Теряем бересту

Где разместить гигантские творения уникального иркутского мастера?

Иркутянин Евгений Ушаков — автор множества полотен из бересты, украшающих наш город. Без сомнения, каждый, кто бывал в кинотеатре «Баргузин», замечал мозаичные полотна на втором этаже над лестницей. Кроме того, уже много лет берестяными картинами украшен один из этажей музыкального театра. Были монументальные работы в «Интуристе», Доме быта на Урицкого, гостинице «Ангара», но они исчезли незаметно для многих — где-то произошла перепланировка здания, и картины пришлось снять, где-то береста была испорчена потопом. А в прошлом году иркутяне заметили исчезновение еще одного огромного панно! Четыре части берестяного произведения сняли со своего места в здании Иркутского аэровокзала. Мозаику разобрали на мелкие части, и теперь она пылится на складе — возвращать на место ее никто не собирается. О том, что же будет с 20-метровым творением, узнавала Ирина Покоева.

Художник Евгений Ушаков известен во всем мире как автор уникальной методики пластинчатой мозаики из бересты. Больше такого не делают нигде: автор сам собирает бересту, находит самые различные оттенки и составляет из кусочков целые картины — здесь и библейские сюжеты, и абстракция, и исторические моменты, и, конечно, родной край. Вот и на том панно, которое теперь, скорее всего, канет в Лету, отображена история Иркутска. Картина так и называется — «Песнь об Иркутске»: на первой ее части, размером 4,7 на 5,5 метра, становление города — в центре Иркутский острог, вверху охотник, медведь, нерпы. Снизу, конечно, Ангара. Река красной нитью проходит через все четыре составляющие работы — с парусниками и лодками, пароходами и чайками. Вторая часть — дома декабристов Трубецкого и Волконского, церкви, Московские и Амурские ворота. Третья композиция состоит из самых заметных строений города — здесь и взорванный кафедральный собор, и мечеть, и Белый дом, и знаменитый шпиль на набережной, и пожарная каланча, и многое другое. Заключительная часть — современный Иркутск: Дом пионеров, стадион «Труд», ГЭС, телебашня... — Эту работу мне заказал аэропорт в 1982 году, — рассказывает Евгений Ушаков, — а в 1983 году она уже была готова и заняла свое место в аэровокзале. Согласитесь, картины с таким содержанием могут многое рассказать гостям нашего города. Да и вообще, долгие годы это панно было визитной карточкой Иркутска. Больше двадцати лет панно украшало аэровокзал, но после реконструкции здания дирекцией аэровокзала было решено картину на место не возвращать — не вписывается в новый облик. — И вот к юбилею города выкинули «Песнь об Иркутске»! — удивляется автор полотна. — Я пошел новое здание аэровокзала посмотреть и вижу — нет панно! Как такое возможно? Теперь наш аэровокзал стал безликим. Его запросто можно спутать со многими другими. Прилетает гость в Иркутск, а взгляду зацепиться не за что... Берестяное панно «Песнь об Иркутске» — безусловная ценность, обиду автора понять можно. «Я считаю эту работу одной из лучших в своей жизни! А теперь она лежит разобранная на метровые квадраты на складе. Там холодно и сухо — ничего плохого с берестой не случится, но что же теперь так «Песне» и лежать в углу?» Заметим, Евгений Владимирович уже не один раз обращался с просьбой смонтировать картину на прежнем месте, но дирекция аэропорта полностью отвергает эту идею. Пытались вести переговоры на эту тему с аэровокзалом и городские, и областные чиновники, и члены Союза художников. Однако одобрения никто не снискал. Автор такую ситуацию считает настоящим ЧП для Иркутска и думает дальше добиваться своей цели: «Панно должно висеть в аэропорту — разве это не очевидно? Если нужно, мы сами за неделю его смонтируем с сыном. На том месте, где была картина, теперь рекламные баннеры подвешены на тросиках. Красиво? Самобытно? Индивидуально? Вряд ли». Кстати, несмотря на то что, по сути, панно является собственностью аэровокзала (когда-то давно за берестяную красоту автору работы был выплачен гонорар), руководители «Аэропорта Иркутск» готовы вернуть картину художнику. «Наверное, придется забрать ее и предложить кому-то еще, — трезво смотрит на вещи Евгений Владимирович. — Но только ведь нет в Иркутске такого помещения, чтобы разместить эту работу. Здесь нужна стена метров 7 высотой и 30 длиной. Тогда она будет смотреться красиво и уместно». Справедливости ради нужно отметить, что желающие приютить у себя полотнища есть. Но только они хотели бы взять лишь по одному фрагменту. «Но как это можно? Это же единое произведение! Никто ведь не предложит вам смотреть многосерийный фильм сначала на Первом канале, потом на «России», третью серию — на НТВ, а четвертую — на ВВС! Лично я хотел бы, чтобы моя работа обосновалась на своем прежнем месте... Может, сделают мне такой подарок в этом году, ведь мне скоро 85! С одной стороны, подарок мне, а с другой — всем иркутянам и гостям города».

Нет, нет и нет Официальный ответ ФГУП «Аэропорт Иркутск» на запрос администрации Иркутска: «Проект и соответствующее дизайнерское оформление нового аэровокзала, к сожалению, не предусматривает размещения указанных панно. В связи с этим предлагаю использовать панно, представляющие несомненную художественную ценность, для оформления культурных объектов города Иркутска». И подпись: генеральный директор Былинин.

Выход есть? Евгений Ушаков, мастер пластинчатой мозаики из бересты, уверен, что решение сложившейся ситуации обязательно найдется: «Я настаиваю на возвращении полотна на прежнее место. Но есть и другие варианты. Почему бы к 350-летию Иркутска не построить специальный неблагоустроенный павильон из металла и стекла? С одной стороны был бы вход, с другой — выход. На стене справа разместили бы панно, а слева, у стеклянной стены, сделали балюстраду. Человек вошел, посмотрел и вышел. Ни отопления, ни освещения не нужно. И туристам интересно, и местным, и властям, и мне». Если же и на эту идею автора не найдется спонсоров, то Евгений Ушаков готов раздать произведение по частям: «Пусть так, но лишь бы люди видели...»

Метки:
baikalpress_id:  29 992