Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Прошла-таки без потерь моя вторая «черная пятница». Вторая в моей американской двухлетней жизни. По «черным пятницам» во всех магазинах США — огромные скидки. Например, компьютер можно купить за $150. Но «выбрасывают» их помалу, штуки по три-четыре. И кто первый в магазин пришел, тому и счастье. Любители поживиться задешево занимают очередь в магазин днем раньше. Ставят палатки у входа, притаскивают раскладные стульчики и... ждут. Магазины в такую вот единственную в году пятницу открываются в пять часов утра. И... начинается самый настоящий штурм! В этот день (ночь?) американцы в своем большинстве и закупают рождественские подарки. А если учесть, что в средней американской семье количество членов не три-пять (как в семьях российских граждан), а человек так под сто... то размах трат и количество покупок можно себе вообразить.

Думаю, что смысл мероприятия под названием «блэк фрайдэй» — разжечь ажиотаж и заманить в магазин как можно больше покупателей. Если человек простоял в очереди хотя бы час, он не сможет уже уйти из этого магазина без покупки. Просто потому, что не зря ведь он время свое терял, стоя в очереди. Памятуя о прошлогодней смерти одного из наших сотрудников, насмерть затоптанного, руководство «Вулмарта» решило не повторять прошлых ошибок. Решили отныне не дожидаться безумства толпы, а начать самим диктовать этой толпе правила. Одно из которых — поставить народ в очередь.

В очередь цивилизованную. Змейкой. И выдать каждому номерок порядковый. Ну и время прибытия... Думаю, что нашлось немало недовольных нововведениями покупателей. Уверена, что и потери возможной прибыли неизбежны. Но ведь не так просто устроить самую грандиозную распродажу года и провести ее... безопасно для жизней. Кстати, у каждого входа дежурили полисмены. Но от этого частота мигалок, сигнализирующих о том, что выходящий из магазина человек чего-то спер, не уменьшилась ни на миг. Лампочки маячили безостановочно. А после, днями позже, мы, работники магазина, находили в самых неожиданных местах пустые коробки от видеокамер, дорогущих плееров, систем видеонаблюдения, фотоаппаратов...

Интересно, на сколько тысяч долларов было вынесено украденного товара в эту «черную пятницу» из «Вулмарта»? Наш менеджер переживал в этот день страшно. Даже пригласил дежурить у супермаркета пожарную машину и карету скорой помощи. Так, на всякий случай. И нас по многу раз инструктировали, как вести себя в случае, если живая очередь начнет давить. Налегать. Как управлять толпой...

*Америка! Меня здесь, уже после почти двух лет в американской торговле, удивить чем-то сложно. Но все-таки я была поражена тем, как повела себя одна дамочка. Молодая, со спящим ребенком в продуктовой корзине, она громко хвалилась людям в очереди, что пришла, когда еще и восьми вечера не было. И вот теперь, к пяти утра, она нахватала всего. (Даже того, замечу, что в «Вулмарте» пылится на полках годами.) Последнее, что ей было нужно — большущий автомобиль для детей четырех-пяти лет, который ездит на небольшие расстояния. Сам. Настоящий, по большому счету, электромобиль. Но у тетки спит в тележке маленькая дочка. Годика полтора от силы.

А розовых «Барби»-автомобилей уже не осталось в продаже. А вот такой, черный, ей и не нужен совсем. Тем более что и дочка-то совсем маленькая. Но женщина вцепилась в машину (стОящую в «черную пятницу» восемьдесят восемь долларов. Хотя обычная цена на такой товар — порядка четырехсот зеленых). И рассуждает вслух, что, пожалуй, машину брать не станет. Или возьмет, но потом все равно вернет в магазин... Еще миг, и огроменная и нелегкая коробка из рук шопоголички перекочует в мои (потому что я отвечаю за эту часть магазина). И тут, на свою беду, подошла пожилая запыхавшаяся леди и спросила, остались ли еще машины. Уж больно внуку купить хочется.

Я адресую вопросительный взгляд тетке с машиной. Уверенная, что она сейчас же ненужный ей, в общем-то, автомобиль отдаст. Но она почему-то... процедила сквозь зубы: «Эта машина — моя». Пожилая леди горько вздохнула и удалилась. Прочь из «Вулмарта». Потому что и приехала-то она сюда только ради этой машины. А спустя минуту молодая шопоголичка уже, вижу, подпинывает коробку ко мне. Поближе. На, мол, я передумала. Я потеряла от негодования дар речи. И так и стояла та машина в коробке в магазине еще часов пять. Ну или чувство стадности уже работало в других отделах супермаркета. В обувном, например, где сапоги модные демисезонные продавались по семь долларов за пару. (Что-то порядка двухсот рублей.)

Или там, где пижамы были по сто пятьдесят рублей. В красивом тканевом мешочке, с зубной щеткой и мылом в комплекте. Так вот, осталась после той дамочки эта коробка с авто, а также... еще пять тележек, полных... всего. (У нее, оказывается, в одной тележке спала дочка. А в другие семь-восемь она сваливала все то, на что падал ее взгляд. У нас ушла пара часов на то, чтобы разнести по местам и расставить по полкам ее «покупки». Горы покупок. Несостоявшихся.)

