Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Снова были в театре. В том самом, с ужином и десертом. Снова муж нас мой баловал: купил самые дорогие места. У самой сцены. Но на этот раз и креветки тигровые (и гигантские) нам показались уже мелковатыми, и играли актеры уже не так замечательно, как в первый наш визит. Зато запало в душу другое: актер, играющий влюбленного парня, вдруг оставил свою визави на сцене и решительно шагнул в зал.

Пробрался на самую галерку и начал вести диалог с женщиной, там сидящей: «О, привет! Смотри-ка, у тебя очки и у меня очки. Это о многом говорит. Мы, должно быть, похожи не только очками, но и внутренним миром. А вот у той, моей подруги (кивает в сторону сцены), очков нет. Значит, ты мне больше подходишь». С этими словами он берет ее руку и просит проследовать с ним в свет софитов. Дама (видно сразу — не подставная!), жутко смущаясь, еле ковыляя в каких-то немыслимых алых туфлях на шпильке (ходить на каблуках уметь надо!), послушно плетется... Усаживается. Краснеет. Чего-то мямлит в ответ. Вот уже и лицо прячет, опустив голову чуть ли не до колен (ну кому понравится оказаться в центре внимания, под прицелом нескольких сотен глаз?).

И тут у меня слезы двумя фонтанными струями хлынули из глаз: немолодая уже женщина поднимает голову, потому что кто-то нежно коснулся ее руки. Мужчина. Лысоватый блондин. С животиком. Стоит перед ней на колене. С бархатной коробочкой. Зал стих. Умолкла музыка. Он хрипящим от волнения голосом попросил ее руки и сердца. Она помолчала минуту и... согласилась. Зал рукоплескал!

Слезы катились по моим щекам. Плакала и думала: а что если бы она не согласилась выйти за него замуж? Ведь предложение руки и сердца в такой вот обстановке — своего рода... нажим, верно? В любом случае, как замечательно вплели актеры в свою игру вот такой важный в жизни этой пары момент. Я подумала о том, что в моей жизни такого вот «момента» не было. Потому что замуж я умудрилась выйти без предложения руки и сердца. Как-то само собой все получилось. Потому что я и мой, тогда еще будущий, муж знали, что все у нас серьезно... Но все еще стоят у меня перед глазами те алые атласные туфли на шпильке.

*Похоже, в Америке новая молодежная мода. (Не знаю, может, это в России уже давно есть? Но я как-то в родном Иркутске, например, такого не встречала.) Выхожу сегодня из супермаркета, впереди меня три девушки лет по восемнадцать-двадцать от роду вышагивают. Все три как на подбор: высокие, стройные фигурки, красиво уложенные волосы, модные курточки, подтянутые попки... И тут мой взгляд волей-неволей на этих самых трех задницах и тормознул: почему-то девочки вышагивают в штанах, надетых... навыворот. То есть швами наружу. Вот и тканевые «информашки» про то, где тряпка сшита и как ее стирать... как у косуль, аккурат посреди ягодиц белыми «платочками» сверкают.

Я не местная. По-английски, если мне надо, «ни в зуб ногой». (Типа «моя твоя не понимайт».) В общем, актриса я никудышная, но если приспичит, то, «включив дуру», могу легко спросить все что угодно у кого угодно. Вот я девчонок и спрашиваю: «Девочки, а вы знаете, что штаны неправильно надели? Торопились, наверное? Темно еще было ко всему, да?» Они хохочут: «Да нет, это мы специально так их вывернули». — «???» — делаю я круглые глаза. (Уж не стала их просвещать на предмет того, что в России, например, надетая швами наружу одежда к неудачи. Им это зачем? Они ж американки.) «Да, это мы специально. Ну, вроде как... отдыхаем мы. Выходной же сегодня! И такой вот небрежный вид в одежде нас вроде как расслабляет... психологически». «А еще можно подумать, что у вас у всех троих штаны грязные. Вот вы их и вывернули изнаночной стороной. Чтобы чище казались», — подумала я. Но промолчала. Только улыбнулась понимающе-одобряюще и помахала на прощание. По-американски.

*Хочу рассказать о том, как Алла (иркутянка), будучи в гостях в Америке, знакомилась с русскими американцами. Юрий. Бывший москвич, пятидесятипятилетний еврей, в Америке он живет уже шестнадцать лет. Невысокого роста, щупленький, непомерно серьезный Юрий пригласил Аллу встретиться сначала в 18.00, потом зачем-то перенес встречу на час, затем еще на полчаса... Приехал он на свидание на изрядно пожившей машине.

Перед встречей несколько раз звонил: сперва уточнял название района, затем время, чуть позже в какой стадии подготовки к встрече находится Алла. Затем звонил, не переставая, с вопросами: «Ты уже вышла из дома или еще нет?», «Уже ждешь меня в условленном месте или еще нет?»... Когда они встретились, коренная сибирячка и русский американец, он стоял у машины и нервно курил. Рядом был «Макдональдс», и Алла, чтобы хоть как-то снять напряжение, предложила зайти и выпить по чашечке кофе. И тут же выслушала лекцию про то, что он, Юрий, в «Макдональдс» ни ногой! Видите ли, он, в отличие от американцев, там не ест и никому не рекомендует.

