Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Из-за почти ежедневных извержений ирландского вулкана с трудновыговариваемым (и еще более труднозапоминаемым) названием Эйяфьядлайокудль мой муж застрял где-то в европах. Пишет письма по три-четыре в день: волнуется, что мы его заждались. А вчера читаю от муженька очередное письмо, а там в конце подпись: Kiss you, Jena. («Целую тебя, Джена». Джена — имя такое есть американское. Женское.) Тааак, думаю... что за Джена такая появилась? Давно ли? Почему я все всегда узнаю случайно и последняя? (Просто я уже проходила на заре нашего знакомства этот же урок, когда тогда еще будущий муж мне писал: «Здравствуйте, дорогая Ольга!»

Это он как-то имена своих респонденток случайно перепутал. Были, мол, в его активной переписке тогда, кучу лет назад, Ирина из Казахстана, Марина из Иркутска и Ольга откуда-то еще.) В общем, в ответ на мужнин «Целую тебя, Джена!» хотела написать кучу вопросительных разгневанных знаков. Пока не дошло: «Джена» ведь не что иное как... «жена» по-русски!

*На газоне у дома нашла прозрачный целлофановый мешок. С камешком внутри. В свою очередь, камень оказался обернутым в листок. Листовку. Флайер, если хотите. На листовке размером с почтовую открытку портрет девочки. Такой же мордатенькой и светленькой, как будто срисованной с шоколадки «Аленка» советских времен. И крупным шрифтом под картинкой подпись: «Разыскивается». Ну, думаю, раз ребенок потерялся, для поиска эффективного все средства хороши. Пробегаю глазами по тексту ниже: «Будущее для белых детей». Хм, а вот это уже что-то иное. «Описание пропавшей: блондинка, рыжая или шатенка, светлокожая, умна, интеллигентна, доверчива по натуре. Коррумпированные политиканы украли ее будущее. В завтрашнем дне для нее не будет места, потому что так запланировали вражины нашей нации. Давайте заберем нашу страну обратно. И сделаем ее вновь великой, чистой, приличной, славной и прекрасной одновременно. Ради наших детей».

Оказалось, такие листовки (в мешочках и с камушками) получили в городке многие. Особенно повезло проживающим в районе университета. Некоторых цветных иностранцев, говорят, по-настоящему трясло от страха, когда они держали в руках эти воззвания. А вот представитель национальной организации «Арийская нация» так прокомментировал произошедшее: «То, что мы делаем, мы делаем на законных основаниях. Мы не нарушаем конституционных прав Америки. И мы будем продолжать делать это (просвещать народ), когда мы хотим и где хотим. Я хочу, чтобы люди знали: белая раса умирает! Белым людям необходимо пробудиться и посмотреть на происходящее вокруг новыми глазами». И ничего нет про ненависть к другим расам в этой листовке. Ну как, скажите, может задевать другие расы вопрос о том, что пропадает раса белая?

Да, все, что произошло в Америке, вполне легально. Легально же листовка рекомендует читающим посетить указанный интернет-сайт, на котором также можно купить несколько книг аналогичного содержания, среди которых Mein Kampf Адольфа Гитлера. Тут же, на сайте, можно заказать книжку о холокосте «Шесть миллионов действительно мертвы?» и произведение белого сепаратиста Дэвида Дюка, бывшего кандидата в президенты и бывшего же вдохновителя ку-клукс-клана. С этого сайта можно попасть на другой, который суперкатегорично настроен против евреев и гомосексуалистов. Именно там я прочла: «Настало время каждому белому мужчине и каждой белой женщине задуматься, а какова же наша позиция на планете Земля?»

*Я никогда прежде не бывала на аукционах в США. Но, зная, какой бешеной популярностью эти аукционы пользуются в нашем городе, решила не упускать такую возможность. И вот я уже стою у столика регистратора и получаю продолговатый кусочек бумаги, на котором от руки черным фломастером выведено мое имя Marina и обозначен мой номер 531. (Замечу, что американцы в подавляющем большинстве не говорят, как принято у нас, «пятьсот тридцать один», например. Здесь услышишь скорее «пять — три — один». Я не планировала ничего покупать, но номер все-таки получила. И, приехав за час до начала аукциона, начала осматривать лоты. Чего тут только нет! На огромной площадке под открытым небом и море автомобилей, и строительная техника, и подъемные краны, и скарб из только что разорившегося солярия, и домашняя утварь и мебель из тех домов, что забрали банки у своих должников.

Море мотоциклов, велосипедов, мотороллеров. Сотни вьетнамских цветочных горшков, в каждый из которых запросто вместится вековое дерево. Начался аукцион в двух местах одновременно. Одна часть площадки была вроде как мужская (ножи, ружья, инструменты, насосы и шланги, монеты и шлемы, фотоаппаратура, а чуть позже — лодки, катера, снегоходы, вездеходы, легковые автомобили, трейлеры, пикапы, траки, машины для гольфа и прочая-прочая техника), на второй части (дамской) все те же дизайнерские керамические горшки уходили влет по пять баксов (при магазинной цене по сто—двести долларов за горшочек), мебель, ресторанное оборудование, бытовая техника, товары для сада и огорода, и даже мебель и недвижимость.

Правда, мебельные гарнитуры и жилые комнаты продавались несколько странным, на мой взгляд, образом: ведущий аукциона показывал распечатанную на принтере цветную картинку. За нее и боролись. Тут же с молотка шло оборудование из только что обанкротившегося салона красоты. На ура среди американских баб шли крема и молочко для загара. Двадцать восемь новехоньких, в упаковках, ламп для соляриев было продано всего за... семьдесят пять зеленых.

