, позавтракав низкокалорийной булочкой и тоненьким ломтиком сыра, отправится Ира на работу, чтобы там прислушиваться к каждому телефонному звонку или к тому кто что сказал. Потом в курилке Ира немного курит, такие сигареты, чтоб больше мяты или клубники, чем табака, Ира услышит новости. Слышали? У Степанова-то дочка родилась. И как назло самая близкая Ирина подружка уехала в отпуск, поделиться новостями не с кем.

Вечером Ира продолжает свои хождения по квартире, продолжает принимать грациозные позы и пробовать перед зеркалом разные выражения лица. Думать о том, чем занят сейчас Миша Степанов, где, с кем, в какой все-таки компании он празднует сейчас рождение второго ребенка, не хочется. Все и так ясно — со своей разлюбезной тещей сидят они на кухне, и Степанов докладывает о том, как он рад, докладывает, что из фруктов он привез жене в больницу, что говорит доктор. Потом уже сама теща сообщает Степанову, как она рада, что она сама привезла дочке в больницу, и что уже ей сказал доктор. Потом они еще выпьют коньячку из обильных тещиных запасов, потом пойдут в комнату, где спит старший степановский сын. Все у них получается там как в кино, а про степановскую тещу никогда не скажешь, что у нее уже внуки. Внук, а теперь уже и внучка.

Ире этой осенью исполнится двадцать пять, и пять лет из них она любит Степанова, сразу же, как пришла на эту работу, так сразу и полюбила. Степанов года три ни сном, ни духом. Вообще не догадывался никто, что эта тощеватая девица из бухгалтерии имеет какие-то виды на зятя начальницы. А потом начальница со своей дочерью махнули на море, прихватив степановского сынка, а Степанов заскучал. Вот тут и пришла очередь Иры открыть ему глаза на ее чувства. Степанов прямо сомлел от признательности.

Приударил по всем правилам: дорогой букетик из дизайнерских веточек, замотанных цветными проволочками, туда вразнобой натыканы перламутровые пластмассовые бусинки. И сверху — цветочки. Если всю композицию разобрать на кучки — там бусинки, там проволочки, здесь остатние цветочки, то себестоимость букетика станет копеечной. Но Ира догадывалась, что выложил Степанов за этот кулек сумму приличную, в его, степановском, кругу дарить подобную икебану считается признаком хорошего вкуса.

А точнее — хороших денег. Таких Степановых и вычисляют девчушки из цветочных лавок, вот и втюхивают им подвядшие цветочки. А действительно качественные букеты оставляют для знатоков настоящих и ценителей. Когда не требуется мишура, а только сами цветы — роза, например, или хризантема. Степановские букеты натыканы по всей Ириной квартире, бабушка ворчит, и говорит, что дарить такое — это стыд. Разве это букет? Оберточная бумага, крашеная противокомариная сетка, перемотанная проволокой, только пыль собирает. Хочешь порадовать человека — купи ему нормальных цветов букетик, нет денег — один цветочек подари, вот и радость. Бабушка втихаря старается выбросить поскорей степановские подношения, а Ира потом плачет.

Про роман Иры с зятем начальницы никто не знал. Да и не поверил бы никто — как это, Степанов, у которого все для счастья — и эта Ира? Пусть даже сто раз и молоденькая? Но кому нужна нынче эта бедная молодость, таких Ир в каждой конторе пачками. Куда не заглянешь, вот они — сидят и грезят. И личики у них, и фигурки, и глазки на этих личиках ждущие. И мечты их понятные про то, как одумается такой Миша Степанов, приедет однажды под вечер в свои роскошные покои, и поговорят они с женой, как нормальные люди, как понимающие друзья, и жена его, действительно, все поймет и отпустит, еще и благословит его на будущую счастливую жизнь. И заживет такая Ира со своим Степановым, счастливо они заживут, и народится у них двое деток, мальчик и девочка.

Только их папа никогда-никогда не оставит их, а будет любить их вечно. Будет с детками уроки делать, с горки кататься, щеночка им купит, летом в отпуск все поедут на море. Там, в мечтах, все смеются от счастья, фильм снимут на камеру и знакомым станут показывать, и никогда больше никаких таких посторонних баб. Никаких, пусть сто раз молодых и привлекательных, с ручками, ножками и глазками.

