Пленника не отпускают

Пятидесятидвухлетнего жителя Слюдянки продолжают удерживать в чеченском рабстве

Перед Новым годом «Пятница» рассказала о жителе Слюдянки Геннадии Парникове. Он 16 лет считался пропавшим без вести. В декабре Геннадия обнаружили военные в Шелковском районе Чечни. Он насильно и нелегально, за кусок хлеба работал пастухом в кошаре (стойбище для овец). Мы надеялись, что мать и сын наконец-то встретятся после долгой разлуки, но история с кавказским пленником получила совсем другое продолжение. В канун нового, 2010 года Зинаиде Парниковой позвонил ее пропавший сын.

— Я сначала не поняла, кто мне звонит, — рыдая, рассказала «Пятнице» Зинаида Васильевна. — Когда услышала голос Гены, чуть сознание не потеряла. Начала его обо всем расспрашивать, но он как-то странно разговаривал — еле слышно, с большими паузами, деревянным голосом, фразы какие-то заученные... Сказал, что все у него в Чечне хорошо, есть семья — жена и маленький сын, который скоро пойдет в школу.

Я порадовалась за него и спросила, когда можно мне приехать, и мы встретимся, но сын вдруг замолчал... А после паузы сказал, что приедет ко мне сам. И положил трубку. Я не верю, что у него там все хорошо. Каким образом он сможет приехать ко мне, откуда возьмет деньги на дорогу? Не уверена, что пастухам в Чечне так много платят и платят ли им вообще? Сын хочет вернуться домой, но его просто не отпускают, я чувствую это. Что мне делать, я не знаю.

— Восьмого января мы собирались ехать в Чечню за братом, — говорит сестра Геннадия Парникова Лариса Ипанчинцева. — Уже билет пошли покупать, собрали необходимую сумму на дорогу, восстановили часть документов Гены, но после разговора с братом (Геннадий позвонил сестре после разговора с мамой) поездку мы решили отменить. Мне кажется, что брата запугали люди, чьих овец он пасет. Слишком испуганно он разговаривал со мной по телефону, а когда я сообщила ему, что через несколько дней приеду за ним, начал кричать, чтобы я ни в коем случае не приезжала в Чечню, видимо, он испугался, что я не смогу до него доехать.

Я спросила, почему 16 лет от Гены не было никаких вестей, мы ведь все за него переживали, считали, что его уже нет в живых. Брат ответил: «Извините меня. Так получилось». Мне удалось узнать, что судьбою брата и других русских людей, которые были обнаружены в начале декабря военными в Шелковском районе, всерьез заинтересовалась военная комендатура. Многие из них работали на пастбищах у кавказцев нелегально, у некоторых не было при себе документов, непонятно, в каких условиях они там жили.

Начались зачистки, русских без документов припугнули, чтобы они не говорили лишнего. Когда я узнала об этом, сразу все поняла, но теперь я не знаю, как смогу помочь своему брату. У меня осталась только одна надежда на военного в Чечне, который нашел Гену в глухом селе. Теперь мы с ним регулярно созваниваемся. Я ему бесконечно благодарна. Он обещает помочь освободить Гену из рабства, но не знаю, сможет ли он сделать это в одиночку. Там ведь целая система работает в Чечне: и милиция, и хозяева русских рабов — все друг с другом связаны.

«Пятница» связалась по телефону с человеком, который нашел Геннадия Парникова, начальником штаба Шелковской военной комендатуры внутренних войск МВД России Маликом Манджиновым.

— С 11 по 13 декабря мы проводили оперативно-следственные мероприятия в селе Бурундская, в операции была задействована и местная милиция. В этом районе расположены многочисленные кошары, там разводят овец. В 2 часа дня наши поисковые группы вернулись с маршрута и привели с собой троих мужчин. Одним из них оказался Геннадий. Мужчина был очень подавлен, при себе у него не было никаких документов. Я поговорил с ним. 16 лет назад он уехал из Иркутской области на заработки в Краснодар, там познакомился с дагестанцами, которые предложили ему работу. Мужчины обманом украли у Геннадия все документы.

После этого он сбежал в Чечню и попал в самое настоящее рабство. Геннадий признался мне, что уже не один раз пытался сбежать от своего хозяина, но у него ничего не получалось. Его возвращали обратно и сильно били после очередного побега. Условия жизни в кошаре, в которой он работает, невыносимы. Там он пас овец за еду, никаких денег от хозяина не получал. После нашего разговора с Геннадием мы доставили его в ОВД Шелковского района. Там мужчину допросили, но вскоре отпустили, даже не поинтересовавшись, почему у него 16 лет не было при себе никаких документов и почему он пас овец в глухом селе Чечни. Ведь получается, он работал нелегально, и работодатель не интересовался его судьбой, не знал, что его разыскивают родственники из Иркутска.

В отделение милиции за Геннадием приехал его хозяин и, нецензурно выражаясь, вернул его обратно в свою кошару. Я не знал об этом. Спустя несколько дней после разговора с Геннадием я попытался разыскать его родственников в Иркутской области. Их нашли, я с ними связался и все рассказал. Сейчас Геннадий морально сломан, видимо, хозяин издевался над ним, когда узнал, что мужчина рассказал военным и в милиции всю правду о себе. Я уверен, что у Геннадия нет в Чечне никакой семьи и живет он в ужасных условиях, но ничего сделать не может. Он бесправный человек без документов...

№ 51, 25.12.09

11 декабря 2009 года в Шелковском районе Чечни военными был найден мужчина без документов. Его доставили в местный ОВД. Там мужчина рассказал, что зовут его Геннадий, родом он из Слюдянки Иркутской области. Мы сразу разыскали маму Геннадия, 70-летнюю Зинаиду Парникову. Все эти годы она пыталась найти своего сына — писала в программу «Жди меня», ездила по городам России и Украины, но безрезультатно

«Пятница» будет следить за продолжением этой шокирующей истории. Мы ждем ваших откликов по телефону в редакции: 8 (3952) 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  29 994
Загрузка...