В ожидании паводка

В Иркутске случались наводнения, когда по улицам приходилось плавать на лодках

О сильных потопах большинство иркутян знают, к счастью, лишь понаслышке. Но жители некоторых районов города помнят случаи, когда вода заливала улицы, снося все на своем пути.

Людмила Ильинична Шулаева живет в поселке Затоне почти сорок лет. Ее дом стоит в нескольких десятках метров от берега Иркута. В мае 1971 года их поселок затопило: «Вода прибывала прямо на глазах. Люди что-то кричат, суетятся, поросята визжат, собаки лают. Я собралась бежать в магазин, в котором тогда работала, чтобы переставить продукты на верхние полки, вышла на крыльцо, а там вода покрыла его наполовину. Кое-как добралась до работы. Всю ночь там просидела, караулила воду. Но обошлось».

Ее соседка из дома напротив Роза Николаевна тоже помнит, как однажды, в конце пятидесятых годов, в Затоне произошло не менее сильное наводнение. Она рассказывает, что жителей из домов на берегу пришлось эвакуировать: «Там стояли охранники и никого не пускали к воде. Но воды хватало повсюду. Ее было так много, что по улицам плавали на лодках. Пройти было невозможно. Мама рассказывала, что даже чья-то лошадь утонула».

Ирина Пивоварова из поселка Селиваниха помнит наводнение, которое случилось здесь восемь лет назад. Утром она, как обычно, ушла на работу. Дома осталась ее дочка с бабушкой и дедушкой. Ирина вспоминает, что их дворовый пес вел себя как-то необычно — собака беспокоилась и не хотела заходить в будку. Но тогда женщина не обратила на это никакого внимания.

Отработала смену и поехала домой, но рейсовый автобус довез пассажиров только до железнодорожных путей, которые находятся в стороне от поселка. Дальше дорога была оцеплена военными. Ирина два дня не знала, что творится в поселке: «Уезжала на работу, там ночевала, потом снова приезжала сюда. Стояла у железной дороги, пытаясь увидеть хоть что-нибудь».

Когда вода спала, она наконец-то смогла добраться до дома. Оказалось, ее родные пересидели наводнение на чердаке. Дочка Катя, которой тогда было всего шесть лет, говорит, что ей было очень страшно: «Я сидела играла в куклы. К нам забежала соседка: «Вы что сидите? Вода подступает!» Тогда бабушка собрала какие-то вещи, и мы поднялись на чердак. Спали на тряпках, укрывались куртками. Света не было». Еще одно наводнение, которое произошло здесь в начале 70-х годов, помнит другая жительница Селиванихи — Ольга Владимировна Константинова. Вода поднялась до середины забора. Многие люди покинули свои дома. Тогда у Константиновых пропал весь урожай.

В этом году специалисты прогнозируют сложную паводковую ситуацию. Но у старожилов свои прогнозы: «Говорят, сильно топит раз в тридцать лет. Нас топило в начале 70-х, потом в начале 2000-х. Так что следующий раз еще нескоро».

Менять место жительства они тоже не собираются: «Живем себе да живем. Придет вода, ну что сделаешь, переживем. Не унесет, так живы останемся. Да и потом, посмотрите, какие у нас в Селиванихе коттеджи большие строят. Ничего ведь люди не боятся. Значит, все будет нормально».

Наводнение с жертвами

Сильное наводнение в нашей области произошло 5 лет назад в Тайшетском районе. В конце апреля из-за разлива реки Бирюсы на жилые дома в деревне Патрихе вынесло глыбы льда. В результате 24 из 93 домов были разрушены. Людей эвакуировали с крыш домов на вертолетах. Три человека погибли.

Загрузка...