Опрятность — любой ценой

«Никакой опрятности ценой обид и бойкотов не добьешься», — предупреждает руководитель психологической студии «Пять элементов» психолог Татьяна Луковникова

Прилично носить на улице

— Татьяна Николаевна, почему существует такая четкая граница: или человек слишком много времени уделяет своей внешности, или ему совсем плевать на то, как он выглядит?

— Нет-нет, не думаю, что все так категорично. Иногда ведь еще бывает так, что человек то уделяет пристальное внимание своей внешности, то совсем ею не занимается. Вот послушайте, по-моему, будет интересно посмотреть на эту проблему с такой стороны, думаю, что это имеет отношение к теме нашего сегодняшнего разговора: кто-то из философов выделил четыре уровня познания. Первый: я не знаю, что я не знаю. Второй: я знаю, что я не знаю. Третий: я знаю, что я знаю. И четвертый: я не знаю, что я знаю. Эти уровни можно соотнести с чем угодно в жизни, даже, представьте, с тем, как человек относится к своей внешности, какие у него отношения с опрятностью.

Представитель первого типа, назовем его пофигист, — это такой гениальный ученый, для которого тело и внешний вид — это параллельная реальность, я бы даже сказала, реальность, которой нет в его картине мира, она там просто не существует. Если бы не любящая мама, не заботливая жена, этот человек вполне бы мог походить на бомжа. Альберт Эйнштейн, представитель как раз данного типа, понимал, что он сытый, только ориентируясь на направление, куда он шел — если он шел от дома, значит, поел. Но, конечно, подобное отношение к внешности совсем даже не обеспечивает никому гениальности. А что касается типичных представителей этого типа, то это их как раз можно часто увидеть копающимися в мусорных баках. Люди, принадлежащие ко второму типу («я знаю, что я не знаю»), пусть будут «неуверенные», — обычно достаточно болезненно реагируют на любые замечания по поводу собственной внешности. Они сами очень хорошо понимают, что им не дано самостоятельно поддерживать более или менее гармоничный образ.

Поэтому обычно стараются и не экспериментировать со своей внешностью, в лучшем случае они только придерживаются общепринятых стандартов. Для них практически невозможно самостоятельно совершить шаг влево — шаг вправо в отношении имиджа. Вот я, например, привезла себе из Индии широкие штаны, которые еще называются афгани. Звоню своей подруге, которая по совместительству врач-диетолог и во всем, что касается внешнего вида, знает толк: «Наташа, эти штаны прилично носить на улице?»

— «Да, конечно, только надо сандалии». «А вьетнамки можно?» — «Да, можно». Примерно так себя ведет такой человек, если хочет выглядеть гармонично. Такие люди очень внушаемы во всем, что касается внешнего вида и ухода за собой. Им это важно, потому что это восстанавливает их психологически. Им действительно важно просматривать журналы мод, обзоры модных показов по телевизору, посещать салоны красоты, курсы Богомолова, магазины парфюмерии и косметики. Часто мужчины этого типа, так же как и первого, собственно, тоже «забивают» на свою внешность. Женщинам первых двух типов, не говоря уже о мужчинах, сложно дается не только внешний вид, но и бытовуха. Занимаясь домашним хозяйством, они попусту теряют свою драгоценную психическую энергию, которую наверняка могли бы направить на что-то другое. У них совершенно другие задачи и функции в обществе. Третий тип «икона стиля» — «я знаю, что я знаю» — говорит сам за себя. Есть просто модели, а есть топ-модели.

— А в чем же там разница?

— А вот так смотришь на фото — все молоденькие, все хорошенькие. А разница в самоощущении. Топ-модели умеют тонко настраиваться на вещь, пусть даже это будет бесформенный мешок. Не вещи управляют их состоянием, а они формируют у окружающих восприятие надетой на них вещи. Например, Кейт Мосс в совершенстве владеет таким мастерством, и это у нее от природы. Ну и четвертый тип, «я не знаю, что я знаю», — это настоящие, не побоюсь этого слова, гении, художники. К этому типу принадлежат все известные в мире кутюрье, им дано творить. Информация к ним приходит ниоткуда, и тогда это действительно настоящее вдохновение. Так что теперь понятно, что претензии в неопрятности получают представители первых двух типов — когда в неопрятности этих представителей обвиняют уже другие представители.

Как в дрессировке животных

Мария: «У меня двое детей, сыновья-погодки, девять и восемь лет. Так младший ребенок с самого раннего возраста без напоминаний в комнате и игрушки приберет, и книжки на полку поставит, и одежду сложит аккуратно в шкаф по нужным полкам, и посуду за собой в раковину сложит, а иногда и сам помоет. Зато старшего сына в ванну приходится всегда силой тащить, зубы он чистит, только если я рядом стою, может весь день проходить в грязной рубашке, в брюках с порванными коленками, хоть сколько раз ему говори о чистоте и аккуратности. Как приучить ребенка к порядку?»

— Запомните, Мария, одно важное правило: изменить ребенка невозможно. И примите все особенности своего старшего сынишки и просто заботьтесь о нем. Да, он другой, не такой, как его младший брат. Старшему ребенку нужно больше вашего внимания именно в плане организации его пространства, его внешнего вида, ему нужно больше вашей заботы. Вашему старшему ребенку нужна именно ваша толковая, по делу, забота, а не претензии и недовольство относительно его поведения и внешнего вида. Поощряйте малейшие действия, связанные с опрятностью и игнорируйте, повторюсь, именно игнорируйте, а не заостряйте внимание на «неопрятном» поведении. Не волнуйтесь вы так, Мария, хуже, чем сейчас, уже не будет, а вот шанс на пусть и небольшое, но улучшение, есть. У вашего старшего сына надо сформировать положительное отношение к чистоте и порядку.