Я, признаться, запала еще до начала аукциона на спортивную машинку «Понтиак». Даже сделала на ней несколько кругов по аукционной площадке (что может до начала аукциона сделать каждый желающий. Ведь народ должен знать, за что бороться.)

Но по плану у меня все-таки покупки автомобиля нет и не было. Единственное, как-то муж обмолвился, что хотел бы себе до выхода на пенсию приобрести новую спортивную машину. И тут же, помню, признался, что как раз новой машины-то он и... боится. Потому что как-то его старинный приятель, купив себе крутой автомобиль, позвал мужа поглядеть на обновку. Хвастался со словами: «Это мой последний железный конь!» (юморил, типа). А вскорости взял да и умер. Так что, правда, машина та новая и дорогущая последней в его жизни оказалась. Зато какая была машина!

«Мой» «Понтиак» с откидным верхом ушел с молотка за одиннадцать тысяч долларов, а с аукциона я чего-то все не уходила. Так любопытно было наблюдать за всем происходящим: старички, совсем уже высохшие, с трясущимися руками скупали старинные же автомобили так же легко, как мы выбираем картофель на рынке. (И ведь видно, что вот не надо ему уже ничего. Одной ногой в могиле стоит. Но покупает!) Многие из присутствующих на аукционе выглядели завсегдатаями. Мне нравилось слушать, как громко и быстро ведущий аукциона выкрикивает цифры, зачем-то гарсируя звуком «ррр!»: «Пятнадцать сотен — ррраз! пятнадцать сотен — два! Тррри! Прррродано!» (Первые полчаса я вообще ничего не понимала из того, что кричали ведущие лотов.)

Но вот перед глазами проплывает сверкающий на солнце красный «Вольксваген» — «жучок», и на оглушающем «двадцать восемь сотен — ррраз»! моя беленькая бумажка с рукописным номером 531 вдруг взмывает в небесную синь. «Пррродано!» Я купила автомобиль! Не планируя! Даже не поинтересовавшись, сколько машинке лет, кем был ее хозяин и как с ней обращались, в каких условиях она трудилась и как кушает. Даже попросту не удосужившись заглянуть внутрь салона! Не знаю, что там внутри у нее даже. Зато купила машину сама. Даже мужа не спросив. Но зато побив всех конкурентов на аукционе. Не планировала. Но увидела — и проснулся азарт. Азарт игрока. Со всякими там налогами вышло ровно три тысячи баксов.

До дома доехала без приключений. Тормоза оказались жесть! Только окно справа отчего-то отказалось закрываться до конца. И проигрыватель для дисков, однозначно, требует замены. А когда, припарковавшись у дома (где в гараже стоит уже четыре автомобиля), я выключила мотор и чуть позже попыталась завести его вновь, номер не удался. Машинка пофыркала-пофыркала, как-то истерично взвизгнула и заглохла.

«Слава богу, что хоть от аукционной площадки до дома на ней доехала!» — вздохнула я облегченно. Лина, выскочив из дома, прыгала вокруг новой (как выяснилось позже, 1994 года рождения) машинки и визжала от счастья. Узнав, что машина у меня почему-то отказалась заводиться, успокоила: «Папа приедет и наладит!»

*Дочь тут же решила, что «жучок» будет ее первой машиной. Я не против. Здесь почти все Линины подружки уже умеют управлять не только автомобилями, но и другой техникой. Через годик—два Лина будет самостоятельно в школу ездить, ведь в Америке без автомобиля никуда. Да, подружки дочкины, увидев уже Линино приобретение, страшно обзавидовались (признаться, не ожидала). Одна с нескрываемой завистью сказала, что даже у ее отца-полицейского нет такой машины, «а тут у тринадцатилетней девочки... такое авто!»

А я продолжаю успокаивать себя, что спонтанно купленная мной малолитражка — вещь в хозяйстве все-таки нужная. Моя машина (мужнин подарок к свадьбе) «Митсубиси-Эндевор» буквально жрет бензин (галлона (3,7 литра) хватает на 50 миль). Потому и есть, пожалуй, смысл пересаживаться на более экономичную машинешку.

Кстати, недавно муж рассказал, что платит за мою автомобильную страховку (я и не знала!) более восьмисот долларов каждые шесть месяцев! (За свою страховку он платит всего 200 долларов за те же полгода.) «Отчего, — спрашиваю, — такая разница и такие траты???» — «У тебя, Марина, стаж водительский в США небольшой. Если бы ты была начинающим водилой, тинейджером лет так шестнадцати, то страховка вообще бы зашкаливала. Но тебе, слава богу, не шестнадцать. А сумма страховая складывается также и из стоимости автомобиля. Вот у тебя, Марина, машина новая (ей уже почти три года), и страховые платежи за новое авто соответственные. А езди ты на консервной банке, было б гораздо дешевле. Да, а получит человек штрафов от дорожной полиции или попадет в аварию, тут же ему поднимут тариф на эту же страховку. (Тьфу-тьфу-тьфу!)»

А я и не знала! И к чему, спрашивается, такие расходы, ради чего? Да я бы легко пережила старую машинешку ради семейной экономии. Но у мужа пунктик: не важно, какая тачка у мужчины, но его жена должна ездить на чудо-автомобиле. На новой — однозначно (что, в общем-то, глупо. Потому что учиться заруливать на авто стоимостью 32 000 долларов — шоу не для слабонервных!)

Метки:
baikalpress_id:  46 683