Все любящие сердца

Вот мужчина есть. Такой... хлопотун. Костик звать. По возрасту уже вовсю Константин Иванычем можно величать, но ему все вокруг — Костик да Костик, хотя он сам любит церемонии и ко всем женщинам обращается исключительно по имени-отчеству. Потому что игры такие. Он-то, может, думает, что так купечество развлекается, но у него выходит все каким-то лакейством. С утра — к телефону, Марью Алексеевну спрашивает, Нину Александровну, Ольгу Викторовну.

А те ему в ответ на Викторовну и Алексеевну — а, Костик, привет, позвони позже, я сейчас занята. Ничего, Костик без обид, правда, без обид. Костика обидеть вообще целое дело. Глаза выпучит, дамам ручки целует, про ушки, губки, глазки шепчет. Никита прям Сергеич в фильме «Жестокий романc». Графья не графья, но баре. И звонит всем этим многочисленным тетенькам Костя, когда сам, между прочим, проживает на территории другой тетеньки. И это говорит только о том, что у Костика неистребимая жажда жизни. Ну, вот так он звонил, звонил, когда безобидно, языком почесать, когда не очень.

То есть кто-то из женщин все-таки откликался на его призывы, и тогда Костик несся на свиданку, а потом, когда свиданка заканчивалась, в тот вечер или спустя пару дней, он сочинял историю для, собственно, своей уже хозяйки. И все было так мило и славно. Пока Костик не запалился. То есть он думал, что Оля, он у Оли тогда жил, ушла на работу, а Оля замешкалась, провозилась. А Костик не услышал, телевизор там, что ли, был включен, вот Оля и услышала весь разговор. Прямо вот во время разговора вошла в комнату и трубку телефона у него из рук буквально вырвала. Чего-то сказала в эту трубку, чего-то Костику сказала, а потом собрала ему вещички да и отправила восвояси.

 А Костик, главное, недоговорил с той тетенькой, с которой намеревался провести день и вечер в приятной компании. То есть он пошел со своим нетяжелым пакетиком наобум, а там ему открыл тетенькин муж, и пришлось Костику сочинить что-то про ошибся дверью и где живет Александр Сергеевич, а за мужиком маячила эта как раз Костикова знакомая женщина, и у нее было абсолют