А если женщине так сильно хочется кушать, то он, так и быть, посидит и подождет. Но есть и пить он ничего в «Макдональдс» не будет. («Ну, нет так нет!» — решила Алла и перевела разговор в другое русло. Она, мол, всего третий день в Америке и третий же день в Нью-Йорке. Решила упросить своего жениха свозить ее на Манхеттен (полагая, что в восемь вечера там уже больших автомобильных пробок нет). Сначала Юрий с энтузиазмом согласился и даже поехал, но по дороге стал что-то запутанно объяснять, почему он не может туда ее свозить. В результате иркутянка ничего не поняла, но спросить постеснялась. Решив про себя, что проблема в бензине и еще, пожалуй, в том, что Юра на служебной машине. По дороге практичный воздыхатель рассказывал все больше о себе: работает водителем-экспедитором, развозит товар по магазинам. День рабочий с 8.00 до 20.00, из дома выходит ровно в семь, возвращается в девять вечера и так шесть дней в неделю. Случается, бывает Юрий и в отпуске. Иногда...

Михаил. Чрезвычайно общительный. Он когда-то давно работал агентом по купле и продаже недвижимости. Чем занимается сейчас? По-прежнему недвижимостью. Но уже по иной схеме: покупает умирающие дома-развалюхи, ремонтирует их своими силами и тут же продает подороже. Рассказал Михаил и про то, почему он дома продает, а не сдает, предположим, в аренду. Потому что в Америке есть закон: арендодатель не имеет права выселить человека за неуплату аренды! Сдал жилье и, зачастую, попал в западню. Даже если арендатор заключил с арендодателем договор аренды и арендатор, обязавшийся платить исправно, перестал раскошеливаться за жилье, никто не в праве неугодного тут же выселить.

Только через суд! А судебные разбирательства могут длиться до-о-о-лго... Вот и получается, что у тебя в твоем доме бесплатно, то есть абсолютно даром, живет человек, с которым ты ничего не можешь сделать. А уж выселить и подавно! Хотел подзаработать, а в итоге теряешь свои деньги и приобретаешь кучу неприятностей. Поэтому Михаил арендой и не занимается. Закончились отношения Аллы и Михаила сразу после начала второй встречи, когда он все-таки понял, что Алла — женщина «долгая». За ней много и, главное, до-о-олго ухаживать надо.

Третий американско-расейский «жаних» остался на стадии телефонных переговоров: он вдруг, едва поздоровавшись, начал расспрашивать только что прилетевшую в США в гости Аллу про... ее внешность. Аллочка отвечает, что, мол, я такая и такая... Среди прочих характеристик упоминает: «Стройная». И тут же встречный вопрос: «Что подразумеваете под этим?» (И чтобы уже быть уверенным до конца в Аллиной стройности, мужчина совершенно прямо, в лоб, просит назвать рост и вес. В цифрах.) — 70 и 170, — тихо отвечает Алла и слышит в ответ: «А-а-а-а! Вы же недавно из России! Поэтому действительно все еще стройная!»

*Что удивляет, так это отношения между родителями, детьми, а также между разведенными родителями и детьми от новых браков... У Лины что ни подруга, то из семьи, где мама вторично (третично?) вышла замуж. И у мамы кроме пяти-шести детей от первого брака непременно есть дети (ребенок) от брака нового. И все эти дети попеременно живут то у отца (с новой женой), то в доме у матери с уже новым «папой». Отчимом то есть. Живут дети неделю в одном доме, неделю в другом. Мне этого не понять. Ну как можно дергать детей туда-сюда? И выстраивать их жизни на два (как минимум) дома? Замечу, что в каждом родительском доме у детей есть собственная комната, собственная кровать...

И собственные (полярно разные!) правила. (Например, то, что можно вытворять в доме отца и мачехи, наверняка не пройдет в особняке у мамы и ее нового мужа). Но некоторые Линины подруги как-то признавались, что вот от этой дерготни (которую они называли словом «неопределенность») в жизни может быть много проблем. А усложняют все взрослые. Вот хотя бы такой пример: одна из подруг Лины по имени Ливера эту неделю живет у отца. А это означает, что с матерью она может разве что по телефону поболтать.

И даже если мама Ливеры и ее мужчина вздумали устроить себе романтический вечер и их общего сынишку (сводного, получается, брата для Ливеры) не с кем оставить, они не посмеют попросить Ливеру посидеть с четырехлетним малышом. А предпочтут позвонить Лине и попросить ее посидеть с их сыном. Приедут, чтобы отвезти Лину на несколько часов в свой дом. Чтобы, прогуляв до полуночи по ресторанам, заплатить Лине за работу и отвезти почти спящую девочку к ней домой. Но родной дочери мать не позвонит. И о помощи (хотя бы и за деньги) не попросит. Потому что это не ее неделя. Эта неделя папина.

