Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Как в Иркутске и в области с ценами на бензин? Еще год назад галлон бензина (3,7 литра) стоил здесь, в Айдахо, почти полтора доллара. Помнит местный народ еще те золотые времена. В позапрошлом году бензин был дороже. (В июле 2008 он стал тут стоить 4,15 доллара за галлон.) Ужасно дорого в сравнении с прошлым, 2009 годом, когда цена топлива опускалась даже и до 1,43! Цены в последние два года скачут. Но средняя цена на топливо для железного коня — 2,35 доллара. За все тот же галлон! Говорят, что айдаховские бензинные цены аж на два цента (!) выше национальной расценки на топливо. И это при всем при том, что поблизости нет таких же богатств, как в Сибири...

*Снова о различиях. Одно из них называется загадочным словом «вазэктомия» (что означает мужскую стерилизацию). Не сильна я в медицинских терминах. Да еще и на английском языке! Но дело тут ясное: непопулярна эта самая вазэктомия в России. А тут повсеместно встречается такое явление. Когда мужчины местные добровольно(!) расстаются со способностью к зачатию. Много знаете мужиков, добровольно расставшихся с инстинктом делать детей на просторах бывшего СССР? Я в Сибири не встречала за всю свою жизнь ни одного! (Потому, возможно, и со словом таким не сталкивалась.) Здесь, в США, встречаю таких вот «провазэктомированных членов» повсеместно. Потому что они сами об этом открыто говорят. Или их жены. (Да тут вообще народ ничего не скрывает. В особенности собственных болячек.) Отчего подняла эту тему? С чего начала? Зачем? Все было просто: разговорилась с новой, всего пять месяцев назад приехавшей в Америку русской женщиной. Ее бывший русский муж преуспевал в бизнесе. Женаты они были четыре года. Но пришлось развестись — муж предпочитал... мужчин в сексе. Здесь Катя вышла замуж за сорокалетнего американца. Ничего не знаю о его финансовом положении, но, судя по Катиным репликам, деньгам они счет ведут строгий.

Женщина, распродав по дешевке свои наряды, принялась искать клиентуру. Хочет Катя убирать дома у состоятельных стариков. В свободное от любви время. У Кати и ее мужа все еще медовый месяц. Женщина уже пару раз названивала старенькой маме с одним и тем же вопросом: «Мама, что мне делать? Мне кажется, что мой новый муж — сексуальный маньяк! Он хочет меня... ежедневно! И не по разу! Ему надо каждую ночь. И каждое утро! Он еще и на обед приезжает!» На что мать в ответ только счастливо смеется. Рада за дочку. Говорит, что так и должно быть в счастливой семейной жизни. Не так, как было в прошлой дочкиной семье. Забавно, что бывшая жена Катиного американца тоже после развода обзавелась семьей. («Вышла замуж» тут как-то неуместно звучит. Потому что живет экс-супруга нынешнего Катиного мужа с... женщиной.)

Вот такие превратности судьбы. Двое их общих детей живут с ней же. Но муж и Катя часто их навещают, берут к себе на выходные. Катя рассказывала, как ревнует девятилетняя дочка мужа своего папочку к его новой жене. А особенно к ее виду. Внешнему. Женственному. Не такому, как у ее биологической матери. Потому что ее американская мама — внешне настоящий мужик. Сажень в плечах. Усатая. С короткой стрижкой под ежика. С грубым громким голосом. Такая гром-баба точно коня остановит. Одним своим мужланским видом... Одно грустно: никогда уже Кате и ее американцу не родить собственных детей. Потому что бывшая жена-лесбиянка отправила много лет назад муженька (в Америке они, мужья американские, послушные, как пластилин!) на эту самую процедуру на букву «в». На ту самую, с которой я и начала это повествование.

*Мне всегда казалось, что все, что находится в доме принадлежит всем членам семьи в равной степени. Так уж я воспитана. На коммунизме. Но вот начались мои удивления... недавно. Когда поняла, что все дети мужа не намерены делиться своим скарбом ни с кем. Даже друг с другом. Даже с собственными супругами. Потому что так воспитаны: у каждого должна быть своя (!) собственная вещь. На одежде с рождения их имена писались. Чтобы никто другой на курточку или штанишки не посягнул? Муж если им привозил-покупал подарки, то всегда в количестве четырех экземпляров. Одинаковых. Чтобы всем хватило. То же касается и видеоигр, и видеокассет...

