Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

* Где-то читала, что среднестатистическая россиянка, выйдя замуж, в первый же год замужней жизни набирает живого веса в среднем... десять килограммов. Я замужем уже почти три года и до нормы пока, слава богу, еще не дотянула. Даже если принять во внимание, что живу (а значит, и питаюсь!) я не в России (с ее обезжиренными творогами, гречневой кашей, нежирным же кефиром, который больше похож на подкрашенную известью водицу, с вкуснейшей байкальской водой. Эх, нет всего этого здесь, в Айдахо!), а в сытой-пресытой Америке. Но все равно делать что-то надо. Я расту как на дрожжах. Думала себе уже и желудок урезать, но муж против.

Говорит, что не стоит вредить собственному здоровью. И жрать переставать пробовала, но руки сами тянутся к пакетикам с высококалорийными орешками. В мечтах, что вот совсем скоро мои папа и мама (именно сейчас мы занимаемся оформлением документов для гостевой визы моим родителям) увидят Лину и меня, потолстевшую, здесь, в Америке, я наконец-то решила взять себя и свое разжиревшее тело в руки. Кроме довольно нерегулярных (из-за работы и учебы в университете) занятий спортом решила испробовать что-то новенькое. И этим чем-то новеньким для меня стал спортзал для ленивых. Дамой, слабо напоминающей тренершу, мне было сказано сжать, вдавить, всосать в себя мои собственные ягодицы. И как можно сильнее. То же было приказано проделать и с животом. И вот меня (а точнее — мои ягодицы) уже окучивает какая-то машина. Напоминающая диванчик. Я закрываю глаза.

Стараясь крепче прежнего вобрать в себя задницу, расслабляюсь. Звенит звоночек. Сеанс первого дивана окончен. Мое махровое полотенце вместе со мной тут же перекочевывает на другой диван, лежа на котором я даже немного вздремнула. И только мои ноги поочередно поднимались ввысь похожими на створки диванными окончаниями. Затем — на другом лежбище — я взялась руками за металлическое изголовье, и мое тело змееобразно изгибалось в разные стороны все благодаря тем же скрытым внутри дивана жужжащим колесикам.

Потом были диванчики вибрирующие, трясущие, колбасящие, массирующие мое тело, точно тесто. Покуда лежала, пробегала глазами по стенам, на которых повсюду висели плакаты-обещания тех женщин, кто уже занимается здесь не первый день: «Обязуюсь выпивать по три стакана воды ежедневно!», «Моя цель — скинуть к следующему Новому году два килограмма!», «Хочу влезть в прошлогодние джинсы и все для этого сделаю!», «Обязуюсь посещать это место не реже раза в неделю!», «Во что бы то ни стало начну заставлять себя делать кардио, буду хоть немного ходить пешком!» Да-а-а, для американок выпивать по три стакана воды в день — подвиг! Не то что сибирской женщине.

Она даже такие вещи и вслух не произнесет, не то что станет вывешивать на стену в публичном месте. Ведь скинуть даже три килограмма для нашей русской бабы — отнюдь не рекорд. А нечто само собой разумеющееся. А эти американские себя лелеют. Берегут. Как и все свои лишние (и даже очень!) килограммы. Тренер — сорокалетняя англичанка, бывшая стюардесса, ненавидящая американцев (выяснив, что я из России, тут же открыто мне о своей лютой ненависти заявившая), рассказала, что, конечно, чтобы похудеть, этих лежаний на диванчиках в общем-то недостаточно. Но женщины, приходя сюда (я была удивлена, как их здесь много даже в столь ранний час), начинают действительно активно скидывать вес. Хотя бы от того, что за час лежаний на моторизированных диванчиках они просто... не едят. Но непременно жевали бы что-нибудь, находясь дома.

*Про мое вчерашнее стояние на кассе (попросили помочь, потому что народу было в магазине нашем — не протолкнуться): хотя работник я ответственный, тем не менее, всегда боюсь обращаться с деньгами (чужими в особенности!). А эти доллары еще вечно норовят друг к дружке прилипнуть. Как долларовые, так и стодолларовые купюры. Спрашиваю начальство: «А что если вдруг после моей помощи в кассе недостача случится?» (Деньги-то чужие, не мои. Вот и переживаю. Тем паче, что столько наслышана про то, как в России продавцы всю недостачу (если случилась, тьфу-тьфу-тьфу!) до копейки (!) из своего кармана выплачивали.) — «Ничего страшного, Марина, не случится, если несколько долларов не будет хватать.

До двадцати не хватит, то тебя даже никто не побеспокоит. Если счет пойдет на сотни долларов, то тебя просто спросят, а что ты думаешь, куда делись деньги». Вот и все. Но в любом случае, какой бы астрономической сумма потерянных в кассе денег ни была, ты не будешь ничего выплачивать. Таковы правила. И уж тем более тебя не уволят. (Замечу, что здесь деньги в кассах не пересчитывают, а... взвешивают. Оказывается, у каждой американской купюры свой собственный вес. Обозначаемый не только количеством нулей.)

