Почтовый роман

Всего несколько встреч — и любовь на всю жизнь!

Валерий и Людмила Осиповы встретились и полюбили друг друга при необычных обстоятельствах, можно сказать, прямо на переднем фронте боевых действий. Встреча была мимолетной и единственной, но для настоящей любви не нужны долгие свидания и клятвы, достаточно лишь одного взгляда. И этот взгляд предопределил всю дальнейшую жизнь.

Буду жив — найду

В квартире ветерана Великой Отечественной войны Людмилы Васильевны Осиповой на самом видном месте — портрет, написанный на холсте настоящим художником. На нем мужчина с необыкновенно выразительными глазами в военном кителе. На груди боевые ордена и медали. — Это мой муж Валерий Евгеньевич Осипов, — говорит Людмила Васильевна.

Рядом другой портрет. На фото тоненькая девушка с огромными глазами и счастливой улыбкой. Это сама Людмила Васильевна, снимок был сделан через несколько лет после войны. Так они и стоят рядом. А познакомились Людмила и Валерий под Москвой в 1941 году. Но обо всем по порядку. Людмила Осипова (в девичестве Попова) встретила войну в Ленинграде, где училась в медицинском институте.

— У нас как раз в разгаре была сессия, — рассказывает Людмила Васильевна. — Помню, обычно в июне в Ленинграде очень дождливо, но 22-го был на диво солнечный день...

Однако настроение у людей было хмурое... Все стояли у уличных репродукторов и слушали сообщения. Спустя месяц Людмила решила пойти добровольцем на фронт.

— А что вас побудило?

— Мы все были патриотами. В школе имели разряд БГТО, занимались физкультурой, собирали и разбирали винтовку. Много читали, ходили в кружки, любили историю. Мы действительно были готовы к труду и обороне. Людмила сразу попала в сортировочный госпиталь № 34—13 под Москвой. В октябре 1941 года бои шли уже недалеко от столицы, и раненых было очень много. Однажды с передовой привезли большую партию раненых, их разложили прямо на платформе.

— Когда уже всех перевязали, смотрю, сидит в сторонке старший лейтенант, весь заросший. Я к нему: «Пойдемте на перевязку!» А утром, когда девушка обходила раненых, кто-то ее окликнул: «Люда! Здравствуйте!»

— Я каждый раз волнуюсь, когда об этом рассказываю, — говорит Людмила Васильевна, — у меня тогда волосы были длинные — до самого пояса. Он уже успел умыться и побриться. Оказалось, что он совсем молоденький и очень симпатичный. Я ему: «Здравствуйте, а вы откуда мое имя знаете?» Он: «Узнал...»

Познакомились, лейтенанта звали Валерий, он рассказал немного о себе. Окончил семь классов, потом поступил в Ташкентское пехотное училище, служил на Алтае. В первый же день войны его отправили на фронт. Участвовал в боевых сражениях под Соловьевской переправой (одна из пяти переправ на реке Днепр, через которые поддерживали коммуникации с тылом, а затем выходили из окружения 16-я и 20-я армии во время Смоленского сражения в 1941-м. — Прим. автора). Во время ожесточенных боев он получил свое первое ранение. И вот теперь второе... Людмила Васильевна достает из альбома маленькую фотографию: — Вот таким я его увидела в первый раз. Валерий был очень славный... и застенчивый.

Шла война, поэтому на долгие разговоры у молодых людей времени не было.

— Он рвался обратно на передовую, — вспоминает Людмила Васильевна, — через несколько дней за ранеными приехала полуторка... Валерий мне ничего не сказал на прощание, только смотрел, видимо нравилась. Мы вообще были очень скромные, даже ни разу не поцеловались. Но на этом история не закончилась. Оказывается, все между ними только начиналось. Валерий просто постеснялся сказать о своих чувствах вслух. Чуть позже санитар, который поехал сопровождать машину, передал Людмиле записку: «Люда, жив буду — найду тебя. Валерий».

