Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Я почему-то всегда верила, что все те женщины, что тут живут в браке с американцами, должны быть непременно счастливы. И что замуж они вышли исключительно по большой любви. Вот, например, такая красивая пара, как Вета и Крэйг: подходят люди друг другу, что так и хочется сказать: «Два сапога — пара!» Оба улыбчивые. Белозубые. Оба умеют развлечь собеседника интересными историями и обожают быть в центре внимания. Вот Вета, желая оставаться в свете софитов, и поведала мне как-то за чашкой чая ее истинную историю замужества. А не ту, официальную, по которой ее муж-босс (она у него была, типа, еще живя в Казахстане, в секретаршах), встав на левое колено, сделал ей предложение руки и сердца. А заодно предложил увезти ее... в США. Завтра же! ...Да, дело было в Казахстане.

Вета — юная выпускница института иностранных языков. Ее будущий муж (тогда они еще не были знакомы) приехал в Казахстан в поисках пристанища. По Интернету (тогда только-только проклевывавшемуся) познакомился с какой-то состоятельной казашкой. Добрался непонятно на какие деньги на край земли (мужику уже за пятьдесят, а ведь всю жизнь автостопом путешествовал. Ни кола. Ни двора. Ни профессии. Ни образования...). Никому не нужен он в Америке. Вот и поехал искать счастья в дальние края. Дама та его приютила. Обогрела. Кормит-поит. Даже два компьютера ему купила. С тем, чтобы мужик ее американский начал своим собственным бизнесом заниматься: обучать казахов компьютерной грамоте.

 В общем, тогда на те курсы сразу очередь из желающих обучаться выстроилась. И стало ясно, что нашему американцу, по-русски (а тем более по-казахски) не понимающему и не говорящему, потребовался переводчик. Но такой, чтобы платить не надо было много. Лучше бы всего студентку какую победнее найти. В переводчицы. Вышла Ветка на работу. Переводить, мотаясь между двумя компьютерами и их пользователями. А через пару недель уже и под шефа своего подлезла, как в народе говорят. Причем не сама, а следуя исключительно тщательно продуманному матерью плана. Та ее научила, как себя вести да что сказать по-английски американцу-то этому.

Этим же днем Вета приперлась в офис (тот, что с двумя компьютерами) с огромным чемоданищем. Волокла его на третий этаж. (Тяжелый чемодан оказался. Мать Веткина собственноручно его собирала.) Стоит девка на пороге офиса, того, где компьютерной грамоте обучают, с чемоданом. На шее засос свежий. Подходит босс и угрюмо так шепчет: «Тебя мама прислала?» — «Мама... Сказала, что если ты не женишься, в суд на тебя подаст...» — потупив взор, мямлит по-девчоночьи девушка-волчица. — «Забирай свой чемодан. Уходи. Иди домой. Скажи маме, что я женюсь на тебе...»

Рассказывает Ветка мне эту чемоданную историю, а сама хохочет. Изображает, как перла чемодан неподъемный. Как горе на лице изображала. (Мол, мать из дома выгнала... опозоренную.) Теперь у Ветки и ее мужа (который старше на двадцать с лишним лет) двое пацанов. Ветка, как и планировала, живет за границей. (Не вышло с Германией, зато получилось в США!) Только муж вот по-прежнему не может найти себе дело, которое бы денег приносило. То он одно время работал на какую-то калифорнийскую пожилую даму, скупая старые дома и собственноручно их реставрируя. Потом даму ту кинул и стал сам заниматься делом. Не вылазил из грязных штанов, перепачканных цементом и шпаклевкой. А семья его — из комнатушек, снятых в аренду. Пришла пора покупать дом (Ветка настояла!) — банк не дал кредита пятидесятилетнему американцу без кредитной истории.

 Благо помогли его совсем старенькие родители, выручив деньгами на дом... Так вот и живут. Она, как и мечталось, в Америке. Он — продолжая развлекать каждого встречного житейскими историями с философскими подоплеками (практика многолетней езды автостопом приучила Крейга изо всех сил стараться быть интересным людям. Ведь если тебя подвозят безвозмездно — будь добр, развлекай водителя). Так и живут. Создавая видимость счастливой семьи.

