Не изменили меру пресечения

Иркутский районный суд продолжает рассматривать дело мэра поселка Листвянка Татьяны Казаковой. Судебный процесс продолжается с октября 2009 года, а арестована она была в марте 2008-го. Срок содержания Казаковой под стражей, в последний раз продленный судом на полгода, истекал в начале февраля. Поэтому 4 февраля в ходе судебного заседания ее защитники в очередной раз заявили ходатайство об изменении ей меры пресечения на любую, не связанную с лишением свободы. Аргументы сторон в суде выслушивал журналист «Пятницы».

Судебное заседание началось с того, что председательствующая на процессе судья Маслова огласила письмо уполномоченного по правам ребенка в России Павла Астахова. Он выражал в нем крайнюю озабоченность ситуацией, которая складывается вокруг несовершеннолетней дочери Татьяны Казаковой Дарьи. Девочка помимо тяжелого наследственного заболевания, требующего постоянного лечения, с юридической точки зрения уже два года не имеет законного представителя, который мог бы контролировать соблюдение ее прав. Письмо детского омбудсмена было приобщено к материалам дела. Адвокаты главы Листвянки, мотивируя свою просьбу, отталкивались от того, что предварительное расследование давно закончено, необходимые обвинению документы давно изъяты и приобщены к делу, многие свидетели допрошены в ходе процесса. То есть их подзащитная повлиять на результаты судебного следствия не сможет. Скрыться от суда у нее также нет возможности — заграничный паспорт у Казаковой изъят, прописана и проживает она в Иркутске. Кроме того, несовершеннолетняя дочь Татьяны Казаковой Даша больна и нуждается в материнской опеке.

Обвинение огласило противоположное мнение. Представители прокуратуры, как и ранее, утверждают, что, находясь на свободе, Казакова может оказывать давление на свидетелей. И попросили приобщить к материалам дела письменное заявление свидетелей Лерек и Родионова о том, что они опасаются за свою жизнь, поскольку дали показания по существу дела. Защита в свою очередь предъявила суду целых пять исполнительных листов на различные суммы, которые сейчас находятся в производстве у судебных приставов в отношении свидетеля Лерек. Как следует из этих материалов, она неоднократно занимала крупные суммы у частных лиц и организаций, а рассчитываться с долгами не торопилась. На этом основании они ставили под сомнение показания свидетеля.

Второй довод обвинения касается судьбы несовершеннолетней дочери Татьяны Казаковой — над ней органы опеки и попечительства установили временную опеку сроком на 1 месяц, поручив ее 74-летней матери Татьяны Казаковой. Суд огласил телеграмму Ольги Фаломеевой, в которой она сообщила, что в силу преклонного возраста и тяжелой болезни (сахарный диабет, гипертония) не может осуществлять функции опекуна, но в своем решении суд не принял во внимание этот документ, сославшись на то, что подпись Ольги Фаломеевой не заверена. Но ее письменное заявление, заверенное канцелярией органа опеки, было приобщено к делу.

Сама Татьяна Казакова, выступая в суде, вновь заявила, что считает себя полностью невиновной и намерена доказать свою правоту именно в суде. Поскольку вмененный ей ущерб составляет около 3 миллионов рублей, ее родные готовы внести залог в размере этой суммы. У суда есть возможность выбрать любую меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Это может быть и домашний арест, и залог, и поручительство.

Для того чтобы поручиться за Казакову, в полном соответствии с требованиями 103-й статьи Уголовно-процессуального кодекса, в суд лично пришли семь человек: лауреат Государственной премии СССР, действительный член РАН, директор Лимнологического института Михаил Грачев; настоятель храма Казанской Иконы Божьей Матери священник отец Сергий; главный бухгалтер областной клинической больницы Нина Новожилова; заместитель имама Иркутской соборной мечети Илтифат Мешитбаев; депутаты Иркутской районной думы Антон Малышев и Алексей Панько; председатель Иркутской областной организации ветеранов войны, Вооруженных сил и правоохранительных органов Геннадий Усов. Все они написали заявление в суд, что готовы лично быть ответственными за то, что Татьяна Васильевна будет ежедневно являться в суд и не предпринимать никаких действий, мешающих правосудию. Их заявления суд принял во внимание. Но на следующий день в 16 часов судья Татьяна Маслова вынесла вердикт: продлить срок содержания под стражей Татьяны Казаковой еще на три месяца.

Президент Медведев о делах, подобных делу Казаковой

«Наша система исполнения наказаний не менялась десятилетиями. Она имеет очень значительные недостатки и, к сожалению, зачастую сама по себе не хочет меняться. Поэтому приходится наводить порядок, приглашать новых людей, которые способны к изменениям. Что же касается того, что надо сделать в системе исполнения наказаний и вообще в системе назначения наказаний... Вы знаете, наказание — это не только кара. Мы должны делать так, чтобы человек после выхода из тюрьмы или из исправительно-трудового учреждения все-таки превращался в нормального, подготовленного к обычной жизни человека, а не в криминального вожака какого-то, который сколачивает вокруг себя новую криминальную структуру и потом снова попадает на зону. Для этого нужно менять и систему исполнения наказаний, то есть отбытия наказаний, и систему назначения наказаний.