 «Ира, у тебя совесть есть?» — это, между прочим, Ирина бабуля. С дачи приехала. И сейчас начнется проработка, потому что совести у Иры нет. Ее ждали на даче, чтобы она хоть сахару на варенье привезла. Вот он, стоит же мешок сахара, привези хоть сколько сможешь, просили ведь русским языком, а ты обещала. Неужели так трудно, хоть что-то за все лето, о многом никто не просит. Вот другие дети, как дети нормальные и заботливые, как варенье есть, так все первые, а как помочь старому человеку, для них же стараешься, сил никаких нет. Думать о чужой старости Ира не хочет, поэтому она привычно плачет, и ее слезы действуют на бабушку моментально.

Бабушка сразу сама расстраивается, что не сдержалась, а довела внучечку, единственную, умницу, красавицу. Не плачь, деточка, посмотри, я тебе ягодки привезла, съешь ягодку, утри слезки. Тем более что сейчас они вдвоем, и некому закричать, что, Ирка, заканчивай свои спектакли и репетиции. Это когда Ирина мама присутствует, Ире никто не даст поплакать вволю, Ирину маму дочкиными слезками не разжалобишь. Только бабуля и понимает. Ира кушает ягодку, а потом делает питательную маску на лицо. На хорошо очищенную кожу лица нанести маску, держать двадцать минут, потом смыть все, сначала теплой, потом прохладной водой...

Насчет страданий Ире пришлось на какое-то время заткнуться, потому что из отпуска Степанов вышел злой как собака, в сторону Иры даже не посмотрел, ни одного слова не сказал, чтоб объясниться как-то, хотя бы одно слово, что лето прошло, а она надеялась, а он обещал, всю весну обещал, что они обязательно летом поедут вдвоем в теплые страны, Ира купальник купила дорогущий, куда теперь в этом купальнике. А все вокруг говорили, что у Степанова ребеночек горластый, путает время дня и ночи, днем спит беспробудно, а ночью гуляет и требует, чтобы его развлекали. И они все там уже на ушах, вся степановская родня. Все не спят, утешают младенчика. Степанову, понятно же, не до переживаний Иры.

Ира все понимает и чувствует, вот и старается не показывать вида, что она страдает, она даже на глаза старается ему не показываться, сидит у себя в кабинете как мышка. Только волосы в новый цвет покрасила, такой, посветлее, светло-русый, выглядит очень естественно, как свои, как будто она на море съездила, и волосы выгорели на солнце. Все у них в конторе сказали, что именно так и смотрится все — как после моря. Видно, что дорогая краска.

В салоне, а не на дому, в кружке эмалированной краску разводить, чтоб пятнами, когда высохнет. А потом зато приехала, наконец, Ирина подружка из отпуска, и они два дня все говорили и говорили, наговориться не могли, столько новостей. Подружка Настя говорила Ире, что Степанов такая же сволочь неблагодарная, как они все. Настя поссорилась со своим парнем по причине несходства характера. Настя требует от отношений, чтобы они развивались, так все сейчас советуют, специалисты по телику. Поэтому нужно, чтобы парень работал и зарабатывал, дарил подарки нормальные и хоть изредка платил за нее в кафе.

А парень хотел просто пить пиво на лавочке в парке и Настю с собой звал. И фраза — есть у тебя, что пожрать, звучала, по его мнению, так же нежно, как сонеты Шекспира. И чего ты все время дуешься? А Настя хотела, чтобы они оделись красиво и пошли куда-нибудь. Настя с тех пор как Степанов перестал приходить вот сюда, как раз в Настину квартиру, чтобы встречаться здесь с Ирой, стала говорить про Степанова, что он такой же, как все, ничего не понимает даже в романтике. Ира Степанова защищала, и они думали о том, что же ему мешает все-таки как-то дать Ире понять, что она ему нужна.

Конечно, там все теща его сечет, но все равно объясниться хоть можно? Ира же не просит о многом? Ира с Настей потом еще обе плакали и утешали друг дружку. Ира же с Настей — подружки с детства, с самой школы, еще тогда были мечты. И каждая находила слова, примерно, такие как сейчас — что их никто не понимает, но они обязательно дождутся, найдут свою любовь. А пока надо подождать. Поймет же, в конце концов, Степанов, что Ира для него все сделает, и Настин Витя должен понять хоть что-то про жизнь, а то все пиво да пиво. И опять одна жалуется, другая успокаивает. Насте хорошо, у нее хоть квартира отдельная.

