Приангарье будет трясти

Землетрясений в Иркутской области, возможно, будет больше, но катастрофы произойти не должно

Природные катастрофы, которые в последнее время все чаще происходят в мире, напугали иркутян. Люди боятся, что разрушительные землетрясения в Чили, небывалые снегопады в Европе, наводнения в Индии и цунами на островах Тихого океана — звенья одной цепи, свидетельствующие о приближающемся конце света, который, согласно некоторым предсказаниям, наступит уже в 2012 году. Землетрясение в конце февраля этого года, которое ощутили все жители Иркутска, стало последней каплей. С тех пор в редакцию «Пятницы» позвонили уже несколько десятков человек, которые боятся, что нас может тряхнуть очень сильно.

Одной из первых, на следующий день после землетрясения, нам позвонила постоянная читательница, многодетная мама из микрорайона Юбилейного Вера Ильина: «Я, конечно, реалист и понимаю, что мы живем в сейсмической зоне, но, когда трясет, все равно становится страшно. Говорят, все это не просто так. Слышала, что через два-три года обещают какую-то глобальную катастрофу. Это правда?»

Понятно, что цунами нашему городу не грозят, снегопадами и морозами сибиряков тоже не напугаешь. А вот несколько сильных землетрясений в истории Иркутска действительно были. О том, стоит ли бояться их повторения, мы поговорили с доктором геолого-минералогических наук, профессором, заместителем директора по науке Института земной коры СО РАН Кириллом Леви.

По его словам, в ближайшие пять лет возможно усиление сейсмической активности: «В науке есть такое понятие, как сейсмическая погода. По нашим предположениям, в предстоящие годы она будет ухудшаться. Это связано с несколькими факторами, в частности с изменением активности солнца. Помимо этого, сильные сейсмические события, как правило, повторяются с определенной цикличностью — примерно через пятьдесят-шестьдесят лет. На нашей территории такие события происходили в конце пятидесятых годов прошлого века. То есть как раз сейчас мы подходим к началу нового цикла сейсмической активности».

Более подробным прогнозом — где, когда и какой силы землетрясение может случиться, — иркутские ученые не располагают. Нигде в мире еще не научились делать такие предсказания. Да и вряд ли когда-нибудь люди смогут предугадывать все капризы природы. Именно поэтому сейчас ученые во многих странах считают более целесообразным работать над защитой людей от последствий катастроф. Кирилл Георгиевич Леви согласен с такой позицией. Он считает, что в нашем регионе необходимо развивать сотрудничество между сейсмологами и строителями: «Проблеме строительства в Иркутске сейсмостойких зданий уделяется незаслуженно мало внимания. Между тем в нашей стране существует государственная программа по сейсмобезопасности, в рамках которой регионам выделяется финансовая поддержка, в том числе и на проведение научных исследований. Но чтобы получить федеральные деньги, регион должен дать согласие на софинансирование. Мы готовы провести исследования разных серий объектов и выдать свои рекомендации строителям. Неоднократно обращались с такой инициативой к региональным властям, но нам отвечают, что денег на такую работу в бюджете нет. Пять-шесть лет назад городские власти выделяли деньги на проведение испытаний зданий в Иркутске. В ходе них мы сделали ряд замечаний застройщикам, которые были устранены, но это лишь капля в море. Чтобы обезопасить город, нужны более масштабные исследования».

Вместе с тем иркутские ученые считают, что повода для паники у иркутян быть не должно. «Мы живем в сейсмически активном поясе. Нас трясло и будет трясти в дальнейшем. Не надо из-за этого доводить себя до состояния стресса. В любом случае разрушительного землетрясения, подобного чилийскому, у нас быть не должно», — подчеркнул Кирилл Леви.

Бывало и сильнее

* Ежегодно на территории Иркутской области регистрируется от трех до семи тысяч сейсмических событий. Одним из сильнейших за всю историю освоения нашего края считается великое восточносибирское землетрясение, которое произошло 1 февраля 1725 года. Вот что писал о нем немецкий путешественник Даниэль Мессершмидт: «В семь часов вечера при совершенно тихой погоде неожиданно началось довольно сильное землетрясение, которое потрясло весь острог. Я боялся, что мой дом, который был очень старый, развалится, так как балки трещали и все, что висело на стенах комнаты, двигалось подобно часовому маятнику. Первые колебания земли продолжались около четверти часа, а в 7 ч. 45 минут все снова начало двигаться, но медленнее и не очень долго».

* Не менее ощутимые подземные толчки были и в июле 1905 года. В эпицентре, который находился в Монголии, землетрясение было настолько сильным, что «деревья гнулись до земли, а некоторые были вырваны с корнем. Наблюдалось сильное помутнение воды в реках. Даже сидящих людей сбивало на землю». В нашем городе все было гораздо спокойнее: «Падали предметы мебели, маятниковые часы останавливались. Раскачивались деревья и кресты на главах церквей, самопроизвольно звонили колокола. Наблюдалось также раскачивание вагонов стоявшего на железнодорожной станции поезда».

* После почти пятидесятилетнего затишья наиболее сильные землетрясения происходили в 1957, 1959 и 1967 годах. По свидетельству очевидцев, в домах трескались печи, осыпалась штукатурка, раскачивались предметы. Однако серьезных разрушений и жертв не было.

Загрузка...