Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Сегодня на службе разговорилась с женщиной, которая еще вчера была вторым лицом после генерального менеджера. А сегодня я увидела ее в «Денежном центре». Ну, думаю, помогает там чего-то. Нет, оказывается. Сократили одного человека (двое было в бухгалтерии). Вот ее, так как помоложе (под пятьдесят ей уже), и перевели. Она умница, бойкая на язык, шустрая... всегда планерки для всего менеджмента проводила. Всех нас воспитывала. Журила. Зажигала на ежедневные подвиги. А тут — понижение вроде как. В деньгах она прилично потеряла. И она мне и говорит: «Не смогу тут, на этом вот месте, долго продержаться. Я же почти семнадцать лет в этом супермаркете в кресле просидела. Не смогу стоя работать днями напролет. У меня ж спина и ноги больные очень. А до замужества я операции на позвоночнике перенесла: диски изымали. На ферме же родилась и выросла. Всегда толстая была, здоровая. Вот отцу и помогала бочки грузить.

 Только шум стоял — так я их в грузовик через борт закидывала!.. В общем, восемь часов на ногах — и я сдохну!!» — говорит. И, гляжу, слезы у нее на глаза наворачиваются. «Дебби, — говорю, — вы что? Разве можно так? Давайте я попрошу для вас стул у менеджера. Неужели он вам-то откажет?» — «Да нет, Марина. Спасибо. Я просила уже. Сказал, что даст стул только после того, как справку от врача принесу про то, что сидеть восемь часов в день мне для здоровья необходимо. Но не знаю, даст ли доктор мне такую справку». Замечу, что в нашем магазине сидит на рабочем месте только один человек. Это девушка. Чуть за двадцать. Лет. Весом за два центнера. Вот где российскую медицину вспомнила с ностальгией: принес банку кофе хорошего или бутыль вина — и тебе любую справочку подружка-медработница «нарисовала»... Хочешь — и стул тебе будет в офисе! И каникулы бессрочные «в связи с уходом на больничный»!.. И так мне вдруг сразу захотелось обратно. Домой. В Иркутск.

*С начала учебного года дочь время от времени рассказывала, какой классный у них учитель по наукам. И молодой-то. И спортсмен. И женатый на красавице, бывшей «чир-лидерше». И возраста его ему не дашь. И выглядит он таким вот красавчиком с журнальной обложки, что, несмотря на то что учитель, а «весь из себя мачо!». И так он все интересно про науки рассказывает. И про осьминогов гигантских. И про вулкан с радиусом в километры... (про тот самый, что в парке Желтых Камней). И про планеты разные. И про подводный мир. И про свою родную страну Канаду (из Канады учитель тот родом).

А это считай что из России! Но время от времени Лина замечала, что учитель почему-то только ее подружке Морган комплименты отвешивает. И никому больше. И вот в последнее время от него и было слышно: «Мо! Ты такая сексуальная сегодня!» или «Морган! У тебя такие красивые сексуальные волосы!» Наступил девчонкин день рождения, и он (как всегда, на уроке. А значит, перед всем классом из двадцати пар глаз и ушей!) и заявляет: «С днем рождения, красотка! Я тебе подарочек припас...» И протягивает учитель Морган (которой вот-вот четырнадцать исполнилось) четыре леденца на палочках. А сам как-то странно в глаза ей смотрит.

Перед всем классом! И головой так водит медленно... вверх-вниз! Вверх-вниз!.. Морган заплакала от смущения и выбежала из класса. Лина — за ней. Сидят в уборной, Лина слезы с лица Морган вытирает. А у той истерика. Заходит секретарша: «А ну вышли отсюда! Нечего тут сидеть! Хотите друг с другом поговорить? Идите в кафетерий! А это что за мобильный телефон?! Почему в школе включен? Ведь знаете же, что запрещено в школе по телефонам разговаривать!» Морган в ответ, рыдая: «Хочу маме позвонить. Мне выговориться надо. Чтобы меня кто-то выслушал. Успокоиться надо. Мне неприятно, что учитель мне такое говорит. Да еще и перед всеми!» Секретарша тут уже внимательно выслушала и сказала, чтобы девчонки «глупость эту прекратили». Да и вообще — нечего напраслину на учителя такого замечательного возводить!

Морган, моментально успокоившись, пошла тут же уже на секретаршу жаловаться к директору школы. Но там ее и слушать не стали. Тогда Мо (ее дружеское прозвище) не растерялась и обратилась к дежурящему в школе офицеру полиции (другу отца другой подруги Лины). Он все внимательно выслушал и... начал «дознавательный процесс». Не медля ни секунды! ...В учительскую по очереди вызывались ученики. Весь класс! Их спрашивали, как что было и когда (и было ли вообще). Затем Морган (при собрании «педсовета» и полиции) «беседовала» с учителем. С тем, с «канадско-русской душой». Тут и родители девочки подоспели (их офицер полиции немедленно вызвал в школу). Чтобы все происходило и под их контролем. Директор школы (молодой мужик тоже, кстати) стоит за учителя горой. Но родители уже второй день (с еще сотней родственников — семьи-то тут огромные, мормонские!) из школы не выводятся. Требуют кары. Если лишат мужика возможности преподавать, то он, потеряв работу, еще, говорят, легко отделается...

