Русская Голгофа

Иркутские журналисты прошли по пути белоэмигрантов

Недавно закончился морской поход, посвященный 90-летию исхода Белой армии из Крыма. Это мероприятие было задумано российскими патриотами в память о тех, кто был изгнан из Отечества, но сохранил ему верность. В числе участников похода был директор ГТРК «Иркутск» Леонид Гунин.

Иркутяне вошли в состав экспедиции не случайно. Дело в том, что журналисты ГТРК «Иркутск» давно сотрудничают с Фондом Андрея Первозванного и Центром национальной славы. Иркутяне участвовали в конкурсах фонда и даже занимали призовые места, участвовали в акциях. А сама идея морского похода родилась несколько лет назад, когда Фонд начал восстанавливать памятники и могилы русским воинам за рубежом — на пути исхода русской армии из Крыма.

— Тогда родилась идея, — рассказывает Леонид Гунин, — в честь 90-летия окончания Гражданской войны повторить маршрут соотечественников, уходивших в 1920 году из Крыма, но в обратном направлении: Бизерта (Тунис) — Лемнос (Греция) — Галлиполи (Турция) — Севастополь. И кстати, получилось символически — в Севастополь мы пришли 25 июля, в День ВМФ.

Для похода был зафрахтован небольшой корабль, который за десять дней доставил около 300 участников похода из Бизерты в Севастополь. Среди участников были потомки белоэмигрантов первой волны, живущие в Европе, Америке и даже Австралии: Трубецкие, Чавчавадзе, Нарышкины, Шаховские, Головины, известные писатели, художники. На стоянках они посещали могилы, памятные места, возлагали цветы, встречались с представителями русского зарубежья, а на корабле участвовали в дискуссиях, смотрели документальные фильмы.

— Потомки эмигрантов открыли нам немало неизвестных страниц истории, — рассказал Леонид Гунин. — Например, Ростислав Первышин, который родился в 1920 году в Константинополе, признался, что детей белоэмигрантов воспитывали в духе патриотизма, внушали, что они нужны России, что вот-вот они вернутся на родину. Белоэмигранты долгое время жили с временными «нансеновскими паспортами» (это были специальные удостоверения для русских в изгнании). Многие не хотели брать гражданство тех стран, куда их забросила судьба. И так получилось, что впервые Первышин ступил на российскую землю как член похода — уже в девяностолетнем возрасте.

Леонид Гунин рассказал, что в Тунисе участники похода познакомились с Галей Монастыревой. У нее удивительная история: один дед был героем императорского флота, а его родной брат был героем Красной армии. Кто из них был прав, а кто виноват? На этот вопрос невозможно ответить. Это гражданская война: наша общая история и общая трагедия. Действительно, люди, выросшие при советской власти, были воспитаны в духе однозначного неприятия и ненависти к белогвардейцам. Этому были посвящены тома книг и километры кинопленки. Мы ничего не знали о судьбах людей, оказавшихся на чужбине. А ведь условия, в которых находились Белая армия и флот за рубежом, были очень тяжелые. — Кутеповский корпус простоял в Галлиполи примерно год, — поясняет Леонид Гунин, — ситуация была сложная. Ограниченное снабжение, болезни, поэтому несколько сотен людей умерло. Многие умерли. Осталось русское кладбище. Там в 1921 году был установлен памятник галлиполийцам. Галлиполийцы больше всего вошли в историю, и Маяковский написал знаменитые свои стихи. У потомков белоэмигрантов есть союз галлиполийцев. После Галлиполи корпус раздробили мелкими частями и отправили в Балканские страны: Сербию, Болгарию, Грецию. А Императорский морской флот оказался в Тунисе, там он простоял четыре года в полной боевой готовности. Военные не покидали кораблей, ждали приказа — идти освобождать Крым. Но приказ не пришел — флот был расформирован и передан Франции в счет оплаты эвакуации. Русские моряки разъехались по всему миру. Но самая сложная ситуация была на Лемносе, это был практически концлагерь: мало еды, болезни... С Лемносом связана интересная история.

— Мы в походе познакомились с отставным генералом службы внешней разведки Леонидом Решетниковым, — рассказывает Леонид Гунин. — Он несколько лет назад ездил с другом с целью найти русские могилы. Обратился к местному пастуху, тот отвел его на заброшенный холм, могил практически уже не было видно — все заросло колючкой и бурьяном. Когда отгребли землю — показалась могильная плита. Генерал не выдержал и заплакал. И вдруг слышит, за спиной тоже кто-то плачет, обернулся — там стоят местные греки. И один сказал: «Мы все ждали, когда русские вспомнят о своих». И генерал дал себе слово восстановить могилы. Он с единомышленниками организовал летний молодежный лагерь на Лемносе, на сегодня там уже многое сделано: восстановлен крест, несколько десятков могил.

Кстати, там же, на Лемносе, есть кладбище военнослужащих армии Антанты. И это кладбище должно служить нам упреком. Это такой контраст: все могилы убраны, ухожены, идеальные газоны... И средства на содержание этих могил выделяют правительства США, Великобритании и Франции. Это государственная политика.

— Кто финансировал экспедицию?

— Исключительно частные спонсоры. Ни копейки бюджетных денег не было потрачено.

Материалы, отснятые иркутянами во время морского похода, будут положены в основу телевизионных программ. Не пропустите, будет интересно и познавательно.

Во имя процветания

«Наше паломничество — врачевание ран истории. Перед памятью наших граждан, которые остались здесь, перед памятью наших граждан, которые похоронены в России, мы должны объединиться во имя процветания и единства нашей Родины», — сказал, выступая на памятных мероприятиях, председатель попечительского совета Центра национальной славы России и Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин.

История исхода?

В октябре 1920 года генерал Врангель дал приказ оставить Крым. 145 тысяч человек ушли на кораблях в Стамбул (Турция). Оттуда их разбросали: 1-й армейский корпус генерала Кутепова (26 тыс. человек) обосновался на полуостров Галлиполи Турция, казачий корпус отправили на греческий остров Лемнос. Императорский черноморский флот (более ста кораблей) был переименован в Русскую эскадру и закончил свой путь в городе Бизерта (Тунис).

Кто организовал?

Морской поход был организован Центром национальной славы России и Фондом Андрея Первозванного. Эти организации уже давно занимаются восстановлением исторической памяти. Попечительским советом Фонда руководит президент ОАО РЖД Владимир Якунин. Цель программы Фонда — содействие процессам консолидации и развития единства русского исторического самосознания.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА, start@pressa.irk.ru Фото автора и СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Метки:
baikalpress_id:  30 369