«Не хочу лгать»

Почему лучший учитель Иркутска ушел из школы?

Известие о том, что один из лучших и талантливых педагогов страны иркутянин Александр Александрович Сопин, лауреат всероссийского конкурса «Учитель года», уволился из родной гимназии № 3, обрушилось на город как гром среди ясного неба. Ладно если бы он перешел в другую школу или пересел в чиновничье кресло — тогда бы никто не удивился. Но он ушел из образования совсем. В совершенно другую сферу деятельности — в бизнес. Сейчас Александр Сопин руководит не гимназией, а крупным центром по продаже автомобилей. Там-то мы и встретились с бывшим директором гимназии — в шикарном торговом зале на фоне шикарных автомобилей. То и дело по ходу разговора Сан Саныч (так его звали в родной гимназии) отвечал на звонки, используя профессиональную терминологию и цифры. Как будто всю жизнь этим занимался. В причинах метаморфозы разбиралась обозреватель «Пятницы».

— Александр Александрович, что происходит? Почему государство на словах говорит о том, что нужно поднимать школу и учителя на пьедестал, в стихах и песнях профессию учителя обожествляют, а на деле они бедствуют? Еще с советских времен началось это лицемерие. С одной стороны — «учительница первая моя», «школьные годы чудесные», а с другой...

— Обожествляют именно тех, кто больше всех нуждается, это некая компенсация. Но спросите любого учителя: ему важнее обожествление или хорошая зарплата? Думаю, что второй вариант выберет большинство...

— А почему так получилось? В царской России учителя действительно уважали и платили достойно.

— Я не анализировал этот вопрос, но мне кажется, что в советское время интеллигенция была прослойкой, поэтому и относились к ней соответствующим образом.

Кроме того, по словам Александра Сопина, сегодня наша школа зажата бюрократическими тисками. На нее навалилась целая армия различных контролеров из паспортных столов, пожарных инспекций, ГО и ЧС, военкоматов. Педагоги вынуждены заниматься этими вещами, вместо того чтобы учить и воспитывать. На каждое педагогическое действие нужно написать 18 отчетов.

— Сегодня почему-то нужно всем за что-то отчитываться, — недоумевает Александр Сопин, — наплодили столько рабочих мест! Во времена СССР было около 600 тысяч чиновников при населении 254 млн человек. Сегодня население России 146 млн — и полтора миллиона чиновников! Их же всех кормить надо... И пока в России будет так, ничего толкового не получится. Вот в Грузии реформу милиции начали с того, что убрали всех старых сотрудников и набрали новых. Это ключевой момент! И нашей школе нужно полностью меняться, начиная с учителей, которые работают по 50 лет. А вы посмотрите, кто у нас сегодня преподает: 40 процентов учителей — это одинокие мамы, которые передают ученикам соответствующую энергетику и психологию. Я убежден, что несвободный человек не может вырастить и воспитать свободных людей. Ущербный учитель будет воспитывать ущербных детей, и только счастливый педагог может воспитать счастливого ребенка. Это педагогическая аксиома!

Но главная беда, по словам Александра Александровича, состоит в том, что все застойные процессы, характерные для школы, наблюдаются и во всех других сферах российской жизни.

— Почему у нас рынок в России не развивается? Малый бизнес не идет. Почему в тюрьме сидит Ходорковский? Всему этому есть ответ — это система! И я не знаю сегодня в России такой силы, которая смогла бы что-то повернуть. И это одна из причин, почему я ушел из образования. Тратить свою энергию на то, что будет незыблемо еще лет 10—20 — а мне уже будет 50—60, — я не хочу. Я лучше потрачу это время с положительной энергией на своих детей. Я ушел из школы с чистым сердцем. У меня ни к кому нет претензий, я не был в конфликте с системой, старался лавировать... Но однажды я понял, что мое количество уже не перерастает в качество и надо что-то менять. И еще я ушел потому что... Понимаете, чтобы человека просвещать, нужно говорить ему правду, а я в последнее время стал понимать, что моя правда для ушей родителей и их детей будет звучать слишком жестко, и мне захотелось пощадить их. Я считаю, что поступил честно, моя совесть чиста. Я 20 лет отдал образованию и работал искреннее. Лицемерить не хочу и не буду.

Разумеется, наш разговор коснулся темы реформирования образования. Казалось бы, все понимают, что школьное образование в России находится в кризисе, что так быть не должно, но то, как эти реформы внедряются и как идут, никому не понятно. Непонятны цели и задачи.

— У нас страна сплошных реформ! — говорит Александр Сопин. — Вам не кажется, что нас постоянно пичкают этими реформами, чтобы мы лишнего не говорили? Да не надо ничего изобретать, есть масса педагогов-новаторов, которые изобрели и написали все рекомендации, чтобы наша школа стала счастливой, удачливой и конкурентоспособной. Первое необходимое условие: все дети должны учиться в первую смену и быть заняты. О каком качестве обучения можно говорить, если дети учатся в три смены! Они занимаются до семи часов вечера и приходят домой измочаленные. В наших школах дети перегружены бестолковыми учебными планами, которые создаются наверху. У меня есть ощущение, что реформами нас закормили. Закормили, чтобы мы не говорили о серьезных проблемах.

— Сейчас поднялся очередной ажиотаж вокруг монетизации образования, речь идет о законопроекте, согласно которому в школах остаются всего три бесплатных урока, а за все остальное придется платить родителям... Но давайте повернем вопрос по-другому: школа действительно нуждается в деньгах, почему бы ей не разрешить эти деньги зарабатывать честным путем?

— Чтобы школа смогла зарабатывать деньги, она должна функционировать как новая. Потому что только новые школы имеют хороший стартовый капитал, базу. Но есть школы, где речь идет уже не о заработке, а о выживании. Мы все время путаем: сельские школы, малокомплектные, городские, инновационные... Это разные категории! Нельзя всех причесывать под одну гребенку, ко всем школам нужно подходить по-разному. Да, сегодня есть закон, который позволяет школе зарабатывать деньги, но он настолько несовершенен, что из заработанной тысячи рублей школе остается всего сто. Поэтому школе сегодня невыгодно зарабатывать. Как только она начинает зарабатывать, сразу же в геометрической прогрессии увеличивается количество проверяющих органов. Мы в нашей гимназии отошли от подобной практики именно по этой причине. Спокойнее вообще ничего не делать.

— А почему бы нам в России не экспериментировать с реформами, а просто взять и скопировать какую-нибудь эффективную западную модель образования, например американскую или германскую?

— Я только за! Образцов зарубежных сегодня много хороших, их надо брать и тиражировать. Да, там есть свои недостатки, но есть и то, что зарекомендовало себя очень хорошо. Образование должно приносить пользу, и в обучении нужно ориентироваться на результат. Но мы в России, наоборот, увлеклись самим процессом. Между прочим, когда у ребенка есть понимание полезности предметов, которые преподаются, он и учится с интересом. Интерес подпитывает настоящую жизненную ценность ребенка.

— Кстати, тут недавно наши военные снова выступили с инициативой возобновить преподавание начальной военной подготовки в школах...

— Они все время что-то предлагают, им чем-то надо заниматься. Это точно так же, как со сроком службы: утвердили один год, теперь предлагают снова вернуться к двум годам. И пока об этом в народе говорят, забывается суть проблемы. Так же было с ЕГЭ. Идея единого госэкзамена отличная! Если ее доработать, технологически довести до логического завершения, она стала бы понятна каждому и вопросов бы не осталось. Но мы все экспериментируем, ломаем огромное количество дров, не делая соответствующих выводов...

— Вернемся к реформам. Почему они не приводят к положительным сдвигам?

— Я помню, как в конце 80-х годов на волне перестройки появилось множество точек творческого роста: школа Щетинина, Караковского, Гранина... Десятки и сотни инновационных подходов. Люди стали понимать, что их творчество кому-то интересно. Тогда не было такого огромного количества контролирующих органов, и в педагогике появилось настоящее дыхание творчества, креативности. Это и была настоящая реформа. Но потом, году в 1996, пришли «хорошие» управленцы, чиновники, которые решили быстренько все привести к единообразию, и многие хорошие творческие начинания превратились в пыль. Реформу развернули не туда.

«Мы будем скучать»

На сайте гимназии № 3 — коротенькая информация: 22 марта 2010 года состоялось производственное совещание, на котором первый директор гимназии Александр Александрович Сопин попрощался с педагогическим коллективом в связи с переходом на другую работу. А дальше только теплые слова любви, благодарности и сожаления: «Поздравляем нашего любимого и дорогого Сан Саныча с новой должностью и желаем ему больших успехов и удачи во всем», «Александр Александрович! Мы вас очень любим!!! Желаем вам удачи, и не забывайте нашу гимназию», «Очень жалко, что вы от нас уходите. Мы будем скучать».

Загрузка...