Тихий домик

Мужа Катя выставила в позапрошлом году. А до этого с усердием изображала героическую женщину. Принимала гостей в любое время суток, позвонит Витюша: «Сваргань что-нибудь к ужину, я с мужиками приду». Вот Катя и варганила что-то сверх программы, потому что и так в обычные дни холодильник был забит.

Супер-пупер женщина. Витюша ею гордился перед друзьями, и в особенности перед женами друзей. Никто из этих жен не вставал с коечки, чтоб принять подвыпившую компанию, чтоб их там развлекать, кормить и выслушивать. За каким ей все это надо было? Сейчас Катя и не ответила бы внятно. А вот приятно было, что она такая особенная, не как эти тетехи. А у нее, пожалуйста, в любое время суток — и суп-харчо, и котлеты по-киевски, и домашние паштеты. Не говоря о пирогах и пирожных. Образцово-показательная женщина. И в доме порядок и сервировка. А однажды ее на место все-таки определили.

Заявилась вот так компания, мужички свои бутылочки повыставили, зашуршали пакетиками с нашим вам подношением: маринованные огурцы там и что-то вроде килечки, но дороже раз в десять. Катя вся такая-растакая. Никаких вам халатов и прочей пеньюарной синтетической дребедени. Вполне цивильно-спортивно. Но не нарочито, без треников, а наоборот, брючки-блузка. Закуски поданы. Суп греется. Все в предвкушении. Муж Витюша с видом чемпиона поглядывает с гордостью и спокоен, а тут вот этот в уголке, пригорюнившись. Катя его — вальяжно, Витюша — фамильярно. Сотрудник — коллега. А сам Витюша с ним учился где-то. И жену его Галю Катя даже припомнила. Не потому что там Галя какая-то выдающаяся была, просто у Кати память на лица и события цепкая.

А там Галя — мышь мышью. И муж этот при ней тоже мышиный. А вот ерзает, и видно было, что ему, этому замухрышке, среди великолепия Катиных интерьеров и щедрого стола стремно. Не скучно или он стесняется, а именно что стремно. И на Катю смотрит, как опытный кинолог на выбраковку породы. Так и ушел быстренько, не выпив, не закусив. К Гале своей помчался — презрительно откомментировали столь поспешное бегство все сидящие за столом. А Катя посмотрела на их лица — мужики в предвкушении, и чего-то ей на минуту тоже запротивело. Вот будут сидеть так в чужом доме, говорить комплименты чужой бабе. А в то время их жены... Ладно, замнем. И сама Катя показалась себе какой-то... Ну, понятно какой.

А Витюша женой гордился. Ну то есть Катя так думала про его мужчинскую гордость за жену. За дом. За достаток. За прочую белиберду. И долгое время все и перекрывало ей горизонт настоящего Витюши и настоящего к ней отношения. Тоже ведь забава — устраивать салоны для любителей дармового застолья. Мадам Шерер. Но одна ее образованная подружка Марина строго сказала, что счастье — это отсутствие несчастья. Цитата. А Катя запомнила. А жить одной, без мужика — это, пожалуй, несчастье. Потому что она навидалась этих разведенок без перспективы. Тетке сороковка, а она рыщет и вся в поисках, в поисках, и вид жалкий. С косметикой перебор. Такое переухоженное личико. И тянуть в мобильник: «Не могу сегодня, вечером у меня косметичка». Как же, все поверили. А сама сидит дома и, в лучшем случае, мажет лицо всякой бурдой из холодильника, сметанка там с остатками завтрака. Косметичка. Нужна ты кому сто лет.

Своей жизнью Катя была, в общем, довольна. Дочь выросла, вышла замуж и особо не вязалась, полностью поглощенная вырабатыванием стратегии и тактики своей семейной жизни. В первый раз в первый класс. Все уже открыто. Все законы и правила. А нет, они думают, что Колумбы. Ах да, имелась еще Катина молодящаяся маманя, они там в треугольнике — три квартиры: Катиной мамы, Катиной дочки с мужем, сама Катя с мужем Витюшей. Витюша у Кати муж номер три. Она за него схлестнулась с одной не шибко чтобы сопротивлявшейся соперницей. А сам Витюша как переходящий приз. Только улыбался вяло и застенчиво, благодарно. Смесь мужественности и романизма. Так Кате казалось. В глаза заглянет, скажет пару ласковых. А она в ответ — бегущая по волнам.