*...Говорят, уехать так, чтобы не захотелось обратно, такого, увы, почти не бывает. Один русский эмигрант писал в письме домой: «Мы лишь убеждаем себя на новом месте или позируем перед знакомыми, что мы переехали в рай, в котором для нас нашлось свободное место...» И ведь верно, что русскую эмиграцию можно объяснить одним сказочным изречением: «Пойди туда — не знаю куда. Принеси то — не знаю что». Вот примерно так русский народ уезжает из России. А потом горюет по тому, что некому дать взятку. Что стул на рабочем месте не поставить хотя бы временно (пока начальник не видит. Потому что он — в долгосрочной командировке). В процессе моих двухгодичных наблюдений жизни в Америке мне не раз казалось, что русская душа по очень многим составляющим похожа именно на американскую душу. И жизненный уклад тоже похож. Особенно если ты — родом из деревни под Иркутском.

Все очень похоже: два десятка одноэтажных домиков, тайга из низкорослых елочек да бесконечные заснеженные поля. Похоже все. Особенно если живешь в США в маленьком городке. Как мой. И напоследок скажу больше: народы наши похожи. Например, если взять низкооплачиваемого американца, то он очень похож на среднего русского. А средний американец — уже на нового русского смахивает. А на кого похож низкооплачиваемый русский, я, пожалуй, ни за что не скажу!

*Кручу в руках приглашение стать.... «секретным покупателем». (Тут эта «профессия» в почете. Никто, думаю, не откажется подзаработать лишнюю сотню баксов за вечер.) Даже муж мой как-то был вот таким вот «сикрет шоппером»: еще в первом браке, с женой и детьми, ужинал в разных заведениях города. А потом составлял отчет, что и как было. И за ужины те семейные платила нанимающая сторона (как правило — хозяин этих едален). Плюс какая-то «зряплата» капала... Пока я в здешнем ресторане трудилась, нас тоже всегда руководство стращало этими самыми «сикрет шопперами»: «Не забывайте все до единой мелочи в счет включать! Улыбаться всегда помните! Салфеток побольше на стол тащите! Предлагайте на выбор напитки и «аппетайзеры». Я тоже однажды выступала в этой роли в Иркутске: мне положили в карман сумки диктофон и через рукав рубашки протянули проводок к... бюстгальтеру. Там был микрофон спрятан.

Для пущей «чистоты эксперимента». И возили меня день по аптекам известной (и очень богатой) сибирской аптечной сети. И я в каждой аптеке задавала одни и те же идиотские вопросы, положенные по сценарию. «Секретный покупатель» может начать разыгрывать полного недоумка или хама. А то, как на этого нежеланного покупателя будет реагировать персонал, тут же пишется на диктофон! Тогда девушки мне отвечали охотно. Или, некоторые, не отвечали... Предлагали что-то другое или просто отправляли подальше: «У нас этого нет и не будет!» Но в основном все были более чем милы. (А ведь не знали, что такая акция планируется.)

*Приезжали к нам на День благодарения знакомый американец и его жена. Та самая, которая с трех раз в Америку попасть не могла, помните? С сыном были. Сыну ее уже 16. Учится в десятом классе. В США — почти год. Но так толком по-английски парень пока и не заговорил. Дочь моя подружку, мечтающую о русском бойфренде к нам в гости позвала, и они вдвоем его «тестировали», но пришли к выводу, что он все больше молчит не из-за особенностей характера. А все потому, что не понимает по-английски ничего.

И мать его — роскошная блондинка с грудью шестого размера призналась мне, что пару дней назад звонил домой директор школы (директриса, если быть точнее) и предлагала мило и дружелюбно... перевести «мальчика вашего в предыдущий класс». А то он, мол, не петрит ни по-английски, ни в науках. Ни даже в математике. Но знать надо, как расейские мамаши грудью встают на защиту своего птенца: «Нет! А вы не подумали, как мой сын чувствовать себя будет в другом классе, где все моложе на целый год?! Ваша школа — вы и учите. Плохо успевает, говорите? Так, значит, это вы плохо объясняете материал!» — задыхаясь от возмущения, цитировала мне саму себя моя собеседница, которая сама, признаться, после года здесь тоже по-английски так и не понимает. Потому и на работу еще не устроилась. Ждет, что вот проснется одним прекрасным утром и заговорит по-английски.

А там можно будет и о работе задуматься... Что удивило мою визави в том разговоре с директрисой американской школы, так это то, что ее муж, скромный, забитый, бессловесный инженер, вдруг включил на телефоне громкую связь и сам, без приглашения, в разговор включился. (Замечу, что в телефонном разговоре двух дам он выступал изначально всего лишь в качестве переводчика.) И ... он посмел сказать директрисе следующее: «Сын моей русской жены очень несерьезно относится к учебе в школе. Сказавшись больным, не единожды просто спал. Прогуливает, в общем. Так что ничего удивительного нет в его неуспехах. И я лично только за, чтобы перевести его на класс назад...» Русская жена его так зыркнула, что он замолчал. Но было уже поздно. Слово не воробей... И сейчас вопрос о переводе парня в другой класс все еще остается открытым. Как и вопрос о его учебе вообще.

 Почему-то вдруг тихому и лишнего слова не вымолвившему американскому инженеру пришла на ум мысль: а не отправить ли женушку и ее сына обратно, домой? Там, мол, паренек доучится до окончания школы. На родном языке. Все ему будет легче. А жена, глядишь, и на работу выйдет в своей родной стране. Поработает. Себя сумеет обеспечить уж как-нибудь, наверное. Как-то же жила ж до замужества? Русской жене это предложение жутко как не понравилось. Приютишь, говорит, если с мужем у меня в дальнейшем не склеится, даже? У вас вон дом какой большой!

Метки:
baikalpress_id:  46 614