Ждали шесть лет

Ефросинья Мазутова и трое ее детей все эти годы верили, что их муж и отец жив, но с фронта он так и не вернулся

«Мы были уверены, что отец жив, несмотря на то что перестали приходить письма. Мы надеялись, что вести от папы просто не доходят до нас, ведь во время войны мы часто переезжали. Этой верой и жили, были уверены, что он вернется и все будет хорошо», — рассказывает дочь фронтовика Анна Григорьевна. О том, что мужчина погиб в ноябре 1941 года в боях под Москвой, семья узнала только в 1947 году.

— Когда отца призвали в армию, мне было 5 лет, — рассказывает Анна Григорьевна Дедова. — Мы жили тогда в селе Таштып, в Республике Хакасии. У нас был большой дом с колоннами на парадном крыльце, с русской печкой, я даже помню расположение его комнат, помню стол с зеленым сукном, за которым со своими бумагами сидел вечерами отец... Этот дом достался нам от какой-то раскулаченной семьи. Мама, кстати, тоже была из семьи кулаков, но тогда это не обсуждалось, разговоров об этом не заходило — времена были страшные.

Родители Анны Григорьевны поженились в 1933 году, когда им обоим было по 20 лет. Григорий был родом из Иркутской области, из поселка Малая Елань. После учебы его распределили в деревню Курбатово, где жила молодая крестьянка Фрося и ее родня. Там молодые люди познакомились и поженились.

Григорий Гаврилович был человеком грамотным, образованным. Он сам учил супругу считать и писать. В Курбатово родились обе их дочери, а в конце 30-х семейство переехало в Хакасию. Здесь, за несколько месяцев до войны у супругов Мазутовых родился третий ребенок — сын.

В годы репрессий пострадали очень многие. Отца Анны Григорьевны также забрали сотрудники органов: «Оттуда возвращались редко. Но нашего отца почему-то отпустили. Может быть, поэтому мы были уверены, что и с войны отец вернется», — говорит женщина.

Семья жила дружно, глава семейства получал хорошую зарплату, поэтому работать Ефросинье не было необходимости: «У нас ни коров, ни кур, ни поросят не было — на все хватало отцовской зарплаты. Хорошо жили, пока не началась война. Отца призвали в армию, а мы остались с мамой, которая ни одного дня до этого не работала».

Анна Григорьевна рассказывает, что тогда не понимала, что произошло, куда и почему уехал отец: «До нас не доходило первые дни. Ночью сообщили, что началась война, мы, дети, в это время спали. Днем всех мужчин пригласили на собрание, а 24 июня отца уже увезли. Я помню, что как-то резко все исчезло — есть стало нечего, в магазинах все опустело». Когда стало ясно, что Григорий уехал надолго и кормить детей придется самостоятельно, Фрося устроилась на работу в контору. «Нас мама перевезла в другой дом, ближе к конторе, потому что оставлять детей было не с кем — мы сами нянчились с маленьким Вовой, оставались дома одни, голодали...»

Письма от Григория Гавриловича приходили регулярно. Судя по датам, которые он сам указывал в посланиях, писал он чуть ли не каждый день. Иногда много, иногда лишь пару строк. «Мы очень радовались письмам. Перечитывали их по многу раз сами, приглашали соседей, друзей. Папа писал, и мы свято верили, что он приедет домой и тогда все будет хорошо. И мама нам также говорила: «Приедет папа, все наладится». У нас, у детей, даже мысли не было, что отец может не вернуться...»

— С конца 1941 года письма от отца приходить перестали, — рассказывает Анна Григорьевна. — Но и похоронку нам тоже не присылали. Мы не верили, что папа погиб, надеялись, что его письма до нас просто не доходят, ведь мы много переезжали... Один из военных годов мама работала поваром в детском саду. Туда водили меня и Вову. Аля после школы тоже туда приходила. Поэтому мы были сыты. Но потом снова вынуждены были переехать. Так оказались на одной из станций: мама стала работать на железной дороге. Где-то там подхватила тиф и слегла в больницу на три месяца. Там снова было голодно: ели траву, корешки, цветки.

Не впасть в отчаяние и уныние помогали сохранившиеся письма от Григория. Раз за разом перечитывая их себе и детям, Ефросинья черпала в них силы — столько любви, заботы и нежности хранилось в этих строчках. Победу Ефросинья и ее дети встречали на площади. «Был жаркий-жаркий день, — вспоминает Анна Григорьевна. — Собралась огромная толпа народу: кто ревет, кто хохочет, шум, гам! И вот тогда мы еще больше стали ждать отца, были уверены, что теперь он точно вернется и найдет нас!» Но время шло, а Григорий Гаврилович так и не приехал. Семья вновь поменяла место жительства: «Надежда была до самого последнего, — говорит дочь фронтовика. — Даже мысли не допускалось, что отец может не приехать!»

О судьбе мужа и отца Мазутовы узнали лишь в 1947 году. Тогда рядом с ними оказался человек, который знал, куда можно сделать запрос: «Мама написала, а потом вдруг ее вызвали в сельсовет. Мы были счастливы! Были уверены, что раз ее вызывают, значит, приехал папа! Значит, сейчас она вернется домой вместе с ним! — рассказывает Анна Григорьевна. — Но мама пришла одна. Вся в слезах она сообщила, что пришел ответ на запрос, в котором сказано, что наш отец Григорий Гаврилович Мазутов погиб в ноябре 1941 года в боях под Москвой».

Ефросинья Андрияновна замуж больше так и не вышла, хотя и были предложения. Женщина жила и воспитывала своих троих детей одна. Последнее письмо с фронта, датированное 27 ноября 1941 года, сохранилось хуже остальных: строчки растеклись от попавших на него слез, тетрадный лист в полосочку почти истлел, но здесь все еще можно прочесть последние слова солдата Мазутова: «Дорогая Фрося, когда получишь это письмо, со мной произойдет немало изменений, а кто его знает, может, оно будет последним... Моя судьба если не в ноябре, то уже в декабре этого года решится, это наверняка. Ну, дорогая Фрося, не отчаивайся. Прости, что доставил тебе столько горя, оставив одну с малолетними детьми... Фрося, милая, как прекрасна жизнь, и как мне не хочется с ней расставаться... Береги себя и деток — Алю, Аню, Вову. Целую тебя, твой Гриша. Целую вас, детки, ваш папка».

«Любовь на войне» — это роман из множества историй, которые расскажут читателям «Пятницы» жители Иркутской области. Каждая история — не о смерти, трагедиях и разрывах снарядов, а о любви. Ведь и ей было место на войне. Мы с удовольствием представляем партнера нашей новой рубрики — это Байкальский банк Сбербанка России. Рассказчиков самых необыкновенных историй ждут подарки от нашего партнера. Звоните в «Пятницу» по телефону 27-28-28, мы ждем ваших историй на тему «Любовь на войне».

Метки:
Загрузка...