Только начало

Про женатого мужика что рассказывать? Что живет он в кирпичной пятиэтажке? И если встать перед домом, то слева от подъезда, на третьем этаже, как раз и находятся все окна его трехкомнатной квартиры? Если задрать голову и посмотреть, то там шторки висят, разного цвета шторки, на кухоньке синие, потому что в специальных книжках написано, что синий свет подавляет аппетит.

А у нормального мужика, если он не полоумный самоубийца, все мысли направлены в сторону сохранения здоровья, а лучше всего сохранять здоровье — это по крайней мере вес не увеличивать. Поэтому этот мужик насчет еды придирчивый. Чтоб без переборов в сторону калорийности блюд. Да и правильно. Потому что, если человек сам о себе не заботится, то окружающим-то точно до фонаря, как у этого конкретного мужика нынче с весом. Хотя нет, мужикова жена все-таки отвечает за подсчет калорий, на то она и мужикова жена. Поэтому, когда у мужика подъем, его жена уже вовсю расстаралась на куне.

Мужик, значит, просыпается, что там по плану? Зарядка? Ну, если считать зарядкой беглый взгляд в уголок его спаленки, где мило, дружка к дружке, лежат гантельки, это и будет зарядкой. Потому что мужик эти гантельки, если честно, еще ни разу не тягал. Чтобы выяснить наконец, где там у него бицепс-трицепс. Зато хорошие гантельки в том смысле, что его жена их очень даже хорошо использует как гнет при засолке рыбы или прочей солонины. Как? Ой, да просто все. Один стакан соли и четыре стакана воды — вот и вся премудрость. Туда, в этот рассол (его, конечно, хорошенько размешать надо, чтоб соль растворилась) — вот туда оттаявшую селедку и кладем. Или куски свинячьего сала. Потом тарелкой прикрываем и сверху как раз гантельки и кладем.

Рыба непотрошеная солится сутки, потом вынимаешь, чистишь ее, голубушку, разделываешь на кусочки и заливаешь смесью уксуса, сахара, растительного маслица и горчицы. Только с уксусом желательно не переборщить, иначе селедка скукожится. Мало того что вид не товарный, еще и вкус — такой вяленный.

Потому что, по наблюдениям мужиковой жены, уксус все-таки сок тянет из рыбы-мяса. А насчет соленого сала тоже все ясно, когда оно просолится ровно трое суток при комнатной температуре, если дело зимой, и в холодильнике — если летом; чтоб не сквасилось, его достаешь, куски натираешь перцем и сушеным укропом, шпигуешь чесноком и в морозилку. И готово! Красота, и мало того — экономия мужиковых средств, потому что мужик, если честно, скуповатый. И частенько бровки хмурит, когда его жена поднывает насчет денежек. Мужик морщит лоб, но ему не нравится, что что-то заканчивается. Но, с другой стороны, не нравится и при пустых полках сидеть. Противоречие у него в душе. Но лучше все-таки, прочитав предварительно нотацию, что надо жить по средствам, он денежки выдает. А потом выслушивает, как его жена эти денежки потратила с толком. Она на оптовку гоняет раз в неделю точно и выискивает там, где эта сельдь мороженая подешевле. И на рынок. Мужик любит, чтоб запасы и разнообразие. Поэтому его жена — виртуоз. И подружек своих она за грудки буквально трясет, выпытывая у них рецепты, чтоб, значит, своего мужика порадовать ассортиментом.

Вот для этого, собственно, и гантели. Она их потом хорошо помоет с мыльцем и на место водрузит — в уголок спаленки. Хотя им самое место на кухне, среди кухонной утвари, но она однажды так забыла их поставить на место, мужик потом сильно был недоволен. Почему непорядок? Мало ли ему втемяшится в башку насчет физзарядки? Действительно, захочется вот так силовых упражнений, настроение если, появится вдохновение, а там нет гантелек, а вдохновение — такая штука, придет-уйдет.

Пока мужик завтракает, а это всегда что-то питательное из яиц, жена рядом. Не навытяжку, но рядом и стоя. Ждет слов привета. Завтрак надо чтоб без повторений, никто не любит, чтоб повторения. Конечно, никому не понравится, если ему будут каждое утро втюхивать вареные яйца. Поэтому мужикова жена мозг напрягает насчет сложных омлетов. Еще там есть такое блюдо, называется окошки. Его скорее деткам готовят, которые капризничают насчет яиц. Но и для взрослого сойдет. Это когда отрезается кусок хлебца, мякушка вынимается, остается что? Правильно, рамка из корочки, вот эта рамка поджаривается на сковородке, и туда потом вливается одно яйцо куриное, подается с зеленью. Это блюдо мужикова жена придумала для их дочурки.

