«Чтобы не мучился»

Такова одна из версий гибели чистокровного английского жеребца

В конце января на Иркутском ипподроме истек кровью жеребец по имени Бам. С тех пор как четыре года назад английский чистопородный скакун попал в Иркутск, его судьба складывалась крайне несчастливо. Бам сломал ногу, перенес сложную операцию и больше года жил в подвешенном состоянии. О скаковой карьере пришлось забыть — речь шла о выживании. Но и этого не случилось — скакуна вынуждены были усыпить ветеринары из-за большой кровопотери. Как лошадь получила рану и почему на ипподроме считают, что «Бам отмучился», узнавал журналист «Пятницы».

Двадцать второго января Ирина Козлова, хозяйка Бама, пришла на работу и приступила к дневной кормежке своих подопечных. Как рассказывает Ирина, все было как обычно, лошади вели себя спокойно. Только зайдя в денник к Баму, Ирина увидела лужу крови и глубокую резаную рану на передней ноге. Ирина вызвала ветеринаров.

На место ЧП прибыли четыре ветеринара, знакомых с историей болезни коня, и вызванный врач городской ветклиники. Доктора незамедлительно зашили рану, но было поздно. «Бам потерял слишком много крови, и шансов выжить у него не было», — рассказывает Оксана Савченко, ветеринар ипподрома. Оценив масштабы кровопотери и состояния коня, ветеринары приняли решение усыпить животное. Доктора отметили, что, похоже, рана нанесена острым предметом, и если ее нанес человек, то он хорошо знаком с анатомией лошади: разрез сделан прямо по вене. По мнению Ирины Козловой, хозяйки Бама, сам конь не мог нанести себе такое увечье — это подтвердил и осмотр помещения. Поскольку на территорию конюшни затруднительно проникнуть постороннему, а Бам был конем с норовом и не подпустил бы незнакомого человека, хозяева животного решили, что преступление совершил кто-то из сотрудников ипподрома, и вызвали милицию. Правоохранительные органы завели уголовное дело, ведется следствие. О том, есть ли подозреваемый, пока не сообщается.

Версия о том, что кто-то из своих мог нанести увечье коню, чтобы погубить его, чудовищна и вызывает возмущение у сотрудников ипподрома. Но почему же она вообще возникла? И где? В заведении, где все преданы лошадям и поклоняются им! Чтобы получить ответ на этот вопрос, нужно рассказать историю Бама.

Злоключения элитного жеребца начались полтора года назад. Оказавшись в Иркутске в 2006 году, уже в сентябре 2008-го на прогулке он сломал ногу. Для скаковой лошади это не только конец карьеры, но и в большинстве случаев — конец жизни. Лечение хлопотное, дорогостоящее, кроме того, в России очень мало специалистов, способных оказать подобную помощь. Несмотря на это, хозяин жеребца все-таки решил бороться за жизнь своего питомца. В лечение коня были вложены немалые средства и усилия. Известный иркутский ветеринар Сергей Муха провел две операции. В деннике соорудили специальные подвесы, изготовили ортопедические башмаки. Более года конь находился в подвешенном состоянии. После гибели хозяина заботы по опеке больного коня легли на плечи двух девушек: Ирины Козловой и Татьяны Уколовой.

Далее версии о судьбе Бама очень противоречивы. Многие сотрудники ипподрома считают, что лечение не принесло ожидаемых результатов. Более того, долгое обездвиженное состояние и неудачные падения приводили к новым травмам и доставляли страдания коню. Ветеринар с многолетним стажем Лариса Власенко уверена, что настрадавшегося коня нужно было давно усыпить, так как положительного прогресса терапия не приносила.

— И это не только мое мнение, — говорит Лариса Ивановна, — такие же советы опекунам Бама давали осмотревшие коня московские и красноярские ветеринары, которые в прошлом году приезжали в Иркутск для участия в международном семинаре. Они даже предлагали помочь с препаратами по безболезненному усыплению.

Работники конюшни также считают, что в последнее время больной конь не получал должного ухода и необходимой квалифицированной врачебной помощи. Денник коня не всегда был чистым, у животного имелись признаки истощения, очевидно вызванные неполноценным питанием. На ипподроме говорят о том, что хозяйки Бама не оценивали серьезность его состояния, не понимали всей тяжести его заболевания. Более того, сотрудники ипподрома считают, что девушки буквально «очеловечивали» животное, относились к нему как к члену семьи, пытаясь спасти его. По мнению ветеринаров, это крайне непрофессионально — специалисты считают, что в ситуации с Бамом лучшим выходом была бы (как ни ужасно это звучит) эвтаназия. Высказывания же хозяек о том, что кто-то считал больного коня лишним в конюшне, просто абсурдны, на взгляд работников ипподрома. На ипподроме практически постоянно живут и другие больные, старые и просто не в состоянии работать лошади, и от них никто не собирается избавляться. Версию о том, что конь не подпустил бы к себя незнакомого (а именно эта версия косвенно обвиняет работников ипподрома), вообще несостоятельна.

— Следует заметить, что конь вообще никого к себе не подпускал без боя, — отмечает тренер КСК «Иркония» Марина Пампура. — За время лечения он очень озлобился и даже тех, кто его поднимал после того, как он в очередной раз срывался с подвеса, норовил от души укусить.

Сами же обстоятельства гибели, по мнению многих, тоже неоднозначны. Некоторые ветеринары полагают, что конь мог сам нанести себе увечье, пытаясь встать после падения, а обвинения хозяек Бама в адрес сотрудников ипподрома, которые всем коллективом пытались помочь несчастному коню, преждевременны.

P.S. Придется нам здесь, в «Пятнице», сказать вслух то, о чем думают, но не говорят многие участники этой истории. Похоже, если речь действительно идет об убийстве, то животное могли поранить, чтобы оно тихо истекло кровью и не мучилось. Вопрос в том, кто это сделал. Мы не можем и не хотим делать выводы в этой истории. Их сделает следствие.

Чистокровная верховая

Порода, выведенная в Англии. Как скакун не имеет себе равных. Одна из самых дорогих пород в мире. Цена некоторых лошадей — более миллиона рублей, одна случка с жеребцом стоит около 50 тысяч рублей.

***

17 сентября 2009 года, приехав на Иркутский ипподром с моими московскими коллегами, мы случайно заметили лошадь, которая паслась около конюшни. Как позже нам пояснили, это был гнедой жеребец Бам. Первое впечатление, которое он произвел на нас, — был шок, мы не смогли проехать мимо и подъехали к нему поближе. Вблизи все оказалось еще ужаснее. Несмотря на то что все мы ветврачи со стажем и многое повидали в своей практике, такое видели впервые.

Первый вопрос, который мы задали работникам ипподрома, — кто хозяин этой лошади и для чего он так издевается над своим подопечным? Не надо быть специалистом, чтобы понять, что полноценно жеребец жить уже никогда не сможет. И в данном случае гуманнее прекратить мучения, нежели каждый день смотреть на это. Принять решение всегда непросто, но надо думать не о своих амбициях, а о животном, которое ежедневно, ежечасно, ежеминутно мучается.

В любом случае ничего хорошего эту лошадь в будущем ждать не могло. На фото видно, что уже есть контрактура запястных суставов, деформация суставов передних конечностей, ламинит, и процессы эти необратимы, потому что нельзя ликвидировать причину, вызвавшую эти изменения. Даже если допустить, что животному помогли уйти из мира боли, я бы не осудила того человека, а только поддержала.

Гл. ветврач ФГУ «ГЗК «Красноярская» Гришина Е.В.

Метки:
baikalpress_id:  30 056