*Я и Лина подписались сегодня в добровольцы: раздавать в местном шелтере (приюте) для животных бесплатный корм... владельцам кошек и собак. Во как!

Лине нужны отработанные часы на благо города, а мне не терпелось (каюсь!) взглянуть на тех, кто якобы не в состоянии накормить тех, кого сам же приручил. Я вооружилась даже фотоаппаратом, но дочь, увидев длиннющую очередь из жаждущих собачьего и кошачьего корма (на морозе, на промозглом ветре), строго-настрого запретила мне кого-то фотографировать: «А тебе, мама, было бы приятно, если бы тебе фотоаппарат в лицо пихали, когда ты тут стоишь в этой самой очереди среди бедняков?»

Бедняков оказалось много. Даже слишком. Так много, что дама (назвать дамой офицера животной полиции, в чьи обязанности входит в одиночку(!) животных отлавливать), выглядящая как заправский мужлан, начала спрашивать имена-фамилии пришедших за кормом. Также спрашивала, когда были тут в последний раз. (Тем, кто наповадился приезжать за дармовым питанием для питомцев чаще одного раза в месяц — от ворот поворот!) Но здесь нет никакого особенного учета: помощник в этом деле один — только собственная зрительная память. Нет, два помощника. Второй — доверие. Американцы приучены с детства верить на слово. Чем многие активно пользуются в собственных интересах.

...Вот у этой тетки восемнадцать кошек и двенадцать собак (или наоборот?). У той три кошки и два лабрадора. У той вот жирной мексиканки в пижамных грязно-желтых штанах восемь(!) щенков. Просит им щенячьего корма. Желательно какой-то определенной марки... С порога заявив, что она тут впервые, глазами шарит по полкам с провиантом. Но строгая дама-офицер полиции для животных охлаждает ее потребительский пыл: «Сколько щенков? Восемь? Порода? Разных пород? Какие породы? Боксер? Шнауцер? Овчарка? Пудель? Карликовый пудель? Так... Вы, женщина, зачем столько щенков набрали? Чтобы сюда за пропитанием для них приезжать?

Ваши щенки какого возраста? Разного? А они прошли процедуру (ту самую, после которой они не могут плодиться)? Нет??? Сегодня даю вам еду первый и последний раз. Пока их всех не кастрируете, вашей ноги чтобы тут не было!» Примерно так опрашивался каждый гражданин в очереди. Оказалось, что для сотрудников приюта чрезвычайно важно, чтобы собак и кошек не становилось в городе больше с каждым днем. Потому что если кошек еще худо-бедно разбирают, то вот с собаками дела обстоят иначе. Офицер, бой-баба, уверена, что очень скоро подросшие щенки той самой любвеобильной мексиканки окажутся здесь, в приюте. Как отказные. И если никто не разберет их в первые несколько же дней пребывания здесь, то им дорога одна: на тот свет. Потому что они автоматически становятся очередниками на усыпляющий укол. Ведь нет для всех в приюте места. И ныне здесь находящимся животным на пятки уже наступают другие псы и кошаки...

Удивляюсь я все-таки иным американцам: вот эту бабку с пронзительно-голубыми и базедово-выпученными глазищами, которые так напугали Лину, я вижу постоянно в различных торговых заведениях нашего городка. Она скупает все. Каталками. Сразу понятно: не бедствует бабка. А вот, на тебе, за кормом для двух кошечек час на снежной пурге отстояла. Улыбается. Просит дотащить ей коробку до машины... С таким видом, словно она только что не коробку дармового кошачьего провианта получила «на бедность», а купила какой-то чудо-диван по баснословной цене. И требует, как покупатель с деньгами, к себе соответствующего внимания.

Вот та жирная мексиканка постарше со сломанной рукой клянется-божится, что не была тут в прошлую среду. И, получив вожделенный пакет для кошек (на двух хвостатых персон на месяц), просит донести и ее пакет до машины. Но не едет (как машину-то вести одной рукой?). Она стоит и ждет мужа. И ее собственный муж торчит тут же, в очереди, и клянется-божится, что они «не вместе», и по ходу дела выдумывает клички каким-то двум другим якобы страждущим кошакам... Смотреть на эти представления (через одного!) откровенно стыдно. И становится понятно: народ в очереди, — почти что семья. Мы, корм их псинам и котярам раздающие, меняемся еженедельно. Вот и плетут что попало (кто проверит-то?). Сочиняя имена-фамилии-адреса-клички-возраст. Одна просит корм для щенков, но выясняется, что никакие они и не щенки, потому что им уже... пять. Пять не месяцев. Пять лет! (Не умеют американцы врать. Ведь все у них на доверии. И они, соврав, уверены, что больше и вопросов-то никто задавать не станет.) Что движет этими людьми? Любовь к животным? Или любовь к деньгам, полученным от продажи щенков?

Загрузка...