Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Здесь очень популярен пэчворк. (Это когда создаются покрывала, наволочки, коврики из разномастных лоскутков в законченные композиции.) Сейчас, в канун Рождества, многие рукодельницы собираются за работой вместе, вечеряют. Тачают покрывала. Чтобы потом передать их в дом ветеранов, например. Где старики лишены радости общения. Где уже многие годы ничто не связывает их с понятием «домашний уют». «А вот такое вот небольшое рукотворное покрывальце очень даже символично», — думала я.

Потому что не знала, какую огромную роль такие вот детские покрывальца играют в жизни американцев. А тут, в Америке, к слову, норма: девке замуж пора, а она спит с покрывальцем, в которую ее, новорожденную еще, заворачивали. У подруг дочери есть такие. К нам приходят ночевать с этими вот детскими одеялками. Которые выглядят откровенным... тряпьем. Дыры, чернь. (Какое покрывальце выдержит четырнадцать-пятнадцать лет ежедневного служения?) Я в руки не хотела брать, увидев у нас такое. Не поняла, откуда взялось это безобразие в доме, но выбросить не успела. Оказывается — нельзя выбрасывать.

Это у американцев типа талисмана... И муж рассказывал, как одна из его дочек уже после замужества (во время медового месяца!) в отеле забыла такое покрывальце. Он полгода звонил. Ежедневно. В отель. Просил выслать. Выслали-таки. «А дочь мне даже спасибо не сказала», — удивлялся муж. Думал, что покрывальце для его дочки по-прежнему «такое же все», как и для других американских детей...

*Еще с середины ноября появились на улицах нашего городка... елочные развалы. И розы-то еще кое-где в цвету. И снега-то нет. А елки — вот они: живые, красивые, мохнатые, с запахом смолы... срублены. Только подходи и выбирай! Но не всем американцам по душе елки с базара. Кому-то хочется собственноручно срубить деревце. В нашей церкви существует пятилетняя уже традиция: перед Рождеством собираться и ехать в лес. За елкой. И вот мы в семь утра уже в пути. Невзирая на страшной силы ветер, пургу, мороз и гололед на дорогах.

Ожидаемого мной каравана из автомобилей почему-то в условленном месте не оказалось. Из всех членов многотысячной церкви только мы да еще семейная пара с собакой и годовалым младенцем. Гэри — молодой глава семейства пообещал, что ехать будем 70—75 миль в час (из-за шторма и гололеда на трассе). Но рванул так, что мы его «Хонду» моментально потеряли из виду. Нагнали «Сусанина» в каком-то маленьком городке на заправочной станции. (Жене вздумалось поменять памперс младенцу.) Тут же Гэри оповестил нас, что «пермит» (разрешение на рубку елки) уже купил. Стоит 10 долларов.

Мы свернули с трассы. Если бы не абсолютно новая резина на нашем внедорожнике, не писать бы мне этих строк. Муж, водитель от Бога, молился нон-стоп. Потому что машину заносило, царапало ветками деревьев, и наш «Митсубиси-Эндевор» был готов вот-вот сорваться в пропасть. Так и добрались до места. Ветер. Снег. Лютый мороз (при температуре -20С° в школах нашего штата прекратили школьные занятия). Хозяин собаку из дома не выгонит. А мы поехали за елкой. В дремучий лес. Шли долго в гору. Я по пути все выясняла у Гэри — «закоперщика», чего народу-то так мало с нами сегодня собралось. Оказалось, что еще пять лет назад можно было увидеть караван из шестидесяти (!) внедорожников. На следующий год желающих срубить елочку стало заметно меньше. Было, по памяти Гэри, всего двенадцать машин.

Через год в то же время машин было уже... шесть. Еще через год — четыре... Я не удивилась нисколько: разрешение на вырубку елки — десять баксов. Рисковать жизнью ради того, чтобы сэкономить два червонца долларов?! (Елка в среднем стоит тридцать.) Да и какая же это экономия, если только на бензин ушло долларов пятьдесят? Уверена, что примерно так рассуждают американцы. Они с рождения приучены вести скрупулезный счет своим деньгам. Но я была рада, что мы отправились в это путешествие...

И плевать, что за елкой дальше елочного базара нормальные американцы, как правило, не ездят. Что мы сразу по прибытии в наш город и сделали: выбрали на рынке вечнозеленых красавиц самую коротенькую. Но такую же пушистую, как и все другие елки (руку невозможно к стволу просунуть между густо растущими ветвями). Отдали всего 32 доллара (включая налог).

*В каждой церкви, в каждом клубе, в каждом доме наступает период рождественских посиделок. Люди творят. Украшения стола (помните пряничные домики?). Убранства на елку. Украшения дома. Улицы... В школе у Лины тоже пора творчества. Они всем классом придумали соорудить сказочный город из... шоколада и зефира. Кто-то строит дома. Высокие. Кто-то — школу. Кто-то — развлекательный центр. Лина взяла на себя мост. Просидела полдня в Интернете, интересовалась мостами. Узнала, что мосты бывают разные, разных форм. Есть такие, что даже под воду уходят... тоннелями.

Но как изобразить мост (большой!) из шоколада? И так, чтобы потратить этого самого шоколада на мост поменьше (Лина деньги считает и понимает, что никто этот мост есть не станет)? Следовательно, чего зря тратиться? Решила, что ограничится зефиром. Но вот как зефир склеивать? Думала, что можно приплавить зефирины друг к другу с помощью пламени от свечи. Но никто в школе дочке не разрешит огонь разводить. А город сладкий — не домашнее задание. Его надо в школе делать. На уроке специальном. По творчеству. На таких же уроках по искусству Лина и ее одноклассники еще в середине ноября украшали... елку. Живую. Настоящую.

Ароматную. Смоляную. Украшали не просто так, привычными елочными украшениями, а проявляли креатив. Я предлагала Лине выделиться и украсить елку так, как делали это мои покойные дедушка и бабушка. В пору, когда не нажили еще елочных украшений. А именно: грецкие орехи завернуть в цветную фольгу, сухофруктов навесить. Налепить фигурок из соленого теста. Яичную скорлупу превратить в хрюшек, жар-птиц, собачек... (Я, помнится, еще в детском саду этому училась.) А вместо привычных блескучих гирлянд китайского производства самим нарезать гирлянды из отживших свой век газет. Ну, человечков там, держащихся за руки. Снежинок нескончаемой вереницей... Лина постеснялась в школе рассказать о моем предложении какого-то «бедного», на ее взгляд, наряда для елки: «Ну кому хочется бедного Рождества?»

Метки:
baikalpress_id:  46 519