Вот смотрите, конечно, если говорить о преступлениях против личности, об особо опасных преступлениях, наказание должно быть жестким. Надо разбираться со всеми такими проявлениями, нужно наказывать за посягательство на жизнь, на здоровье. Причем если говорить о мерах наказания, то для таких вот граждан, которые совершают эти преступления, они должны быть исключительно высокими. Отморозков нечего жалеть. Но в то же время мы должны понимать, что, например, за некоторые виды экономических преступлений, преступлений, связанных с налоговыми действиями, вовсе не обязательно на стадии предварительного следствия, например, сразу же людей законопачивать в тюрьму, тем более что потом их приходится выпускать. Это вопросы к качеству следствия. Нужно работать качественно, нужно проводить следственные мероприятия в соответствии с законом, добиваться получения качественных доказательств, а не вытаскивать их другими способами». Из выступления по телевидению 24 декабря 2009 года

«Мы заинтересованы таким образом усовершенствовать наше правосудие, чтобы оно было эффективным, и создать условия, когда у наших граждан не было бы необходимости прибегать к услугам международных судов». 4.02.2010. Дмитрий Медведев на совещании по вопросам совершенствования судебной системы 4 февраля 2010 года

Решение судьи

Из постановления суда Иркутского района:

«Суд учитывает наличие у несовершеннолетней дочери Казаковой неизлечимого заболевания, поскольку данное обстоятельство подтверждается представленными в суд медицинскими документами, однако не находит их безусловным основанием для изменения по данным основаниям меры пресечения в отношении подсудимой Казаковой, поскольку в настоящее время для защиты прав и интересов несовершеннолетней Дарьи Казаковой установлено предварительное попечительство... С учетом представленных сторонами доказательств суд не находит оснований для изменения подсудимой Казаковой меры пресечения в виде заключения под стражу на иную, не связанную с лишением свободы, предусмотренную УК РФ, и считает необходимым продлить срок содержания под стражей на три месяца, то есть до 13 мая 2010 года включительно».

Судья Е.Маслова 5.02.2010 года

Слово священника

Служители культа, выступающие в суде, — редкое явление, поэтому выступление отца Сергия, настоятеля храма Иконы Казанской Божьей Матери, внесло в процесс судебного заседания нотку драматизма:

— Я знаю каждого из трех тысяч своих прихожан и, как священник, отлично знаю духовное состояние прихожанки Татьяны Казаковой. Она духовно здорова, она одна из лучших прихожанок. Господь говорит: «Я буду судить вас не по словам вашим, а по делам вашим». ...Когда она была не в узах, не в заточении, она всегда отзывалась на любой крик о помощи, несмотря на кризис, несмотря на сложные проблемы в своем бизнесе... У нас приход очень любит ее, и не только потому, что за ее счет храм просто преобразился. Я хочу пригласить Вас, Ваша честь, чтобы Вы просто посмотрели, что сделано на средства этого человека, причем на личные средства. ...Я знаю ее как человека, я знаю ее как мать, я знаю ее как жену. На моей памяти много судеб, когда происходит трагедия с мужем, а жены поступают совсем не так, как сделала это Татьяна Казакова. Я был рядом в первые часы, когда у Дмитрия, ее мужа, был сломан позвоночник. Я совершал над ним таинство соборования, и я видел, как она страдала, как она на своих руках несла этого человека... Я помню, когда она еще не была в темнице, после воскресных служб Татьяна Васильевна приглашала меня на воскресные обеды. И знаете, где они проходили? Не у нее дома, а в доме ее мамы, потому что именно там собирались все сестры. Все они выросли без отца, может быть, еще и поэтому так тепло и трогательно относятся к матери... Я Вас призываю, Ваша честь, к милосердию. Вы знаете, человечество не раз ошибалось, и ошибалось очень серьезно. Самая большая его ошибка случилась тогда, когда целый народ осудил абсолютно безвинного, осудил самого Бога... Не так давно я беседовал с одним высоким прокурорским чином. Я вопрошал его: «Как Вы считаете, что нужно для того, чтобы меньше было преступлений? Накормить всех? Тогда будут меньше грабить и убивать?» «Думаю, нет», — ответил он. Может быть, тогда вернуть смертную казнь? Будут ли меньше насиловать и воровать? Он отвечает: «Думаю, нет». «Может быть, нашему обществу нужно вернуть мораль и право?» И, задумавшись, он ответил: «Наверное, да». Человек может совершить поступок лишь тогда, когда в его сердце есть способность сострадать. Ваша честь! Два года ее мучений уже позади, два года темницы — это много. Это понимает каждый. Вы сами и жена, и мать. И я Вас призываю — отнеситесь к ней с милосердием».

Загрузка...