А у вас как-то все, извините, наоборот получается: вы закрепляете у него негативное отношение к опрятности, как к чему-то навязчивому, к тому, что надо делать через силу. В человеке должны совпасть внутреннее ощущение потребности чистоты и положительные эмоции. Это, уж простите за сравнение, как выработка условного рефлекса в дрессировке животных. Доброе отношение, поощрение, забота и — игнорирование нежелательного поведения. «Не нужно бороться с пороками, нужно просто любить добродетель», — писал автор «Маленького принца» и «Планеты людей», великий гуманист Антуан де Сент-Экзюпери.

Превратиться в мегеру

Светлана: «Я второй раз замужем, у мужа до меня тоже была уже семья. И его жена за ним всегда ухаживала, все убирала, ботинки ему чистила, чуть ли не сама носки ему надевала. А мне это дико, мужику сорок лет, а ему надо постоянно все напоминать и замечания делать: что нельзя пепел стряхивать в обеденную тарелку, нельзя сидеть в присутствии пожилых людей в общественном транспорте и т. д. Примеров можно привести сотню. Не думайте, что я въедливая зануда, что я весь день хожу с тряпкой и убираю за всеми каждую минуту, но меня некультурность моего мужа приводит просто в шок.

Он ведь и за речью не следит, и при детях может запросто рассказать похабный анекдот. Или еще такой пример — я помою пол, а он в грязных ботинках прямо по чистому идет, не ценит мой труд. Я думала, что смогу переучить его, но он, по-моему, все делает уже просто назло, чтобы меня позлить. Нравится ему, видимо, выводить меня из себя. А мои дети спрашивают — как это дяде Вите можно, а нам нельзя? Вообще-то у него много хороших качеств — он добрый, очень работящий, верный человек, но не понимает, что своим некультурным поведением только мешает всем, и себе в первую очередь».

— Светлана, у каждого человека, заверяю вас, абсолютно у каждого человека есть свои недостатки, думаю, что с точки зрения окружающих они есть и у вас. Значит, вы или принимаете близкого человека таким, какой он есть, или начинаете портить жизнь себе и окружающим борьбой с его мнимыми недостатками. Но в том-то все и дело, что ваш муж не считает особенности своего характера и поведения недостатками, и не понимает, искренне не понимает, чего вы от него хотите на самом деле. А, по-моему, в основе вашего неприятия поведения мужа и в основе вашего отношения к нему, Светлана, лежит недовольство, и это недовольство именно собой и своей собственной жизнью.

Но здесь такая штука: дело в том, что предъявление кому-то претензий совсем не снижает этого недовольства собой, поэтому и не появляется никаких внешних предпосылок для прекращения этого недовольства. А такое предъявление претензий само собой входит в привычку, и эта привычка нисколько ведь не лучше неопрятности вашего мужа. Пора остановиться, Светлана, иначе есть вероятность превратится в мегеру — нудную, сварливую, не знающую, что такое хорошее настроение. Сварливые и претенциозные люди настолько сживаются с убеждением, что все окружающие только и делают, что поминутно портят им настроение, доходит до того, что появление хорошего настроения у себя уже не замечают или воспринимают его как какой-то подвох. Ощущение несправедливости собственных претензий и придирок вызывает собственную тревогу. И чтобы заглушить ее, люди начинают применять единственный привычный способ — усиливают свой напор.

Так достает дресс-код

Ольга: «Если увидеть моего мужа на работе при полном параде, а потом дома, после работы или в выходные, то вы никогда не поверите, что это один и тот же человек. Он по квартире запросто может разгуливать в одних трусах. Никого не стесняется, ни моей мамы, ни младшей сестры, а на работе он всегда при отглаженном костюме, обязательно в свежевыглаженной рубашке и обязательно при галстуке. А в выходные его даже в душ не загонишь. Два разных человека как будто — мой муж дома и на людях. Это, конечно, упущение его матери, она проводницей работала, и ей некогда было всему научить своего сына. А он прямо в глаза смеется надо мной и говорит, что опрятности такой ценой от человека не добьешься. Это когда я обижаюсь и не разговариваю с ним, потому что он меня обижает, даже буквально оскорбляет такое отношение ко мне и моим родным».

— Да, поймите вы, Ольга, ваш муж не может везде ходить в костюме и при галстуке. Его на работе, видимо, так достает дресс-код, что только дома он и может расслабиться. Понимаю ваше негодование, но войдите, в конце концов, и в положение мужа. Кстати, такое поведение говорит только о том, что он полностью доверят вам и вашим родственникам. И это ни в коем случае никакое не оскорбление. А вот вам стоит разобраться со своими детскими реакциями. Подумайте: нужно ли из-за такой мелочи вносить напряженность в семейные отношения? Ну, купите ему симпатичные шорты. Ваш муж, Ольга, совершенно прав, опрятности ценой обид и бойкотов не добьешься.

Многое в этом мире

— Свекровь моей подруги часто жалуется, что много лет ведет настоящую войну за то, чтобы ее муж каждое утро выходил к завтраку, предварительно побрившись. Действует только один аргумент: старый, да еще и небритый!

— Вот какой же замечательный пример! Совсем в стиле Ильфа и Петрова, помните? «Оригинальная конструкция, — сказал Остап Бендер, — заря автомобилизма. Видите, Балаганов, что можно сделать из простой швейной машинки «Зингер»? Небольшое приспособление — и получилась прелестная колхозная сноповязалка». Кто бы спорил, что женщины способны изменить многое в этом мире, не исключение и внешний вид мужчины!

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Татьяной Луковниковой. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Загрузка...