Избили милиционеры

Сотрудников иркутской милиции уже в который раз обвиняют в беспричинной жестокости

Тридцатилетний Александр Шипицын в ночь с 7 на 8 января прогревал семейный автомобиль в родном дворе на улице Баррикад. По словам Александра, ему приказали выйти из машины сотрудники ДПС, после этого избили, надели наручники и на двое суток упрятали в ИВС. Сотрудники ДПС обвиняют Александра в том, что он в пьяном виде ездил по улицам и попытался скрыться от них. А во время задержания оказал активное сопротивление. В ситуации разбирался журналист «Пятницы».

В ночь с 7 на 8 января иркутянина Сергея Шипицына разбудили настойчивые звонки в дверь. На пороге стояли соседи. Они рассказали, что во дворе милиционеры избивают сына Шипицыных Александра.

— Я проснулась в ту ночь от криков о помощи, доносившихся с улицы, — рассказывает жительница дома № 187 на улице Баррикад Надежда Васильевна. — Район у нас не самый спокойный, но такого на моей памяти не было. Я подошла к окну и увидела, как два милиционера заламывали руки молодому мужчине, живущему в нашем доме. Рядом стоял автомобиль этого несчастного. Вскоре подъехали еще два милицейских экипажа. Создалось впечатление, что происходит задержание особо опасного преступника. Парень кричал, чтобы его отпустили, что ему больно, но милиционеры не унимались. Задержанного впихнули в одну из ведомственных машин, и она уехала. А двое милиционеров забрались в его иномарку. За происходящим наблюдали десятки людей из своих окон.

— Когда мы выскочили во двор, то увидели, что милицейская машина увозит сына, а в нашей машине сидят сотрудники милиции. Разумеется, мы спросили, что произошло, по какому праву они увезли сына и сами сидят в чужой машине, — рассказывает Сергей Александрович Шипицын. — Нам ответили, что никаких комментариев давать не станут. Причем разговаривали милиционеры с нами очень нагло, улыбаясь, чувствовалось, что им совершенно наплевать на наши эмоции. Они ответили, что суд разберется, а мы еще побегаем.

Сергей Шипицын говорит, что милиционеры пытались завести его машину, но не смогли. А через некоторое время приехал эвакуатор. На него, ничего не объясняя, погрузили иномарку и увезли.

— Мы были в полной растерянности, а вернее сказать, в панике! — вспоминает Сергей Шипицын. — Александр не мог совершить ничего такого, за что его могли скрутить как бандита и забрать машину. Более того, мы долгое время не могли узнать, куда вообще увезли нашего сына, — были праздничные дни, и никто не работал.

Картина прояснилась, когда из изолятора временного содержания (ИВС) выпустили Александра. Там он пробыл два дня.

Вот что он рассказал «Пятнице» сразу после визита к следователю (там он был не как обвиняемый, а в качестве потерпевшего).

— Примерно в три часа ночи 8 января я вышел во двор прогреть машину, потому что не сработал автозапуск, — рассказывает Александр Шипицын, — с трудом завел машину, дождался, когда она прогреется, и уже собирался возвращаться в квартиру. Вдруг дверь машины открылась снаружи, и я увидел сотрудника милиции.

Милиционер, как говорит Александр Шипицын, велел ему покинуть салон. Александр заглушил двигатель, взял ключи и вышел.

— Он сказал: «Давай сюда ключи», — продолжает Александр, — я спросил, на каком основании. Он схватил меня за рукав и потянул. Ключи выпали в снег. Я возмутился действиям милиционера. К нему после этого присоединился еще один сотрудник ДПС. Они повалили меня на снег и принялись пинать. Приказали: «Лечь на живот!» Я звал на помощь. Кричал, что это полный беспредел. Милиционеры навалились на меня и очень туго застегнули наручники. Я чувствовал, что побои мне нанесли достаточно серьезные, болел торс, ноги. Руки в наручниках быстро затекли. Милиционеры подняли меня буквально над землей и бросили на капот своей машины с бортовым номером 30. Один из них потребовал документы на машину. Документов на этот автомобиль у меня нет, но для того, чтобы его прогревать, они и не нужны. Милиционер обыскал меня, вынул бумажник, повертел его в руках и вернул в карман.

— Вскоре к месту событий подъехали еще два экипажа ДПС, — говорит Александр, — с номерами 28 и 32. Меня затолкали в один из них и повезли куда-то. Я настаивал на том, чтобы мне объяснили причину задержания. Ответ гаишников меня обеспокоил. Сказали они следующее: «Вот мы тебя сейчас увезем подальше, да на пару часов выставим в наручниках на мороз. Тогда будешь сговорчивей». После этих слов я понял, что мои протесты бесперспективны.

Александра доставили в Куйбышевский РОВД, а несколько часов спустя определили в изолятор. За что — так и не объяснили.

— Мне не показали никаких рапортов, протоколов и прочих документов, — говорит Александр, — то есть ни в одном милицейском документе нет моей подписи. Мне так и не было известно, за что меня схватили. Сотрудники изолятора сказали, что гаишники постоянно привозят таких горожан.

В камере вместе с Александром сидели шесть человек. Все они попали в каземат по обвинению в пьянке за рулем.

— Но меня на освидетельствование не возили, соответственно, и пьяным меня по закону они признать не могли. Да я и не пил в ту ночь! Двое суток спустя Александра отпустили из изолятора. Когда выдавали изъятые на время личные вещи, он обнаружил, что в его бумажнике, который при обыске вынимал милиционер, не хватает наличности.

— Из бумажника исчезли пять тысяч рублей, — говорит Александр, — можно только догадываться, у кого они сейчас. К тому же оказался сильно пострадавшим мой телефон. Он теперь раскладывается в обе стороны и треснул дисплей. Наверное, эти увечья сотовый получил во время моего избиения.

К слову об увечьях. Александр после освобождения побывал в травмпункте, где врач зафиксировал побои. 12 января дело Александра разбиралось в суде. Там он узнал, что, по словам милиционеров, пытался сбежать от сотрудников ДПС.

— В их документах значится, что я ехал за рулем, не подчинился их требованиям остановиться, — грустно улыбается Александр Шипицын, — началась погоня. В результате они якобы обнаружили меня во дворе моего дома. Я оказал им активное сопротивление. Едва ли в драку не лез. К тому же был нетрезв. Разумеется, все это чистой воды выдумки.

Девятнадцатого января Александра ожидает повторное судебное разбирательство, во время которого выяснится, посадят ли его на 15 суток в изолятор или он все же невиновен.

— Кстати, сотрудники ДПС прозрачно намекнули, что отдадут отцу машину только после того, как я окажусь за решеткой, — дополняет Александр. — Кроме того, они, как я узнал на суде, нашли каких-то двух свидетелей, которые якобы могут подтвердить правоту милиционеров. Очень интересно будет посмотреть на этих людей.

Тринадцатого января Александр с тремя свидетелями со своей стороны побывал в следственном отделе по Правобережному округу СКП по Иркутской области. Как нам сказал старший помощник руководителя ведомства Владимир Саловаров, по заявлению Александра Шипицына сейчас проводится проверка.

Пока без комментариев

Заместитель начальника пресс-службы ГУВД по Иркутской области Герман Струглин прокомментировал ситуацию следующим образом:

— По данному вопросу делать какие-то однозначные выводы пока рано, Александр Шипицын вправе обратиться в Управление собственной безопасности ГУВД. Будет проведена проверка.

Метки:
baikalpress_id:  29 986