Страна в огне

Все мы внимательно следим за обстановкой в центральной полосе России. Огонь там распространился на сотни гектаров леса, уничтожил тысячи домов, унес десятки людских жизней. Иркутская область по мере сил помогает жителям центральной полосы: в Нижегородской области работает 51 сотрудник иркутской базы авиационной охраны лесов. Дополнительные специалисты, техника готовы выехать по первому требованию. Губернатор Дмитрий Мезенцев принял решение отправить погорельцам западных областей России сборные дома, произведенные на предприятиях Иркутской области.

Авторитет

Есть лес — будут пожары

О том, как избежать распространения огня и как обстоят дела с лесными пожарами в нашем регионе, мы поговорили с заместителем начальника Главного управления МЧС по Иркутской области полковником внутренней службы Валентином Нелюбовым.

— Валентин Николаевич, новости из центра России похожи на фронтовые сводки, А как обстановка с лесными пожарами на сегодня у нас?

— Нет ни одного.

— Когда на территории нашей области наиболее вероятны пожары?

— С мая по июнь, когда сходит снег и освобождает сухую траву. Дожди у нас начинаются, как правило, во второй половине июня — первой половине июля. Наиболее сильно горит юг области: Иркутский район, Ангарский, Усольский, Шелеховский районы. Там, где проживает большая часть населения.

— Но такого кошмара, как в Новгородской, Владимирской, Воронежской областях, у нас, кажется, не было?

— Вы просто этого не помните. Мы очень сильно горели в 2004 году, к примеру. В 2006-м в деревне Лиски Зиминского района сгорела половина домов. Худоелань в позапрошлом году — сгорели 13 домов. Прошлый год, село Приморское Осинского района — 6 двухквартирных домов. Село Боровое Куйтунского района сгорело дотла, это 2002 год. В Тайшетском районе село выгорело тоже полностью. И это я говорю о тех пожарах, где огонь пришел от леса. А бывает, кстати, и наоборот. Но последние два года нас миновали пожары с такими тяжелыми последствиями. Все обошлось благодаря комплексу мероприятий, которые выполняются в нашей области. Во-первых, населенные пункты ограждены минерализованными полосами — это пропаханная земля, не дающая огню пройти к домам по траве. Второе — ранняя подготовка к возможным пожарам: осенью производится отжиг сухой травы. Третье: подготовка населенного пункта, добровольной пожарной охраны, техники, создание наблюдательной постовой службы. Плюс работа лесной охраны.

— Почему все эти меры не помогли жителям центральной России?

— Так ставить вопрос нельзя. Если простоит два месяца жара, то и у нас с легкостью может случиться то же самое. К тому же распространению огня способствует ветер: если его нет, то можно вовремя ликвидировать возгорание. В пример можно привести пожар в Иркутске 1879 года. После него между Ангарой и Иркутом стояли только печные трубы, тогда за два дня было уничтожено 75 кварталов: 918 дворов, 105 каменных и 3418 деревянных построек. Как раз то, что происходит сейчас в центральной России. Это называется огненный шторм.

— Люди, которые остались без крова, у которых погибли близкие, ищут виноватых. Да и все кругом недоумевают: почему допущено такое гигантское распространение огня?

— В первую очередь, это природный фактор — сушь и ветер, возможно, позднее обнаружение огня. Что касается сил и средств: пожарные всегда готовы к действиям. Но бывает так, что одновременно нужно тушить 50 и более пожаров (при этом разбросанные по территории)... В Иркутске в мае-июне пожарные машины заходят в депо только на пересмену. У нас уже было в этом году 855 пожаров, площадью более 50 тысяч гектар. Первый лесной пожар случился 9 мая, и уже с 20 мая обстановка обострилась. В день возникало до 30—40 пожаров. А с 28 мая — до 100 в день. Была проведена огромная работа по стабилизации обстановки: вводились противопожарные режимы, а в Иркутском районе — режим чрезвычайной ситуации.

А что думает народ?

Обошлось без трагедий

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы когда-нибудь сталкивались с пожарами?»

Дмитрий Маркович: — Да, было дело. В 1962 или 1963 году в Киренске, где я тогда жил, горел страшно лес. Я работал в аэропорту, и нас всех мобилизовали на тушение. Площадь была охвачена огромная. Мы вскапывали землю, чтобы не пустить огонь дальше. За сутки победили пламя. Нам тогда даже деньги заплатили за помощь.

Евгения Ивановна: — Нет, не дай Бог! Никому бы такого не пожелала. Однажды в соседнем доме горела крыша, так очень страшно было. Но пожарные приехали быстро, вовремя все потушили. Обошлось без трагедий.

Валентина Никифоровна: — Сталкивалась. У нас подвал однажды горел. Такая задымленность была — ужас. Большой пожар был. Стоял декабрь, и пожарные, чтобы потушить, выставили окна. Я помню, было очень холодно и страшно. Тогда обошлось без человеческих жертв.

Виктор Иванович: — Нет, и не хочу такое испытать. Я лишь однажды видел из самолета, как горит лес — жуткое зрелище.

Галина Алексеевна: — Да, у нас однажды на лестничной клетке горел электрощиток. Дым валил, в квартире было нечем дышать, а выйти было невозможно — летели искры от замыкания. Мы тогда стояли на балконе, переживали и успокоились, лишь, когда пожарные приехали. Поняли, если что — нас спасут.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments