Пять лет суда нет

Мать убитого сына ждет правосудия

До июня 2005 года у Татьяны Новопашиной было два сына. Старший жил в Красноярске с семьей, младший — вместе с ней в Мегете. Младшему сыну Сергею было 33 года, когда по дороге на работу в районе конечной остановки в Ново-Ленино его сбила машина. Водитель уехал, не остановившись и не вызвав скорую помощь, — парень пролежал несколько часов без сознания, когда его обнаружили в крови прохожие. Татьяна выходила сына, а спустя 8 месяцев его убили в драке. Виновные установлены, но суда до сих пор не было. Пять лет убитая горем мать ждет ответов от следствия.

— Это было за восемь месяцев до смерти, — рассказывает убитая горем мать, — Сережа не приехал ночевать с работы, я подумала, что он остался где-то у друзей. А на следующий день пришел его друг и сказал, что его вчера не было на работе. Тогда я стала его искать и нашла в третьей Кировской больнице со сложнейшим переломом. Врачи сказали, что еще бы немного — и спасти его не удалось бы.

Через несколько дней, когда молодого мужчину прооперировали и вставили металлические спицы, Татьяна Романовна забрала его домой: «Сергею запретили вставать и сидеть — целых восемь месяцев он пролежал в гипсе на диване. Сейчас я вспоминаю то время как одно из самых счастливых — Сергей был рядом, мы очень ладили, я, несмотря на то что работала и за ним ухаживала, совсем не уставала».

Спустя много месяцев Сергей начал подниматься: сначала ходил на костылях, потом стал пользоваться тростью. А 4 июня 2005 года друг пригласил Сергея на свой юбилей.

— Он не хотел ехать — стеснялся хромоты, трости, — вспоминает Татьяна Романовна. — А я стала настаивать, чтобы поехал — ведь он столько месяцев провел дома, взаперти! Настояла...

Вечером 4 июня 2005 года Сергей вместе с проживавшими совместно Еленой Ямпольской и Игорем Тимофеевым отправился к ним домой — друзья позвали старого товарища к себе с ночевкой (после юбилея было поздно возвращаться в Мегет). К ним присоединился еще один гость юбиляра. Вчетвером они пришли в квартиру на остановке «Автостанция», а когда Елена отлучилась к соседям, в дверь постучали — мужчины решили, что вернулась Елена, и открыли.

Оказалось, что в дом пришла не Елена, а родственник ее бывшего мужа с другом. «Муж Лены был осужден на много лет и сидел в тюрьме. Вскоре Лена сошлась с Игорем, и они вместе воспитывали ее дочь. Растить девочку также помогали родственники мужа, который был в тюрьме. Игорь старался держать девочку-подростка в строгости, не разрешал долго гулять, требовал, чтобы возвращалась в указанное время домой. И вот ей это надоело, она поехала к дяде и пожаловалась ему на отчима, попросилась остаться жить у него, сказав, будто Игорь пытался ее изнасиловать. Наслушавшись девочку, спустя несколько недель дядя и его друг пришли с разборками к Елене и Игорю», — рассказывает Татьяна Новопашина.

Началась драка. Как раз в этот момент Елена зашла в квартиру. Сначала был избит Игорь, затем второй товарищ, а затем и Сергей, которого обнаружили в ванной. Сергею досталось больше всех — его увезли на скорой с серьезной черепно-мозговая травмой.

«Я узнала о том, что он в больнице, на следующий день, но у меня даже никакого предчувствия не было, даже мысли не мелькнуло, что с ним что-то очень серьезное случилось. Я даже не задумалась, почему меня среди ночи пропустили в больницу, почему медперсонал меня пропускает во все двери, почему разрешили в такой час войти в реанимацию, посмотреть, что там его нет, а потом отправили в дежурному врачу. Он-то мне и сообщил, что Сережа умер...» — говорит мама Сергея. Она не поверила словам доктора, она стала отрицать, убеждать себя и его, что это просто однофамилец. Но доктор спросил: «Была ли у вашего сына спица в ноге?» Это и стало подтверждением.

В милиции женщине сказали, что один из избивавших Сергея уже явился с повинной. Вскоре был задержан второй участник событий. Естественно, версия подозреваемых расходилась с рассказами очевидцев. Они рассказали, будто пришли не разбираться, а собрать вещи племянницы, что Игорь сам полез в драку первым, а Сергей и вовсе выбежал из ванны с острым куском стекла и пытался зарезать пришедших. Все стало выглядеть как самооборона.

— Я уже пять лет мучаюсь, куда только не обращалась, стараюсь чего-то добиться, какого-то логичного исхода, — еле сдерживая слезы, говорит Татьяна Романовна. — Но уголовное дело, возбужденное против тех двоих — Субача и Захаревича — по статье 111, части 4, все время закрывают. Объяснение одно — нет состава преступления. До суда дело так и не дошло. Видимо, у тех двоих есть какие-то связи, иначе объяснить это беззаконие не могу. Мой сын был избит до смерти, а преступления нет... К слову, вскоре после случившегося все свидетели той драки загадочным образом исчезли. Одного сбила насмерть машина, второй умер от болезни, а Елена продала квартиру и уехала в неизвестном направлении — рассказывать в суде, что происходило на самом деле в тот вечер в квартире, стало некому.

Приходили извиняться?

Зиму 2005—2006 года Татьяна Новопашина провела у старшего сына в Красноярске. На это время женщина сдавала квартиру девушкам. Они рассказали, что приходили двое мужчин и спрашивали женщину, у которой убили сына. Кто эти люди и зачем приходили, они не объяснили. «Я решила, что это приходили те двое, которые избили до смерти сына, — рассуждает женщина. — Больше некому. Все знали, что я уехала, и по описанию они ни на кого не похожи. Может, приходили извиниться?»

Метки:
baikalpress_id:  30 221
Загрузка...