Профессор Моисей

Знаменитому иркутскому хирургу Моисею Скворцову исполнилось 70 лет

Двадцать седьмого января, в минувшую среду, коллеги, друзья, родные и близкие поздравляли Моисея Борисовича с юбилеем. Но даже в этот день хирург не отменил ни одной операции: «Больные ждут меня, я не имею права отказываться». Накануне дня рождения в гостях у знаменитого хирурга, доктора медицинских наук, профессора кафедры госпитальной хирургии Иркутского медуниверситета, руководителя областного центра хирургии пищевода, заслуженного врача Российской Федерации, заслуженного деятеля наук Республики Бурятии и просто очень хорошего, отзывчивого человека, побывала корреспондент «Пятницы».

По стопам родителей

Имя профессора Моисея Борисовича Скворцова известно очень многим, не только пациентам и студентам, но и коллегам из городов России и зарубежья. Маститые специалисты в своих работах ссылаются на методы лечения Скворцова, пользуются его разработками в своей практике. А ведь Моисей Скворцов мог и не стать доктором, несмотря на то что отец был военным врачом, а мама стоматологом: «У меня были склонности к математике, и поэтому, когда пришла пора поступать, я думал связать себя с этой наукой. Мы жили тогда на Сахалине. В Иркутск поступать в институт со мной вместе поехала мама, а папа остался с моей младшей сестрой. Отец долго просил меня пойти в медицинский, но я с юношеским максимализмом стоял на своем. В итоге, когда тронулся поезд, я посмотрел на отца и увидел, как он резко надвинул кепку на глаза — у него потекли слезы. Тогда я и решил, что будет так, как хочет отец. И никогда об этом выборе не пожалел».

— Я учился на 6-м курсе, когда мой учитель Зинаида Тихоновна Сенчилло-Явербаум предложила заняться больными с проблемами пищевода. Тогда я подумал, чего ими заниматься — ну один, ну два, ну десять человек наберется, которые выпили уксус или щелочь. Где я их возьму, чем буду заниматься, какая тут может быть наука? Оказалось, что таких очень много, плюс те, у кого рак пищевода. За 35 лет после моей кандидатской диссертации накопился опыт в 1600 человек! Такая статистика есть только в Москве. Поэтому, когда я докладываю, ко мне прислушиваются.

В хирургии — как в спорте

Профессор говорит, что хирургия — это такая область медицины, где присутствуют элементы соревнования: кто больше, кто тяжелее, кто труднее. И каждый решающий шаг приходится доказывать.

— Своим самым значимым достижением я считаю возрождение в Иркутске высокого уровня хирургии пищевода. Пищевод — это такой орган, о котором не пишут стихов, как о сердце, это не печень, о которой советуют заботиться рекламные ролики, это не легкие. Это незаметный, казалось бы, орган, но он приносит людям много неприятностей, и восстановление его представляет большие трудности.

О том, какие существуют методы лечения и восстановления пищевода, Моисей Борисович знает все: от методов хирурга Басова, который практиковал почти 170 лет назад, до самых современных. При этом сам Скворцов не раз успешно внедрял в лечение больных новые приемы.

О пациентах

У Моисея Борисовича уникальная память. В разговоре он то и дело называет точные даты операций и имена пациентов, несмотря на то что с тех пор прошло, например, 30 лет. «Да, я помню очень многих. Откуда такие способности — неизвестно. Я помню имена всех моих учителей и преподавателей, всех студентов, очень многих пациентов. Конечно, запоминают всегда самые тяжелые случаи, нестандартные операции».

— А недавно в одной из палат больницы ко мне обратился мужчина лет 50. Он спросил: «Вы когда-нибудь в Анге работали?» Я сказал «да», ведь после института я был направлен туда, там и провел три года. Мужчина говорит, что ему знакомо мое лицо, но откуда — не может вспомнить. А потом я пригляделся и вспомнил, как его 4-летним ребенком ко мне привезли родители — мальчику нужно было срочно удалить аппендицит. Тогда, чтобы уговорить ребенка делать операцию под местным обезболиванием, пришлось сильно постараться. В итоге все получилось. И вот здесь я сказал: «Тебя Вася зовут?» Он чуть со стула не упал — удивился, что я даже по имени его помню!

Скворцову 70 лет. Он активно оперирует всех желающих: «Люди приходят именно ко мне. Они доверяют мне. Разве могу я им отказать? Будем продолжать работу».

Лучший из лучших

На счету профессора Скворцова масса спасенных жизней. Он спасал людей от рака даже тогда, когда другие врачи отправляли домой доживать последние дни. Есть пациент, который оперировался у Моисея Борисовича по поводу рака пищевода 26 лет назад! «Это рекорд! Я не читал нигде, чтобы столько прожил человек после рака пищевода», — говорит хирург. Моисей Борисович твердо заявляет, что на сегодняшний день проблем с диагностикой и хирургическим лечением болезней пищевода в Иркутске нет — они решены. Смертность при операциях по поводу рака пищевода, сделанных в областной больнице Иркутска, 2—3%. При этом в лучших клиниках за рубежом — от 8 до 10%.

Что в имени тебе моем?

Кто дал будущему профессору такое необычное имя и как оно повлияло на его судьбу?

— Мой отец абсолютно русский, а мама — еврейка. Когда я родился, в 1940 году, отец был на Халхин-Голе. Тогда мама и приняла решение самостоятельно, как меня назвать. А отцу об этом сообщила в письме. Конечно, он был недоволен, а когда я получал паспорт в 16 лет, он даже предлагал поменять имя. Я отказался, но скажу вам честно, жить с таким именем мне было очень нелегко, и, я уверен, во многом благодаря этому имени кое в чем мне в свое время было отказано.

ИРИНА ПОКОЕВА pokoeva@pressa.irk.ru Фото автора и из личного архива профессора Скворцова

Загрузка...