Главный по детям

Зачем Астахов приезжал в Иркутск

Недавно известный адвокат, телеведущий и писатель стал еще и уполномоченным представителем президента России по правам ребенка. Именно с этим и был связан приезд Астахова в наш город. По его словам, Иркутская область является лидером по количеству поступивших в Москву тревожных сигналов, связанных с нарушением прав ребенка. За день пребывания в Иркутске Павел Астахов посетил заведения для сирот и исправительную колонию для несовершеннолетних. Также он встретился с губернатором области, навестил в детской областной клинической больнице 3-летнего Никиту Чемезова (мальчик, избитый родителями, с апреля 2009 года находится в коме). Кроме всего этого, Павел Астахов ответил на вопросы корреспондента «Пятницы».

— Павел Алексеевич, какова цель вашего визита в Иркутск?

— В последние три месяца из вашего города поступило очень много обращений, связанных с нарушениями прав детей. Прежде всего они касаются сирот — выпускников детских домов. Эти дети не получают положенного им по закону жилья и буквально остаются на улице. Во время встречи с губернатором Дмитрием Мезенцевым мы обсудили эту проблему совместно с органами опеки. Оказывается, в вашем городе, в отличие от других регионов страны, благодаря северному коэффициенту у детей при выходе из детдома скапливаются достаточно большие деньги на лицевом счете, около полумиллиона рублей. Подросток в принципе может самостоятельно потратить их на покупку жилья. Но органы опеки не разрешают приобретать жилье на эти деньги по одной простой причине: государство обязано предоставить выпускникам детдомов бесплатное жилье.

Вот здесь нужно придумать механизм, который позволял бы через структуры исполнительной власти региона, через губернатора приобрести жилье с разрешения органа опеки и гарантией какого-то органа исполнительной власти. Чтобы это был своеобразный заем, а государство потом возвращало бы положенные подростку из детдома деньги. Это может быть и местный механизм, необязательно федеральный. С вашим губернатором мы договорились, что такой механизм будет у вас выстроен. Кроме того, в Иркутске мы с советниками осмотрели детские дома, дома малютки, реабилитационные центры. Я побывал в Ангарской воспитательной детской колонии, заехал к Никите Чемезову в детскую областную клиническую больницу.

Эта недетская история — одна из самых страшных и трагических, произошедших за последнее время. Она потрясла всю страну. Интересно, что сейчас происходит с этим, не могу даже назвать его человеком, отчимом Никиты. Мне кажется, что суд над ним должен проходить открыто, гласно и показательно. Насилие в семье, особенно в приемной, — это бич, который поразил наше общество, наши российские семьи. Страдают дети. С этим нужно нещадно бороться. Теперь мы будем усиливать наказание за жестокое обращение с детьми. Такова позиция президента РФ. Будем преследовать тех, кто бьет детей, калечит, насилует и растлевает. Победить эту заразу можно только путем ужесточения наказания и последующего контроля над преступником.

— Что можно предпринять с точки зрения закона в случае с Никитой Чемезовым?

— Закон позволяет контролировать неблагополучные семьи, и они должны быть под контролем. Этим обязаны заниматься органы опеки, милиция и прокуратура. К сожалению, повседневная профилактическая работа с неблагополучными семьями у нас в стране поставлена плохо. Милиция, как правило, не хочет этим заниматься, потому что это не дает никаких денег и видимых дивидендов — ни политических, ни социальных, ни материальных. Прокуратура также смотрит на проблему сквозь пальцы. Опека работает плохо. Они только справки выписывают о состоянии жилищных условий, это самое любимое их дело. Поэтому нужно, чтобы заработал механизм контроля над неблагополучными в социальном плане семьями.

— К вам поступило два обращения от следствия и судебных органов Иркутска по поводу уголовного дела против экс-мэра Листвянки Татьяны Казаковой. Можете прокомментировать эту ситуацию?

— Это большая несправедливость в отношении ребенка, который лишен возможности не просто находиться под попечительством матери (Татьяны Казаковой), а даже не может увидеть ее. Не было разрешено ни одного свидания за все время пребывания Казаковой в СИЗО. Есть закон, который позволяет регулярно разрешать свидания лицам, которые находятся под следствием. Для Москвы и крупных федеральных городов это не проблема — везде работа давно отлажена. Меня удивляет, почему в Иркутске не так. Я встречался с председателем Иркутского областного суда Николаем Дубовиком и обратил его внимание на это. Наш разговор проходил в присутствии председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева.

Президент страны все время говорит о том, что нужно менять карательные меры по отношению к тем, кто не совершил преступления против личности. Делом Казаковой я занимался прежде всего исходя из интересов ее ребенка. Он страдает. А те меры, которые применялись иркутским следствием и судебными органами в ответ на мое письмо, представляют собой какое-то извращенное понимание того, что ребенок нуждается в опеке. Непонятным образом возникает решение органов опеки об установлении опеки над ребенком Казаковой человеком, который вообще ничего об этом не знает. Я просто ужаснулся — как можно все извратить, хотя тут нужно элементарно поступить по закону. Вот и все.

— Как вы ощущаете себя в новой должности?

— Сложно. К сожалению, моя семья теперь страдает, я детей не вижу месяцами, так как все время в командировках. Но я занимаюсь важным делом, буду делать это честно, так как осознаю всю ту ответственность, которая на меня возложена президентом.

Итоги визита Павла Астахова

В ближайшее время в Иркутской области появится должность уполномоченного по правам ребенка. Семьям, которые возьмут на себя решение об усыновлении ребенка, будет выплачиваться ощутимое единовременное денежное пособие. Этот вопрос решится в течение двух недель. Павел Астахов пообещал в скором времени вновь приехать в Иркутск, так как в нашем городе планируется провести съезд защитников детей.

Метки:
baikalpress_id:  30 068