А потом ей все надоело. Может быть, давно надоело. Только сама себя обманывала. А еще есть великая вещь — распорядок дня. То есть встал, умылся, позавтракал. Дальше ты общественное животное и работающая единица. Потом клуб по интересам. У кого магазины широкого профиля, кому — стирка-глажка по душе. Кому вынь да положь новую книжку рецептов. В принципе, не скучно, если с умом и творчеством. А Катя с творчеством, вплоть до того, что прийти с работы, глянуть на квартирку и на следующий день враз сменить и шторки, и коврики. И пару эстампов в цвет. Интеллигентно и культурно. А на кухне так вообще прелесть что, где надо — дерево, а все другое из фирменных отделов бытовой техники. И славненько. Там даже прихватки и полотенчики — не промасленная дрянь, а тоже из хороших магазинов.

И пахнет там не пережаренной рыбой минтай, а вполне так кофейком и лимоном. Витюша даже морду научился воротить, если чего вдруг пригорело. Носик морщит. А Катя, бывало, даже извиняться лезла. Вот он и привык, что имя его от действительной победы.

Ну а потом дочка стуканула, что пока мама на даче горбатится с варкой варенья и прочими заготовками, Витюша размахнулся сам приемы устраивать, каких-то теток с работы. Криминала вроде не было, но Катю сильно задело и оскорбило вот это: на ее территории и каких-то посторонних баб. Видела она этих баб, смотрели они на Катю неодобрительно и, конечно, с завистью, а сами... Ладно, та же образованная подруга однажды строго сказала Кате, что оценивать людей, а тем более женщин по физике — признак примитивного ума. А Катя не хотела слыть примитивной. Поэтому из последних сил сдерживалась, чтобы не сообщать окружающим про объемы, килограммы и прочую безвкусицу какой-то конкретной гражданки Х.

А Катиной дочке соседка звонанула, что в их квартиру Витюша баб навел в количестве пяти штук. Соседка сама видела, как они по лестнице гуськом поднимались, хохоча и позвякивая бутылками. Так и сказала: в ваше отсутствие в ваш дом Витька баб навел. Соседка было сунулась самостоятельно устроить кастинг этих баб, но Катина дочка не позволила чинить самодеятельность, а дозвонилась матери. Катя сначала отмахнулась, но с наступлением вечера все стало казаться ей обидным и оскорбительным.

Так что она, кое-как умывшись, рванула на электричку. Картину она застала вполне безобидную, ну сидят себе, беседуют. Но ее задел сам вид Витюши — хозяйский. И как ни странно, то, что угощал он своих товарок как раз вот этими засолками, которые Катя сейчас и стругала на даче. Тетки были умеренно пьяны и с виду безопасны, но вид явившейся ночь-полночь жены расставил ненужные акценты. Хотя все обещали, что никакой жены. Жена на даче два дня минимум. А здесь, плиз, картина Ильи Ефимовича Репина «Не ждали». Тетки стали давиться закусками и водками или что там эстет Витюша налил в хрустальные графинчики.

Катя помаячила в дверях, как тень отца Гамлета, и, не говоря ни слова, отчалила с законной территории на территорию изнывающей в предвкушении скандала соседки. Соседка со своим мужем-отставником жила, на взгляд Кати, скучно, впечатлений маловато. А тут — новости. И вот они с этой соседкой нахлебались какой-то соседкиной наливки. Соседке хоть бы хны, а Кате заплохело, и домой она явилась утречком, несмотря на то, что находилась от родной кроватки в радиусе двух метров. Муж встретил с виноватым и, тем не менее, горделивым видом. А Кате хотелось одного — холодного и разнообразного питья в виде соков, минеральных вод и растворенных в этих водах аспиринов.

Потом муж Витюша что-то лепетал, грубил и оправдывался, и опять грубил. Катя в ответ ни слова упрека. Муж опять приосанился, неправильно понял всю комбинацию, и спустя сколько там, две-три недели, опять с бодрым видом приволок компанию к ним домой. Зато Катя, отворив дверку и не удосужившись накинуть на пижаму какой-никакой халатик, рявкнула честной компании все адреса и явки, по которым они могут отправляться хлебать свое пойло. А то ходят тут всякие и спать не дают работающим женщинам. Витюша примолк и, похоже, мало удивился, когда, вернувшись, и не поздно, со своей работки или чего там, увидел аккуратно сложенные сумочки и пакетики с его барахлом. Витюша открыл было ротик, но встретил совершенно уже равнодушное к его, Витюшиной, личной судьбе выражение лица Кати. Покидал свои манатки в машинку и был таков. Развели их быстренько, Витюша ни на чем не настаивал, а Катя прямо вот упивалась своей ролью самостоятельной женщины.