Но мужик так быстро все сметал из дочкиной тарелки, что приходилось эти окошки выпекать и для него. Короче, пока он так ест, там рядом с ним еще сидит маленькая собачка и смотрит черными глазками. Эта собачка вообще-то прыгучая, но хорошо понимает, что сейчас хозяину не до нее. Она прыгучая делается, когда мужик вечером домой приходит. И вот, спрашивается, чему радуется эта животина? Гуляет с собачкой мужикова жена, она же собачку кормит. Играет с ней во всякие развивающие игры мужикова дочка. А любит собачка этого господина. Витиеваты пути любви. Точно.

Вот теперь и про любовь. Потому что мужик в своей жизни не только же ест и спит, и на работу ходит, он же, как он думает, одну женщину любит. То есть с ней встречается. Не так чтобы каждый день или каждую неделю, а где-то раз в месяц, от силы два. Женщину звать Люда. Там же на работе у них закрутилось. Точнее, у Люды закрутилось, потому что у мужика график жизни все-таки мало изменился.

И у Люды ее личный график остается прежний, но у нее добавляются мечты и планы, планы и мечты. Люда вот так живет, тоже, заметим, в таком же кирпичном домике и тоже в трехкомнатной квартире. И там кроме Люды, Людиной мамы есть еще брат с беременной женой. И получается, их уже как-то много на эти три комнаты. Кроме прочего, там же кухня такая размером... Как обозначить этот размер? В чем его считать? Как раз на одного человека, если он живот втянул. Вот непонятно, чем руководствовался проектировщик, когда мастерил эти метры жилой площади. Три комнаты предполагают как минимум троих человек, да? И как их тогда размещать на одном метре этой кухонки? Или этот архитектор думал, что на кухне исключительно приходящая прислуга готовит какие-то блюда и куда-то подает, и вкушают эти блюда едоки где—то там, вдалеке — в столовой?

Короче, места в квартире там только для одной беременной братовой жены. И у них на этой почве маленько холодок образовался. Мама их считает, что с ней могли бы и посоветоваться. А то сразу раз и знакомьтесь, это Марина, жена, ждем ребенка и т. д. И Марина заперлась сначала суток на трое, выходила только ночью. Стеснялась, может быть. А потом поняла, что Люда со своей матерью — интеллигентные, то есть безопасные. Так что эта Марина практически скоро не то что стыд потеряла, но, похоже, мозги. И начала так немножко права качать. Хотя бы вот так — что опять накурено.

Хотя курит там ее конкретный муж. В форточку. Две затяжки. Ну и еще какие-то замечания — как пишут в пьесах, такие ремарки в скобках — «в сторону». И Люде там элементарно деться некуда, потому что хоть она и осталась в своей комнатке, но там шаги за стенкой. Как шаги командора. Ужас охватывает! Настоящий ужас! И Люда со своей матерью хоть и понимают, что появление внука и племянника — настоящее радостное событие, но все равно какая-то там обстановка нервозная. Потому что эта Марина то с капризами, то с настроениями. А ее муж, брат Люды, метался туда-сюда по комнатам, желая всех если не подружить, то примирить, потом рукой махнул. Потому что Марина ходит с таким лицом — с осуждением. Насчет всего. А Людина мама ждет не дождется, когда придет весна — лето — дача, чтоб там хотя бы спрятаться. От шагов командора. Но с другой стороны, как же это грядущее событие — рождение нового человека? Но Марина сказала, что приедет уже ее мама на помощь. Тогда куда ее маму селить? Неразрешимые совершенно вопросы. Куда кого селить?

Вот таким было положение Людиных дел, когда в ее личной жизни образовались неформальные отношения с этим мужиком. Ах да, звать мужика Михаил Михайлович. Она его так и зовет — Михаил Михайлович. Выказывает, получается, почтение. Хотя он не совсем и старый мужик, то есть для Люды старый, конечно, а для своей жены — ровесник. Так что не надо быть никаким специалистом, чтобы понимать, что Люда — весьма перспективная кандидатка в одно специфическое лечебное учреждение.

