Преданна всю жизнь

Даже спустя 53 года после смерти мужа героиня войны Валентина Тверитина остается ему верна

Такое бывает не только в сказках. Настоящую любовь 90-летняя ангарчанка, ветеран войны Валентина Тверитина встретила еще перед войной и пронесла ее через всю свою жизнь. Сражения только закалили чувства. Валентина Николаевна в 1941—1945 годах была командиром санитарного батальона, дошла до Берлина. Муж все время был рядом. Она стояла возле Рейхстага, видела тело Евы Браун во дворе рейхсканцелярии. «Не та у них была любовь, что у нас с мужем», — уверена Валентина Тверитина.

Ей было 19, ему 23. Оба медики. Валентина и Василий познакомились в 1940 году на танцах в Иркутском военном госпитале.

— В 1938 году я окончила медучилище, — вспоминает Валентина Николаевна. — Работала старшей медсестрой в терапевтическом отделении госпиталя. В 1940 году к нам приехали врачи на повышение квалификации. Тогда мы с мужем и познакомились. Он служил в Кяхте в артиллерийском полку начальником санитарной службы.

Молодые люди долго переписывались, дружили, а потом полюбили друг друга. В 1941 году Василий позвал будущую жену в Кяхту. Там свадьбу сыграли. И тут началась война. Василия практически сразу же вызвали в Москву. Через несколько дней пришло направление и Валентине. Всю войну они были рядом: муж — начальник медсанбата, а жена у него в подчинении. В 1942 году полк 64-й стрелковой дивизии, в котором служила Валентина Тверитина, формировали под Сталинградом. Здесь командир санвзвода лейтенант Тверитина плакала первый и последний раз. Не в бою. Выскочила за кипятком и чуть не отстала от эшелона. Стыдно было!

— Больше слез не было. В сталинградской мясорубке я остервенела, что ли, — говорит ветеран войны. — Ночью переправляешься на плотах под обстрелом к Мамаеву кургану. Обратно тоже ночью и тоже под обстрелом на плотах везешь раненых. Плоты в клочья. Ты в тяжелых сапогах тонешь. Люди орут. Вода вперемешку с кровью и нефтью, а поверху осколки секут. То купание в Волге мои слезы и высушило.

Первый раз Валентина была ранена в Сталинграде. Прибежала в штаб перевязывать разведчика, а тут взорвалась мина. Успела перевязать себя, разведчика и очнулась уже в медсанбате. Перед ней стоял муж и твердил, что больше он Валю на передовую не пустит.

После этого ранения у Валентины Тверитиной был серьезный разговор с мужем. Он умолял ее вести себя на поле боя осторожней. Учил, как нужно действовать. Говорил, что не переживет смерти любимой. Но сделать ничего не мог. Служба есть служба.

— Я была очень тяжелой, пролежала полтора месяца в госпитале. Муж сам меня лечил. Это и помогло мне выжить. Меня всегда спасала любовь, где бы я ни была.

Все 4 года они были вместе. Трижды Валентина оказывалась в госпитале. И от смерти ее всегда спасал муж.

— Без него я бы погибла. Моя жизнь не один раз висела на волоске. Как бы ни было тяжело, но раненых солдат я никогда не бросала. Однажды немцы меня чуть не расстреляли. Благо наши ребята вовремя отбили. Да все было... Без поддержки мужа я бы не пережила эту страшную войну. Валентина Николаевна еле сдерживает слезы. Фронтовые картины до сих пор преследуют пожилую женщину. Ей постоянно снится война: кровь, исковерканные осколками от снарядов тела, боль... Страшнее всего было в Сталинграде.

— Я до Берлина дошла, но такой мясорубки, как в Сталинграде, не видела, — вспоминает Валентина Тверитина. — Мы буквально ходили по колено в крови. Много раз приходилось переправлять раненых с одного берега на другой в госпиталь. Однажды на мой плот погрузили восемь тяжелораненых, еще с десяток плыли, держась за бревна. Снаряд угодил в край плота, и все пошли ко дну.

Вдруг рядом Валентина увидела плывущую лошадь. Откуда она взялась? Женщина ухватилась за гриву, и кобыла вытащила ее на берег. Это было настоящим чудом.

— Первую кровь я увидела, когда дивизия по балкам двигалась к Волге и попала под бомбежку. Ездовой Дмитрий Никифорович Шерстнев спас мне жизнь. Пожилой солдат схватил меня за волосы и швырнул в кювет. Через секунду повозку разнесло бомбой.