Почтовый роман

Между молодыми людьми завязалась переписка. Они обменялись адресами родных, чтобы через них поддерживать связь в случае чего. Были перерывы по нескольку месяцев, когда Валерий лежал в госпитале с очередным ранением. А всего во время войны он был ранен четыре раза, но всегда возвращался в строй. В 1943 году перед Курской битвой Людмилу перевели в полевой госпиталь на первую линию фронта. Валерий тоже участвовал в боях под Курском, но встретиться снова во время войны им уже не довелось. Все чувства — только в письмах. Напрямую о любви, конечно, Валерий не мог написать. Максимум, что позволял себе молодой человек — ласковое обращение «Мусенька моя, дорогая».

— Он понимал, что я нахожусь среди мужчин, а я была не уродина, поэтому писал: «Если ты сохранила мне верность, то мы будем очень счастливы». Тогда все было не так, как сейчас. Девушка, если погуляла, то к ней относились по-другому. Женщине вообще трудно на войне. Не женское это дело. Вот я, бывало, иду, и мужики кричат: «У-у-у...» Смотрят, я глаза вниз... Ни помыться, ни постирать... Мне пришлось даже косы остричь, потому что невозможно было.

Свадьба

Людмила Васильевна прошла войну от Москвы до Берлина. После Победы вернулась в Ленинград, восстановилась в институте. С Валерием они встретились только в марте 1946 года.

— Иду с занятий, и мне девчонки говорят: «Тебя какой-то майор ждет». У меня сразу сердечко екнуло. Ведь я надеялась, что он приедет, раз письма шли. И быстро пошла по коридору. Вижу — он! Мы обнялись, поцеловались. Пошли в комнату, девочки нас оставили одних поговорить.

Предложение руки и сердца было обставлено по-военному, без лишних сантиментов. Валерий сказал, что служит в Таллине и его специально отпустили из части — жениться. Людмила стала возражать, мол, надо доучиться. Но Валерий настаивал, ведь он был кадровым военным, и когда ему еще выпадет возможность приехать в Ленинград.

— Пошли в ЗАГС, — вспоминает Людмила Васильевна. — Регистратор сказала, что надо подождать два месяца, но Валерий убедил ее: «Вот моя невеста, она ждала меня всю войну».

В тот же день сыграли свадьбу. Купили на рынке конской колбасы, буханку хлеба и четок водки. Сварили гороховой каши. Было небогато, зато очень весело.

— Мы посидели с друзьями, похохотали, а потом пошли на танцы. Вот и вся наша свадьба! И сорок с лишним лет мы прожили! Вместе с мужем Людмила Васильевна объездила почти всю страну. Довелось побывать на Карельском перешейке, в Заполярье и в Москве, где Валерий учился в Академии имени Фрунзе. Об их одиссее можно написать отдельный роман. В Иркутске семья осела, когда Валерий Евгеньевич уже демобилизовался. Он преподавал на военной кафедре в институте иностранных языков, а Людмила работала в противочумном институте, занималась клещевым энцефалитом. Кстати, она имеет звание отличника здравоохранения. Сын пошел по маминым стопам, окончил медицинский, потом его пригласили в академию имени Сеченова в Москве. К сожалению, в 1987 году Валерия Евгеньевича не стало. Боевые ранения дали о себе знать. До этого он пережил несколько инсультов и инфарктов, и каждый раз Людмила Васильевна самоотверженно поднимала его на ноги, и возвращала к жизни.

— Когда его разбил первый инсульт, я бросила все, достала японские лекарства, и Валерий снова начал ходить и говорить. И прожил еще тринадцать лет. А через тринадцать лет ушел.

Сейчас ветерану войны Людмиле Васильевне 87 лет. Но взгляд у нее такой же молодой и задорный, как и на фото 70-летней давности. Здоровье, конечно, пошаливает, но она держится. Сын постоянно зовет к себе в Москву, но Людмила Осипова категорически отказывается покинуть Иркутск. Здесь у нее масса дел, ведь она до сих пор активно занимается общественной работой, возглавляет комиссию по работе с вдовами погибших фронтовиков. Никогда не отказывается встретиться со школьниками.

— Я прожила интереснейшую жизнь! У меня была большая любовь! Я видела столько необычных мест. И мне до сих пор интересно жить!

Метки:
baikalpress_id:  30 164