Лина все удивлялась, отчего это сестры в американских семействах друг у друга одежду не занимают. И чего это каждая тащит все в свою комнату. В свой шкафчик. Подальше от других сестер-братьев. И видеотеки каждый уважающий себя юный американец собирает именные. А я-то по простоте душевной всегда думала, что одного фильма на семью даже из шести человек вполне достаточно. Пусть, по моим представлениям, лежит диск с фильмом в каком-то одном месте, и все члены семьи могут пользоваться... Смотреть, когда душеньке угодно. Не тут-то было. Чуть до скандала не дошло. Дело было так. Купил муж по Интернету очередное кино. «Принцесса-невеста» называется. Он для моего просвещения начал теперь активно старые американские фильмы закупать. Чтобы пробел в моем культурном воспитании восполнить. Дочь моя, увидев красивую обложку, кинулась фильм смотреть.

А просмотрев, утащила к себе в комнату (я ей купила большую такую стойку для видеокассет). Муж кинулся искать фильм. Нашел у Лины в комнате и был страшно недоволен. Даже высказал ей чего-то там. На мой вопросительный взгляд ответил: «Это неуважение. Без спроса взяла фильм. А потом его еще и к себе утащила». — «Ничего не неуважение. Мы — нормальная семья. Все у нас общее», — смеюсь я в ответ. Муж давай объяснять, что в Америке так не принято. Что в Америке у каждого все свое. В общем, мы пришли к обоюдному выводу: вот она, разница менталитетов. И что-то менять тут бессмысленно.

*В нашей русскоязычной общине пополнение. Прибыла новенькая! Пока что на разведку приехала. По туристической визе. Посмотреть, что да как. Как ее будущий встреченный в Интернете муж живет. Где живет (в каком доме, имеется в виду). В общем, забот тут у нее много. А еще у нее и день рождения! Пятьдесят лет! Она, правда, молчит. Скрывает свой возраст и от нас, новых знакомых, и от будущего мужа (потому что ему только-только 44 стукнуло). Замыливает она, в общем, свой праздник. И решили мы ей его устроить по большущему секрету. По просьбе ее американца. Прямо у нас дома. Она звонит утром по телефону. Спрашивает разрешения заехать со своим мужчиной к нам на чай. Я ж разве против? Делаю вид, что ничего не знаю про ее юбилей...

Но чая с ней выпить не откажусь. Придав для пущей убедительности холодности голосу, приглашаю к шести. Чтобы я с работы вернуться успела. ...Ее жених Стивен привез накачанных гелием шариков, море поздравительных плакатов, мороженое, кока-колу... И тут же наприглашал к нам домой море гостей. Мой муж приготовил ужин. И когда пробило шесть часов, мы все окружили только появившуюся на пороге нашего дома именинницу с тортом с горящими 17 свечами, с подарками, с песней «Хаппи бесдэй ту ю!»... Она разрыдалась. Сперва от испуга. Не ожидала такого сюрприза. Даже на будущего мужа с кулачками накинулась: «Ты чего меня не предупредил???»

А потом (именинница призналась позже) она растрогалась от того, что впервые в жизни ей преподносят торт... со свечами. На ее (!) день рождения! «Никогда еще у меня в жизни такого не было!» — плачет юбилярша и одновременно счастливо смеется. А мне это вдруг напомнило бородатый анекдот — историю про «сюрприз» в мужской день рождения. Помните, когда с утра никто его не поздравил дома. Жена забыла. Дети, видимо, проигнорировали. Расстроенный мужчина едет на службу. А там сотрудники тоже — ноль внимания. Никому и дела нет, что у босса сегодня день рождения! И только секретарша к обеду, проскользнув в кабинет и плотно закрыв за собой дверь, предложила отметить его, босса (не забыла ведь, помнила!) день рождения.... у нее дома! В тихой, так сказать, обстановке... И вот они едут к ней. У него такое предчувствие... что сейчас случится такое... Что-то чудесное. Замечательное. Незабываемое. И будет ему счастье! В общем, вернулось к нему, имениннику, позабытое ощущение праздника! Такого, какой бывает только в детстве! ...Как водится, поцеловались. Пообнимались. Но спешить же надо: дело-то обеденное. Секретарша шмыгнула в ванную, а он (именинник) остался на диване в гостиной ее ждать.

И вот она возвращается. С его (!) женой, его (!) детьми, его (!) друзьями и с тортом. С зажженными свечами. А он сидит на ее (секретарши) диване. У нее (секретарши) дома. Голышом. В свой день рождения уже не только в Америке, но и в России всякого можно ожидать, и лучше быть готовым ко всему.

Метки:
baikalpress_id:  46 635