Опять покрасили

Символ дружбы Иркутска и Канадзавы раскрасили в желтый цвет

В минувшее воскресенье весь православный мир праздновал Светлое Христово Воскресение — Пасху. По традиции в этот день пекут куличи и красят куриные яйца. Ну а некоторым не дает покоя гранитное яйцо — так иркутяне называют символ российско-японской дружбы на улице Канадзавы. Раскрашивать его даже стало традицией — каждый год горожане думают о том, в какой цвет неизвестные покрасят огромный камень эллиптической формы. В этом году хулиганы выбрали желтый. Как всегда, поймать вандалов не удалось.

Памятник отношениям Иркутска и Канадзавы установили в 1994 году. Стела, разделенная на две части, и гранитное яйцо. Таким японские скульпторы увидели символ дружбы наших городов. В этом монументе каждая деталь имеет свое значение. Левая и правая стороны стелы — это Россия и Япония. А яйцо, лежащее на постаменте, и есть дружба.

Уже много лет подряд в ночь на Воскресение Христово яйцо приобретает какой-нибудь цвет. Иногда мастера рисуют на памятнике замысловатые сюжеты, иногда просто заливают одним тоном. Никого особо это событие не огорчает — многие уверены, что японцы поймут, если что, смысл окрашивания и не обидятся. Недовольны только специалисты Горзеленхоза — очищать памятник от краски приходится им. Работники говорят, что отмыть пористую поверхность очень сложно. Поэтому и приходится идти на разные хитрости: чтобы защитить яйцо, его иногда перед Пасхой заливают парафином — так легче чистить. А однажды овал просто облили бензином и выжгли краску паяльными лампами — от сажи камень отмыть проще.

Почему подружились?

В 1789 году, после 248 дней дрейфа, судно японского мореплавателя Дайкокуя Кодая «Синсе-мару» потерпело кораблекрушение у берегов Камчатки. 11 человек команды осталось в живых, шесть умерло. Чтобы вернуться на родину, команда построила примитивный деревянный бот и доплыла до Охотска. Содействовать их дальнейшему возвращению в Японию мог только генерал-губернатор Восточной Сибири. Японцы решили не ждать его ответа, а для ускорения самостоятельно отправились через Якутск в Иркутск.

До Иркутска смогли добраться только пятеро из них. Впоследствии Дайкокуя Кодай отправился в Санкт-Петербург и добился аудиенции у Екатерины II, которая повелела снарядить для их возвращения в Японию корабль, а его соотечественники Синдзо и Седзо тем временем преподавали японский язык в иркутской школе. Только через 9 лет и 9 месяцев Кодай и двое его спутников вернулись в Японию, где Кодай составил подробный отчет о пребывании в России и первый японско-русский словарь.

Метки:
baikalpress_id:  30 151