*Примеров человечности вижу тут все больше и больше. Несравненно больше, чем в России. Далеко ходить не надо. Возьму хоть бы и малоизвестного в городе человека по имени Нел Мабери. Да и как ему быть известным, если в последний раз неизвестно когда он появлялся за дверями собственного дома. Нел парализован. Много лет назад, еще работая управляющим несколькими радиостанциями, увлекался горным велосипедом. С гор, что вижу из окна нашего дома, немудрено упасть и сломать шею. Что с Нелом и произошло.

Пострадал позвоночник. Бессчетное количество часов терапии ни к чему не привели. Жизнь ограничилась инвалидным креслом в стенах собственного дома. Молодая жена мужчину, еще молодого и еще вчера более чем успешного, немедленно покинула. Кому нужен инвалид? Остался Нел один. Некому о нем позаботиться. Уже стал подумывать о том, чтобы купить себе место в госпитале для инвалидов. Но все чего-то медлил. Боялся туда попасть, признается. Не звал на помощь, иногда даже голодая. Потому что Нел не в состоянии открыть себе даже банку с консервами. ...Мир слухом полнится. Однажды на пороге дома молодого инвалида появилась девушка: «Как насчет поужинать?»

Сосед Нела Пол Ганон, живущий на соседней улице — хозяин ресторана в нашем городе вот уже на протяжении более чем 25 лет, прослышав про беду, приключившуюся с еще вчера активным и здоровым, полным сил успешным человеком, попросил своих сотрудниц-официанток по графику ежедневно доставлять Нелу горячий ужин. Из трех блюд. К инициативе владельца ресторана подключились добровольцы с программой «Еда на колесах». И стали готовить ежеутренне Нелу завтраки. Чуть позже двенадцать членов местного Ротари-клуба появились на пороге Нелова дома с воскресными обедами. Каждый из двенадцати мужчин, по очереди навещая Нела, привозит с собой обед. Особенный обед. Вокресный (читай: праздничный).... Это случилось пять лет назад. Нет сегодня уже в живых того добросердечного хозяина ресторана. Но бизнесом его рулит его родная дочь. И Нел, как ни в чем не бывало, по-прежнему получает свои горячие ужины.

Семь дней в неделю. Бесплатно. И он получал их даже тогда, когда ресторан был какое-то время закрыт. На пару недель. Но ужины для Нела готовились. И готовятся. И не абы как, а ежедневно кто-то звонит и интересуется, чего бы он желал сегодня. Индейку или рыбу? А может, стейк? А как насчет гарнира? Чего бы Нелу хотелось сегодня на ужин? «Пять лет! Семь дней в неделю! Это же хренова куча ужинов, — смеется Нел. — Знаете, еда из этого ресторана удивительно вкусна. Но самое главное — это люди, там работающие».

*Сенсация: местные бездомные подали в суд на... городскую администрацию. Не удивлюсь, если американские гавроши отсудят круглую сумму. Потому что городская администрация, их же, бездомных кормящая ежедневными горячими обедами-ужинами и их же содержащая (в приюте), ущемила бездомных в правах. Семь обитателей приюта для бездомных подали петицию в суд о том, что городские власти запрещают им разбивать свой собственный палаточно-картонно-коробочный городок в общественных местах (как то людные парки и скверы). Я видела такие палаточные городки на Гавайях.

В самом сердце туристической Мекки. Не скажу, что они радуют глаз обывателя. Но вот бездомным там, несомненно, рай. В штате Айдахо, где я живу, нет океанического бриза и вечнозеленого лета. И приют, по словам бездомных, вечно переполнен. Там, говорят, яблоку негде упасть. Вот и приходится им самим думать о крыше над головой. Да так, чтобы крыша эта была поближе к приюту. Как раз к тому месту, где тебя, бродягу, накормят...

*Я еще почему-то вспомнила одну известнейшую в моем родном городе даму — владелицу гостиниц-пароходов-магазинов-заводов... (буквально!). Так вот она как-то решила проехаться по своим (десятку-другому) дорогущим местным ресторанам. Так вот, мало кто ее в лицо знает из ее работяг. Повара-то иные уж точно ее в глаза не видели. Села женщина за столик. Заказ сделала. Принесли минут через... много. Холодное блюдо принесли вместо того, что должно быть подано горячим. Она, рассвирепев (а ей много для этого не надо!), прямым ходом на кухню.

Повара начали на нее орать: «Вы куда, женщина?! Тут нельзя ходить кому попало!!!» Она, сверкая глазами от ярости и никого не слушая, схватила дуршлаг огроменный с какими-то макаронами и повару, что больше всех возмущался (он же оказался и старшим по рангу), на голову со всего маху и надела! И тут же всех... уволила. Всех, кто тогда на кухне находился. Зато в другой раз блюдо будет подаваться на стол быстро и вкусное. А не абы как приготовленное. Вот это я понимаю — «секретный покупатель»! А что? Имеет право!

Метки:
baikalpress_id:  46 631