*В нашем городке нововведение: развернули кампанию по... лицензированию собак. То есть с первого июня у каждой псины в возрасте от трех месяцев и старше, проживающей в нашем городе, должна быть собственная лицензия. Что-то типа паспорта. Цена собачьего билета восемь долларов (240 рублей) для некастрированных кобелей и сук и четыре доллара — для тех, у кого уже никогда не будет потомства. Владельцам собак — тем людям, чей возраст от шестидесяти лет и старше, предоставляется скидка в размере одного доллара с одного четырехлапого компаньона. (Замечу, что и кошек с котами лицензирование не обойдет стороной. Но кошки в Америке не в цене: гербовая бумажка для когтистой твари стоит всего-то доллар. За хвост.)

Выдаваться лицензии будут в нашем городке с населением в 60 тысяч человек в ближайшие выходные во всех крупных супермаркетах и продуктовых магазинах, а также в офисах врачей, выдающих слуховые аппараты. Если Магомет не идет к горе, то гора сама шагает к Магомету. При этом животных не нужно приводить к столам по выдаче лицензий. Здесь, в Америке, всем привычно верят на слово. Но вот для тех, кто вовремя не подчинился закону, цены за песий паспорт уже иные: тридцать долларов за бумажку как таковую, другие тридцать долларов — в качестве штрафа за то, что паспорт не был приобретен вовремя, и еще по 12 долларов (что-то порядка 350 рублей!) за каждый (!) просроченный день! (Считайте сами. Но и без математики скажу: в США дешевле соблюдать законы. Именно так — дешевле.) Да, и еще для тех, кто не заплатил за собачью лицензию вовремя, кроме увеличившейся в геометрической прогрессии суммы: у пса непременно должен на шее красоваться металлический жетон с регистрационным номером собаки. Словно собака должна быть в ответе за вину хозяина или хозяйки.

*Из местной газеты объявлений: «Меня зовут Джон. Я сейчас работаю над проектом: пытаюсь собирать банное мыло, шампуни, дезодоранты, зубную пасту, одноразовые бритвенные принадлежности и туалетную бумагу для Армии спасения. Звоните: 237-29-59, буду рад любым пожертвованиям». (В США такое объявление в газете — скорее норма. А вот у нас, в России, как бы к такому посланию отнеслись?)

*Мой университет, похоже, еле сводит концы с концами. Парковка, и без того платная, станет еще дороже с первого августа. А это говорит о многом. Как и то, что не останется при университете вообще никаких (и нигде!) бесплатных парковочных мест. А ведь все прошлые годы студенты (да и не только) могли припарковывать свои автомобили совершенно даром на огромной, специально отведенной для этого площади. В пяти минутах ходьбы от университетских административных зданий. Если же лень прогуливаться пять минут от стоянки до учебного учреждения и обратно, можно воспользоваться бесплатными автобусами, непрестанно курсирующими по кампусу. Но так было и есть... только до первого августа. А потом...

Потом, по утверждению университетской администрации, будет введено новшество по принципу «чтобы было так же, как у других» уважающих себя вузов Америки: цены на парковку взлетят. В три раза. С 55 долларов за год до 150 долларов (для студентов) и до 300 долларов в год для тех, кто является вольнослушателями. Студентам-мотоциклистам парковочное место (не автомобильное, а специально узко очерченное для мотоциклов) будет стоить тридцать долларов в год. (А было-то и так недешево — пятнадцать баксов.) Для тех студентов (и их преподавателей), кто не в состоянии заплатить сразу 300 долларов за учебный год вперед, предусмотрен такой вариант: оплата парковки ежедневно. По четыре доллара в день.

Для тех же, кто заехал на кампус всего на минуточку, здесь давно уже существуют специальные парковочные аппараты, где за каждые пять минут стоянки своего автомобиля будь любезен выложить по 25 центов... Каждый волен выбирать то, что ему по вкусу. Пардон, по карману. Америка — страна свободного выбора! Старожилы еще помнят те времена, когда парковочное место возле университета стоило семь долларов. В год. Было это до 1992 года.

Затем, в 92-м, стоимость выросла уже до 25 долларов за любое свободное место на парковке и до 40 долларов — за зарезервированное только под автомобиль того, кто это место выкупил. С тех пор, поговаривают, цены хоть и ползли вверх, но как-то нерешительно. Совсем не так, как теперь. В пору экономического кризиса. Отныне же (с первого августа) парковаться можно будет (даже за 300 долларов в год!) исключительно в дневное время. Если планируешь задержаться на учебе допоздна, то следует получить специальное разрешение от деканата. На то, чтобы твоя машинешка без проблем могла бы быть припаркована. И по всей вероятности заплатить дополнительные деньги. За парковку в неурочный час.

Загрузка...