Ну а потом у ее дочечки родилась своя дочечка, и Катя придумала себе роль бабушки. Но была быстренько отправлена восвояси. Дочечка сама справлялась и, посмотрев на Катю, откровенно скучающую над кроваткой малышки, усмехнулась вполне по-взрослому. Кате даже стыдно стало. Кстати, за себя и за свою родную маманю, тоже словно отбывающую срок повинности в гостях у юной мамаши. Они вот так вдвоем и спускались по лестнице — Катя со своей мамой слишком поспешно, за ними закрыли дверь, когда слишком поспешно они сами засобирались. Вообще-то, стыдоба. Мать плела по обыкновению, что нынешние слишком много денег тратят на ерунду. Вот когда я тебя родила, никаких памперсов не было и готового питания тоже, сами соки на терочке терли, потом через марлечку... И подгузники, и за всем очередь... И все говорила и говорила, пока они шли к остановке. А потом Катя увильнула и не села в подъехавший трамвай, неправдоподобно объяснив, что ей надо зайти здесь неподалеку куда-то. В магазин.

Так что скоро у Кати образовалась какая-то дыра из времени, которое куда-то надо было девать. Она даже кинулась было разыскивать Витюшу. Но вовремя навела справки и узнала, что Витюша вполне благополучно проживает на территории сослуживицы, обласкан, накормлен и обогрет. Так что шило на мыло. Катя по этому случаю даже всплакнула в компании той же сердобольной соседки под аккомпанемент рюмочек с той же наливкой. Соседка говорила привычное: «Сволочи они все». Но видно было, что к Кате у нее теперь никакого уважения. А наоборот, уже плохо скрываемое раздражение.

Тем более что муж-отставник терся рядом, поглядывая на Катю с плохо скрываемым интересом. А соседка все гнала его то за хлебом, то мусор вынести. А потом прямо в лоб Кате и сказала, что поздно и всем рано вставать. А по телику действительно захрюкали герои передачи «Спокойной ночи, малыши». Катя пришла домой и опять всплакнула по своей одинокой бабьей доле. Набрала номер кого-то из подружек. Но у одной тесто подходило, у другой свекровка в гостях. А третья вообще несла неубедительную чушь про нездоровье. И все перезвонят, перезвонят, перезвонят.

Катя ходила на работу, прислушивалась там к разговорам сослуживиц, все прикидывала, как бы встрять в их разговоры, хотелось элементарно кому-то пожаловаться. Но всем было не до Кати, а дочка так прямо и брякнула про то, что человек кузнец своего счастья. Имелось в виду, что и несчастья тоже. Мать звонила, жаловалась на дороговизну, погоду, давление, потом резко обрывала разговор, кидаясь к очередной телевизионной жвачке. И еще и сердилась на Катю, что та ее игнорирует.

Катя исключительно по скуке завела флирт с одним молодым с работы. Но молодой посмотрел на нее, как на чучело, тут же набрал номер и стал курлыкать с какой-то Олечкой. Катя почувствовала себя старой калошей, а в глазах молодого сотрудника прочитала сожаление к ее смешному поведению. Хотя никакого сожаления там не было, а был взгляд в личное свое молодое будущее, и мыслей о Кате там — ни на секунду. Обычная посторонняя жизнь.

И однажды Катя спокойно поняла, что все в ее жизни уже было, и надо учиться теперь жить вот так, как теперь — спокойными новостями, вроде хорошего теплого денька или мурлы-мурлы кота Боречки, или удачной покупки на распродаже.

Так что, когда позвонила дочка и поинтересовалась, в котором часу Катя пожалует, например, в субботу, Катя не сразу поняла, о чем речь. Выяснилось, что у Катиной внучки Алечки (кстати, неизвестно, почему Аля, Александра) — день рождения, годик. Катя решила, что вручит подарки и отчалит по-тихому в свой тихий домик. Так, собственно, и было бы, если бы, если бы... В общем, из гостей там был еще и... Катин родной папаня! Забытый сто лет назад Катей ее первый муж. Вот он, кстати, и есть Александр. Александр и Александра. Дед с внучкой. Девочка смотрит на него с обожанием. И смеется, смеется.

Ну а потом этот Александр пошел Катю провожать. И они стояли у подъезда, а Катя не решилась пригласить его в дом. Чего-то даже застеснялась. И весь следующий день накрасилась почему-то с самого утра и все ждала, ждала чего-то.

Он позвонил через неделю, и Катя почувствовала, как ухнуло куда-то ее сердце, когда в трубке раздался его голос... Вот так в тихий домик и пришли настоящие радости.

Метки:
baikalpress_id:  46 636