Ей вообще домой возвращаться неохота. Чтобы там шепотом говорить со своей родной мамой? Владелицей, кстати, этой квартиры? И по документам, и по всему. Вплоть до того, что эта мама квартирную плату вносит самостоятельно за всех проживающих. Так что она остается совсем без всякой копейки на свои личные нужды. Потому что все оплачивает. И телефон. И у нее нет возможности, чтобы себе раз в месяц купить хоть даже книжку какую-нибудь. Потому что она купила так книжку, а Марина посмотрела и сказала насчет того, что все эгоисты. Вместо того чтобы фрукты будущему внуку. Имелось в виду, что эта женщина нет чтобы яблоко беременной невестке, только о себе и о себе. Так что рассказывать все тошно. Хотя вокруг такие просторы, но в каждом доме драмы.

Вот поэтому Люде и показалось, что у нее появилась отдушина и форточка, она может глотнуть воздуха если не свободы, то надежды. Потому что хоть этот мужик, этот, извините за выражение, Михаил Михайлович, и не говорил прямо насчет изменений в Людиной судьбе, но смотрел таким вот взглядом, и там Люда читала, что хотела прочитать. Как будто там такое тайное письмо проявляется, как у Ленина, когда ему в камеру передавали документ, а там между строчками важное написано молоком. Так и Люда что-то такое читала во взгляде Михаила Михайловича насчет перемены своей участи. Такие женщины обладают даром читать ненаписанное. Кандидатки потому что. А если мужика спросить, что он имел в виду? Обещал жениться? В смысле на Люде? Он на вас посмотрит, как на забор. Шутка, что ли? Это в лучшем случае. Что он ответит, все знают, кроме Люды.

И такая ерунда длится и длится. Потом ребеночек этот родился, внук и племянник. И, как было обещано, приехала мама Марины. Кстати, больше было страхов, нормальная такая приехала женщина, в сознании. Она что сделала самое главное? Она спросила свою дочу Марину: ты что, Марина, совсем ума лишилась насчет запугивания членов этой семейной ячейки? Маринина мама стала перед всеми извиняться и каяться за дочку, которая не понять в кого такая дура уродилась.

И вот что интересно, у Марины с рождением ребеночка что-то в башке все-таки стало меняться, вставать на место. Через ляльку поменялось и отношение к мужу и прочим жильцам. Так что низкий, получается, еще и поклон этой Марининой маме, которая от всей души продемонстрировала почтительное уважение всем членам семьи. И Марину быстро на место поставила. Иначе, сказала, увезет дуру непосредственно на место ее малой родины, к родимым грядкам в поселке городского типа. ПГС. Маринина мама рассказала дочуре, что ей, дочуре, при таком раскладе светит только возвращение на родину и воспитание ребенка уже самостоятельно. Она это доступным языком, потому что поняла мудрая женщина, что эти люди, хоть с виду и забитые какие-то, но со дня на день все-таки возьмутся за руки, чтоб не пропасть по одиночке.

Вот так и воцарился мир во всем мире. Нормальная оказалась девка — Марина. А что с заскоками, так кто без заскоков? И у Марины с Людой всякие интересные занятия образовались, и такая жизнь хорошая, что Люде стало совсем даже неинтересно с этим старым мужиком. Михаилом Михайловичем. Не будем сейчас рассказывать не существующее, что ее обуяла какая-то стыдоба начет мужиковой жены и дочки, этого точно не было. А просто сам мужик предстал в истинном свете. Что жадный он, это раз. И что там два? Уже одного того, что жадный, достаточно. Это как-то очень отравляет чувства молодых особ. Так что мужику было сказано — чао, бамбино. И отправили по месту прописки. Мужик, конечно, обиделся. А потом вот что понял — чего бегать-то? Когда дома все есть? Ну, правда? Его, мужиковы, желания вполне так учитываются, жена хорошая, ребенок не проблемный. Еще есть и прыгучая собачка. Которая в припадке любви норовит облизать мужиково лицо так, словно встречает его после долгой-долгой разлуки.

И у мужика, между прочим, появилось увлекательное занятие — он теперь после работы степенно выхаживает по округе с собачкой. У собачки такое все хорошенькое — в смысле экипировки, вплоть до того, что на собачкины «ручки» надевается такой хомутик, и собачка семенит ножками и смотрит по сторонам гордо и с достоинством. И Михаил Михайлович — тоже с достоинством. Природа, птички поют, Михаил Михайлович со знакомыми раскланивается. Одет хорошо. Вот так выгуливает и себя, и собачку. Моцион. Для здоровья — самое то. Это он, между прочим, всего за три месяца неспешных прогулок уже сбросил полтора килограмма. И это только начало.

Загрузка...