Всю оборону Сталинграда Валентина провела на передовой, вытаскивала раненых, переправляла их по реке, красной от крови, ходила в разведку. Здесь получила медаль «За отвагу».

Василий Иванович очень любил жену, ревновал. Правда, ревность эта была для него скорее приятная. Многие офицеры, особенно из новеньких, на Валю засматривались. Ходит в отлично сшитом обмундировании, всегда при макияже (тушь и помаду солдатская смекалка помогала делать из сажи и марганцовки). Когда спрашивали, для кого кокетничает, говорила — для мужа.

— С Васей мы встречались часто, 3—4 раза в неделю, — рассказывает Валентина Николаевна. — Он находился в 10 километрах позади передовой, а я прямо на поле боя помогала раненым. Воевала вместе с саперами. Мы всегда шли впереди. Но я ездила часто с передовой в медсанбат — получала медикаменты. К нему лично приезжала что-нибудь подписать. Победу Валентина Николаевна встречала в Берлине. Очень хотела посмотреть на Рейхстаг. После освобождения города ей удалось подойти к Бранденбургским воротам.

— Они очень красивые, — говорит ветеран. — Только вот вокруг все было залито кровью и завалено телами немецких солдат. Я видела Мелитона Кантарию, который водрузил наше знамя Победы над Рейхстагом. Нам показывали место, где была сожжена любовница Гитлера Ева. Мне ее не было жалко, ведь она убила своих детей. Кстати, тела Гитлера мы не видели. Нам сказали, что он успел убежать. Мы не верили, что Гитлер мог покончить с собой. Прошли по Рейхстагу, увидели комнаты Гитлера. После окончания войны муж Валентины Николаевны Василий Иванович продолжал служить в Берлине, а она работала медсестрой в госпитале. В 1946 году у Тверитиных родилась дочь, потом через 11 лет — сын. В 1957 году глава семьи заболел раком и через несколько месяцев умер. Для его жены это был страшный удар. На руках у нее осталось двое маленьких детей. Тело Василия Тверитина кремировали в Берлине, прах супруга Валентина Николаевна привезла на родину в Тулун и там его захоронила. После этого какое-то время Валентина Тверитина работала старшей сестрой в детском приюте Тулуна.

— Много родителей не вернулось с войны, было много одиноких детей, — говорит ветеран ВОВ. — В приюте были и младшие, и старшие группы. Потом я переехала в Ангарск. Работала медиком в местном бассейне, потом в медсанчасти. Я до сих пор люблю мужа и регулярно езжу на его могилку в Тулун. Несколько раз ко мне в гости приезжали однополчане — подполковник с майором. Предлагали руку и сердце, но я отказывалась. Не хочу предавать память и любовь к мужу.

Сейчас у Валентины Тверитиной растут двое внуков и двое правнуков. Они постоянно приходят к бабушке в гости. А Валентина Николаевна по-прежнему полна сил: возглавляет Ангарский совет ветеранов, много работает, управляется дома по хозяйству.

— Я привыкла много работать, без работы жить невозможно, — говорит героиня войны. — Сидеть в двух стенах я не хочу и не могу. Если не считать ранений, лишь один раз ангиной болела. Раньше любила плавать, на коньках кататься, водила машину, мотоцикл. В общем, вела активный образ жизни. Отлично сидела на коне. Правда, сейчас ноги стали болеть. Дали о себе знать перебитые на войне кости.

Сейчас Валентине Николаевне приходится ходить по кабинетам и напоминать о своих льготах. А чиновники, которые ей в правнуки годятся, часто заявляют: «Вы не одна воевали!»

— На войне было страшно, после войны — тяжело, — говорит ветеран. — Но интересно. А вот так жить мне уже неинтересно. А верить в себя мне и сегодня помогает любовь моего покойного мужа.

«Любовь на войне» — это роман из множества историй, которые расскажут читателям «Пятницы» жители Иркутской области. Каждая история — не о смерти, трагедиях и разрывах снарядов, а о любви. Ведь и ей было место на войне. Мы с удовольствием представляем партнера нашей новой рубрики — это Байкальский банк Сбербанка России. Рассказчиков самых необыкновенных историй ждут подарки от нашего партнера. Звоните в «Пятницу»

по телефону 27-28-28, мы ждем ваших историй на тему «Любовь на войне».

Метки:
baikalpress_id:  12 921