Правда, Настя с братом живет. Но брат сейчас на временной территории очередной невесты. Очередная невеста его усиленно откармливает, девушка там правильно про любовь понимает. Утюжит ему рубахи, старается произвести впечатление. А Настин брат пока не намерен жениться, так всем и говорит, что не погулял еще хорошо. А чего гулять, когда все одинаковые, девушки его, все беленькие, и глазки у них голубые. А когда он приходит и застает Иру у сестры, то говорит про них — сидят две дуры и ждут у моря погоды. Он однажды случайно подслушал Ирины страдания про Степанова и долго ее потом высмеивал, говорил, что таких Степановых престарелых можно найти хоть каждый день по пять человек. Ира тогда еще больше расстроилась, а Настин брат презрительно смеялся над ней и говорил, что никакой любви нет, а есть только выдумки по телику, для таких дур, как Ира и родная сестра Настя.

Про выдумки по телику Ира ему и напомнила, когда узнала, что этот, не верящий в любовь Настин брат, вознамерился жениться и не как-нибудь там, а по любви. Сам сказал, что влюбился, как последний лох, и уже заявление подали. И сам при этом даже краснел и все про невесту рассказывал, какие у нее волосики беленькие, а глазки голубые, редкая девушка с редким именем Олеся, а он ее не иначе, как Олесюшка зовет. С ума сойти.

Ира с Настей нарядились и пошли на свадьбу, а потом долго обсуждали, что невеста ничего, конечно, но в прошлом году у него была девушка Алла, так та вроде посимпатичнее. Потом еще Настя то мирилась, то ссорилась со своим Витей, потом они окончательно уже поругались. И уже была поздняя осень, и стало совсем скучно, и никаких у Насти с Ирой новых тем для разговоров, вот тогда Витя пришел мириться. И вдруг трезвый, надо сказать, никакого даже пива, сказал Насте, прямо при Ире, давай, что ли, жить будем вместе. А Настя расхрабрилась, потому что Ира же рядом была, так что группа поддержки, она и сказала храбро, что без свадьбы ей брат не позволит.

А Витя удивился, что он это и имел в виду — чтобы им пожениться. Что жениться, так даже лучше, а то родители его совсем уже задолбали — когда ты женишься, а то слоняешься только туда-сюда, лучше жениться, конечно, чего тянуть. Тем более что квартира же есть у Насти, брат же к Олесе переехал, а Витя здесь ремонт начнет делать. Так что поженились там все и живут, и нормально. Работает Витя, ремонт заканчивает. А Настя ребеночка ждет. Ира с работы уволилась, потому что Олеся, оказывается, искала себе в контору новых сотрудников, у нее фирма небольшая, вот и позвали Иру.

Там и денег больше и вообще хорошо, когда свои люди. Конечно, иди, одобрила Настя. Тем более что Олеся еще и Настиного Витю к себе взяла шоферить. Все-таки новая жизнь. Ну да, командировки у Иры, не успевает приехать, опять посылают. И никто не маячит перед глазами, Степанов этот, который в сторону Иры даже не посмотрел, когда она увольнялась, ни рыба ни мясо. Говорят, что он все со своими детьми носится. А его жена на работу пошла, сказала, что надоело дома сидеть.

Но Степанов однажды, прошлым, кажется, летом, все-таки приходил к Насте, Иру там искал. Дверь ему Витя открыл, Витя еще удивился очень, что это за мужик такой поздно вечером с букетом и почему он здесь Иру ищет. А Степанову же не сказали, что эта квартира Настина, а не Ирина. Вроде они так придумали, придумали, что они сестры и все такое. А Настин муж еще грозно спросил этого поддатого Степанова, чего он здесь шляется и ищет Ирку, Ирка уже давно замуж вышла, и ты такой старый и потасканный, чтобы к молодым девчонкам вязаться. Правда жизни.

Степанов сидел потом на лавочке и думал, и, правда, чего его понесло по пьянке на другой конец города, когда дома же нормально все. И детки, и жена любимая. Летом вот в отпуск собрались, на море, может, и в загранку получится, теща обещала путевки купить. Вот так они все живут, с кем-то расходятся, кого-то встречают. А что встречи? Всего лишь повод. Повод для любви.

Метки:
baikalpress_id:  46 814