Разговор был с двумя коллегами. Одна — мексиканка, вторая — иранка. Обе студентки, хоть и не молоды. Знают по два языка (английский и свой родной). И вот мексиканка во время обеденного перерыва делится с окружающими, что намерена начать еще третий язык изучать — португальский. Я ей говорю: «Ну зачем тебе два родственных языка? Начинай уж русский учить лучше!» И тут они обе, не сговариваясь, в голос: «Только не немецкий и только не русский!» Удивленно спрашиваю: «Почему?» Оказывается, названные моими собеседницами языки кажутся женщинам жестокими. И слушать эти языки неприятно! В общем, удивили меня мои сослуживицы. Причем ни одна из них не вспомнила точно, а слышала ли она немецкий или русский языки вживую вообще когда-нибудь или им так только кажется.

*Раздается телефонный звонок. Хватаю трубку, чтобы мужа не разбудить (он ложится рано, потому что в четыре утра, уже приняв душ и позавтракав, готов на работу ехать). Слышу крики: «Марина! Марина! Как я рада, что ты можешь со мной поговорить!» Выясняется, что это моя знакомая, которая уехала в Россию в отпуск и получила от своего американского мужа такое письмо: «Дорогая! Мне неприятно то, о чем пишу, но я должен это сделать. Мы должны развестись и как можно скорее.

В любом случае, в Америку тебе лучше не возвращаться: я уже дал отбой в миграционной службе, и ты уже вне процесса на получение американского гражданства. Ты сама знаешь причину». Причина оказалась проста: муж подозревает женщину в измене. И потому, что летала развеяться по разным там лос-анжелесам без него и счастливая вся такая окрыленная к нему возвращалась. И что таблетки после тех путешествий пропивала курсами (от вензаболеваний вроде как. По его представлениям). И что сидела на телефоне сутками (и когда он на работе пропадал, и когда уже дома был, с работы, уставший, вернувшись) и болтала, не переставая, с мужиками (оказалось, русскими, тут, в США, проживающими). «Марина, нет, ну ты посмотри, что, козел, творит! Я же ему и готовила как! Лучше, чем в ресторанах! И десерт! И первое-второе-третье! И когда уезжала, не чувствовала, что он, оказывается, все продумал и план построил, как от меня подешевле избавиться! А не выйдет! Я тут звоню уже по адвокатам в Америке. Судить его буду».

Рассказала приключившуюся с нашими знакомыми историю проснувшемуся от моего редкого, но монотонного шепота в телефонную трубку мужу. Он сказал, что давно предвидел такой конец. Что развод должен был произойти. Рано или поздно. Потому что с мужем своим жена его русская обращалась, как с наемным чернорабочим. Не ценила его. Не уважала. Пусть она не думает, что она самая умная и юристы только ей и помогут. Тысяча процентов за то, что ее муж уже проконсультировался у юриста по бракоразводным процессам и знает, что делает, — сделал заключение мой муж.

*У Лариски есть дочка и сын. Дочка шестнадцатилетняя от прежнего, российского сожительства, а сын — маленький жирненький американец, рожденный в браке с чистокровным американцем. С которым Лариска познакомилась по Интернету. Приехала. Вышла замуж. Математик по образованию, устроилась на химический завод по изготовлению удобрений. Забеременела. Родила. И уже через неделю после родов снова выскочила на работу. В вонь и грязь. А с сыночком заставила сидеть свою старшую дочь. Дав понять той, что ей больше ничего от жизни желать и не придется: девочка ни дня не проучилась в американской школе. Не говорит ни по-английски, ни по-русски.

Да и когда ей учиться говорить по-английски?! То были пеленки и распашонки. Теперь пацана надо играми развлекать. Ужин матери и отчиму готовить. Отчим американский, думается, мог бы и сам по дому управляться, но лежит на диване. Пульт от телевизора из рук не выпускает. Предлагает женушке еще родить... но при этом сам не работает, а жену подначивает открывать как можно больше... кредитных карточек. И она, слушая его, уже столько наоткрывала, что пахать ей теперь и пахать (что мужа-американца вполне, похоже, устраивает). Поколачивает он Лариску время от времени. Так, для профилактики. Но это уже совсем другая история.

Метки:
baikalpress_id:  46 729