Ожог в роддоме

Усольские судьи решат, как наказать медиков, которые обварили кипятком новорожденную девочку

Дочка Ксении Ануфриевой Полина родилась абсолютно здоровым ребенком. Но из усольского роддома ее выписали уже инвалидом. Все потому, что медсестра плохо закрыла грелку с горячей водой, которую приложила к ногам девочки, чтобы ее согреть. Сорок минут, лежа в кипятке, малышка кричала от боли, но к ней никто не подошел. В результате девочка получила сильнейшие ожоги ягодиц, правой ножки и обеих стоп. Родители Полины подали иск в гражданский суд Усолья-Сибирского. Они оценили ущерб, нанесенный ребенку врачами роддома, в миллион рублей.

События 24 января прошлого года, когда Полина появилась на свет, ее мама до сих пор вспоминает с ужасом. Сначала все было нормально: после родов малышку показали маме, сказали, что она здорова, приложили к груди, а потом унесли в детское отделение. После всех необходимых процедур ее маму тоже перевели из родзала в обычную палату. А потом начался сплошной кошмар. В палату к Ксении заглянули медики и сказали, чтобы женщина прошла с ними в детское отделение. От того, что она там увидела, наступил настоящий шок: «Моя девочка без сознания лежала в кроватке на животе. Ноги и ягодицы — сплошное мясо и кровь. Рядом с ней стояли медики. Одна из них сказала медсестре: «Объясни маме, что произошло». Та рассказала, что приложила к ребенку грелку, которая раскрылась, и на Полину пролился кипяток».

Свою дочку Ксения Ануфриева увидела только через две недели — все это время Полина находилась в реанимации в очень тяжелом состоянии, родителей туда не пускали. Только в первый месяц жизни девочка перенесла две операции по пересадке кожи. «Все это время я жила как в аду. Дочка кричала не переставая. Врачи сказали, что нам можно вычеркнуть двадцать лет спокойной жизни — каждый год Полине предстоит делать пластические операции. Очередная пройдет в январе будущего года», — рассказывает Ксения.

Но это далеко не все последствия той страшной травмы. Из-за рубца, который остался на ноге после ожога, Полина не может полностью выпрямить ногу. А психологи выявили у девочки невроз. Они уверены, что это последствия травмы и процесса реабилитации. Специалисты говорят, что на лечение этого расстройства уйдет много лет.

Несмотря на все эти обстоятельства, в прокуратуре родителям Полины отказали в возбуждении уголовного дела в отношении врачей усольского роддома. «Нам объяснили: если бы у ребенка было изуродовано лицо, можно было бы возбудить уголовное дело. А эти увечья считаются средней тяжести, поэтому иск можно направлять только в гражданский суд», — говорит Ксения Ануфриева.

Кстати, разные эксперты от медицины и правоохранительных органов, которые проводили расследования по данному факту, сошлись в мнении, что грелка Полине была не нужна — девочка родилась доношенной, а в палате роддома была нормальная температура.

Теперь решение по иску о возмещении морального вреда и материальных затрат семье Ануфриевых рассматривает гражданский суд. Представитель интересов пострадавшей стороны, иркутский правозащитник Ефим Бараш, уверен, что суд искусственно затягивает вынесение решения: «По действующему законодательству гражданские дела должны быть рассмотрены в течение двух месяцев. В данном случае срок истек 10 ноября. И на сколько еще затянутся слушания, неизвестно. Хотя всем все ясно — вина врачей в данном случае очевидна: ребенок родился здоровым и меньше чем через два часа после рождения стал инвалидом».

Не отрицают вину

— Отрицать факт причинения вреда ребенку работницей нашей больницы бессмысленно. Всю ответственность несет лечебное учреждение, потому что действительно в тот день она была на работе и исполняла свои должностные обязанности. Решение приложить грелку было принято ею самостоятельно, врачи этого не назначали. Конечно, она сделала это не умышленно, а по неосторожности. Сейчас она у нас больше не работает — уже давно уволилась по собственному желанию, — пояснила юрист усольского роддома, представляющая интересы ответчиков в суде.

Волокита в судах

Ефим Михайлович Бараш рассказывает, что в его практике судебная волокита встречается постоянно. Вот лишь несколько примеров.

* Суд по иску Тамары Яковлевны Лапохи, матери Ирины Лапохи, умершей в Иркутской областной клинической больнице после проведенной липосакции, длился шесть лет. Только после обращения в Верховный суд России было принято решение о выплате семье погибшей компенсации в размере 650 тысяч рублей.

* Рассмотрение иска ангарчанки Надежды Соловьевой, у которой во время операции врачи забыли внутри салфетку, затянули на семь лет. Лишь по истечении этого срока больница выплатила женщине 186 тысяч рублей. n Семья Шишлянниковых получила компенсацию от Ангарской больницы скорой помощи в 70 тысяч рублей только через семь лет после начала судебных разбирательств. Их родственник погиб в больнице после того, как ему ввели повышенную дозу лекарства, которая вызвала серьезные повреждения печени.

* А вот семья Максимовых так и не дождалась решения суда. Их родственнику в Ангарской больнице скорой помощи сделали неудачную операцию по поводу перелома шейки бедра. После этого здоровый ранее мужчина стал инвалидом. «Разбирательства в суде были преднамеренно затянуты на четыре года. Максимов за это время успел умереть, и дело было закрыто», — говорит Ефим Бараш.

Когда верстался номер

Накануне выхода номера «Пятницы», который вы сейчас держите в руках, стало известно, что усольский роддом, где обожгли Полину, выплатит семье Ануфриевых семьсот тысяч рублей. Такое решение приняли судьи. «Конечно, такого наказания для медиков недостаточно, ведь моему ребенку предстоят еще долгие годы лечения. Но продолжать судебные процессы я не буду — больше нет ни сил, ни нервов», — сказала Ксения Ануфриева.

ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО, miol@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и из архива семьи Ануфриевых

Загрузка...