Иркутские тайны

Последние годы ознаменованы неуклонным желанием Москвы обновить кадровый состав руководства региональной и местной власти в нашей области, изменить де-факто соотношение кланов и пресловутую систему сдержек и противовесов, сложившихся в эпоху Ножикова—Говорина. Губернаторы-варяги, бесконечная череда кадровых перестановок в «сером доме», уголовные дела в отношении чиновников муниципальных образований — все это сплетается в некую картину событий с неоднозначной трактовкой, более питаемую мифами и домыслами, нежели вразумительным и гласным анализом.

При оценке политической жизни региона вспоминается фраза Черчилля о «схватке бульдогов под ковром». Таковы издержки фактически однопартийной системы. Кадровые решения по области нелегко даются. Центральная власть иногда дает отмашку перед самым истечением всех законных сроков. От этого они не сопровождаются должной «пиар-подготовкой» и вызывают подчас недоумение. Однако это недоумение вызвано скорее досадой наблюдателей, не сумевших предугадать намерения власти, нежели основополагающими политическими и экономическими разногласиями.

Большинство населения области пребывает в политической невинности. Большой бизнес Приангарья принадлежит трансроссийским корпорациям. Таковы объективные условия социально-экономических процессов на берегах Ангары. У нас нет партий со своим экономическим и кадровым потенциалом, идеологиями и традициями. Коммунисты — это бренд. Жириновский — это бренд. «Единая Россия» — это инструмент федеральной политики. У нас есть федеральный центр. У него есть политика. Больше политики ни у кого нет и не должно быть. В русле федеральной политики происходит «смена караула» в администрации города Иркутска. У нас есть московский бизнес. У него реальные деньги и реальное влияние на жизнь избирателей. В русле согласования интересов федерального центра и федерального бизнеса происходят перестановки на доске местных политических шахмат.

Интересы местных псевдоэлит — только информация к размышлению второго порядка. Почему псевдоэлит? А потому что у местных нет реальных политических ресурсов и реальных денег. Правящая партия выдвинула кандидатом в мэры Иркутска действующего мэра Братска. Тот факт, что его совсем недавно переизбрали на второй срок, говорит о недавних сроках решения. Тот факт, что Братск ассоциируется у иркутян скорее с бандитами и олигархами, нежели с алюминием и электричеством, а сам Серебренников является подполковником ФСБ, является удобной мишенью для его возможных противников на мартовских выборах. Если, конечно, они окажутся умелыми «стрелками».

Иркутский политбомонд раздосадован. Как обвинения звучат в Интернете слухи (а гласно кто же скажет? Только под тинейджерскими никами!), что губернатор согласился на фигуру Серебренникова в обмен на налоговые поступления «Базэла» и спонсорство 350-летия Иркутска. Так это или не так — вопрос спорный. В отсутствие документов (например, коммюнике саммита Мезенцев—Дерипаска или договора «Иркутск в обмен на деньги» с прописанной ответственностью сторон) остается обсуждать слухи, рискуя попасть впросак. Но, собственно, почему бы и нет? Такой брак по расчету не в упрек политику, а в честь ему.

Демократические выборы тоже ведь брак по расчету, когда голосуют в обмен на уже сделанное или только обещанное. Поскольку политика по тривиальному мнению есть искусство возможного, то выбор Серебренникова политиками, стоящими у власти в регионе, вполне разумен и адекватен. Они работают по вполне определенной системе с определенными правилами игры и поступить по-другому не могут. Нравится нам или не нравится, но бизнес-структуры Дерипаски являются крупнейшими в регионе, и если привлекать в регион деньги этой структуры, хотя бы и на реставрацию памятников, то вполне резонно ожидать, что дающий деньги попросит, чтобы осваивал их «свой» человек. Но было бы опрометчиво полагать, что олигарх и губернатор между собой договорились только исходя из заботы о памятниках и сохранности спонсорских денег. Тут есть и политический расчет, и кадровый, с дальним прицелом.

Если Серебренников вырастет в политическую фигуру регионального масштаба, оправдает доверие, то возражать против его выдвижения в губернаторы не будут ни Дерипаска, ни Кремль. Так что брак по расчету заключен в Кремле, а не в Братске. В области, особенно в Иркутске, есть, безусловно, два фактора возможного роста регионального самосознания: 1) традиционно сильная иркутская культурная и научная элита; 2) мелкий и средний бизнес, которому не всегда нравится засилье иногородних в крупном бизнесе. Но эти факторы не вполне конкурентоспособны. Прежде всего — в массовом сознании.

Среднестатистический иркутянин более привязан к московскому телевидению и американскому кино, а в политическом отношении к Путину и Кремлю, нежели к местным. И в этом он прав. Безусловно, горожанин поддержит любую кандидатуру, предложенную Москвой. Да и, признаться, если посмотреть, как общаются между собой наши «элиты» и как они конкурируют в бизнесе, то оторопь нередко берет. Между собой договориться не могут, а туда же: «Как так, элиты местные обидели!» Скажем спасибо все же, что из Братска привезли, а не из Калуги. Свой все-таки, родился недалеко от Иркутска, учился здесь.

Выдвижение Серебренникова есть торжество федеральной власти и процессов глобализации. Идти против этих столпов современной российской цивилизации нет ни желания, ни сил. Выборы будут интересными. Нет, интересных кандидатур в противовес Серебренникову не будет. Каждому действующему политику с возможным высоким рейтингом ясно, что его тут не ждут, и он не рискнет выставить свою кандидатуру. Интересно, насколько выборы будут проведены с неукоснительным соблюдением законов и правил, особенно после скандалов на осенних выборах. Интересно, какими методами политтехнологи будут сбивать традиционную нелюбовь в Иркутске к братским. Интересно, будет ли использован метод «очернения» местных и положения дел в городе, на фоне которого Серебренников покажется «спасителем города». Еще более интересно, как будет действовать Серебренников после победы, сомнений в которой нет. Остается надеяться, что иркутяне что-то получат и от его желания зарекомендовать себя на новом месте, и от денег Дерипаски, и от путинского внимания к юбилею города.

Да и вообще, всякое изменение благотворно, даже если это просто переворачивание с боку на бок, как сказал один писатель. А на что еще надеяться иркутянам? Я лично не помню такого стабильного периода в жизни региона, когда его судьба решалась бы только местными. Мы живем в традиционно унитарном государстве России. Так было при царях, так было при коммунистах, так есть при демократах, так будет всегда. Пока есть Россия.

Об авторе. Владимир Симиненко —генеральный директор, член совета директоров ЗАО «Группа компаний «Номер один». Шеф рекламного агентства «Номер один». Креативный директор ООО «Байкальский институт социальных исследований «Вектор». Участник самиздатского движения (альманах «Свеча», запрещенный властями в 1984 году как «идеологическая диверсия»). Автор нескольких прозаических произведений. Известен как публицист (премия «Профи» за 2004 год, приз Российской ассоциации по связям с общественностью за 2005 год). Имеет несколько публикаций в отраслевых журналах и научных сборниках.

Метки:
baikalpress_id:  46 517