Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Отгремел Хеллоуин. Праздник, который мне не по душе: не понимаю и не принимаю я всех его страшных атрибутов. Единственное, чем мы развлекались в этот день, — бродили по «корн-мэйс», посетили «фабрику кошмаров» и... раздавали детишкам сладости. Муж купил конфет на без малого семьдесят долларов. Я вывалила их в огромную чашу (было около двенадцати килограммов шоколада), и начиная часов с пяти вечера в наш район повалил народ со всего города.

Включая индийскую резервацию. Дети (а порой и очень даже взрослые люди, старше меня по возрасту) звонили в дверь и с протянутой рукой (корзинкой, полиэтиленовым мешком, с нестираной наволочкой от подушки...) произносили положенные для Хеллоуина слова. «Колядующие» (если по-русски) шли нескончаемым потоком. Потому что именно наш район во все времена считался самым благополучным, а следовательно, именно здесь у детей больше всего шансов получить самые вкусные (и отнюдь не дешевые) сладости.

Все «колядующие» были в карнавальных (таких же, как и у нас, в России, но только на Новый год) костюмах. Человек двадцать я насчитала в масках свиньи с повязкой на морде (что очень даже актуально!). Много было жирафчиков и принцесс. Динозавры и пираты сегодня (как и всегда) тоже в моде. И если на каждой иркутской новогодней елке можно без труда насчитать пять-десять разновозрастных девочек, наряженных в Снегурочку, то здесь о таком персонаже даже не слыхивали. Лина, выбиравшая себе костюм на Хеллоуин в специализированном «костюмном» магазине, отыскала нечто похожее на костюм Снегурочки, но называлось это «Белая русская».

 Примерила дочь белое бархатное коротенькое платьице, белую же отороченную искусственным белым же мехом жилетку, белые колготки, белые сапоги на шпильке... Все выглядело сексуально. Так, как и подобает выглядеть герлфренд Деда Мороза. Но не было в комплекте одного — кокошника. Зато почему-то нашлась белая же шапка-ушанка с красной кокардой. Вот она какая, эта «Белая русская», оказывается! И всего-то за тридцать долларов!

Дочь думала-думала и решила, что лучше оденется куклой Барби. А то в костюме «Снегурочки» вопросов не оберешься. И фотографировать она себя в том одеянии запретила: уж слишком платье коротким оказалось. Независимо от размера. А длина девичьего платья, по мнению мужа (прежде всего!), значение имеет. Особенно в Хеллоуин. Потому что, как выяснилось, кругом живут одни «секс-офендеры». Что-то типа сексуальных обижателей. И если в прошлые годы им не уделялось столько внимания, то в этом году каждому из них официально запрещено угощать детей конфетами.

Запрещено украшать дом к Хеллоуину (чтобы не привлекать внимания все той же детворы и просто прохожих). А также... этим людям запрещено зажигать в доме свет. Начиная с пяти часов вечера и до... полуночи. Как объяснил мне муж, именно включенные огни наружного освещения дома, даже тогда, когда на улице еще светло (часов так в пять), сигнализируют народу, что в этот дом можно смело стучаться в надежде получить конфетку. Или жевательную резинку. А вот яблок и морковок детям лучше в ночь на Хеллоуин не давать, потому что, по легенде, некоторые недобрые американцы во фрукты прячут лезвия от бритв... А затем угощают детишек.

Узнать, кто из твоих соседей этот самый опасный «секс-оффендер», можно на сайте. Но хочу оговориться (в защиту тех людей, кому полиция строго-настрого запретила включать свет в доме и раздавать конфеты в этот Хеллоуин): клеймо чуть ли не сексуального маньяка может получить и совсем юный подросток, оказавшийся в постели с, например, несовершеннолетней же девочкой. И не важно, что то была любовь. Закон есть закон. В Америке особенно. (А вот и сайт, о котором упоминала: www.isp.state.id.us/sor_id/search.htm.)

*Я с радостью раздавала конфеты пригоршнями и по две-три... В зависимости от красочности и оригинальности «новогоднего» костюма. И еще в зависимости от того, насколько вежливо (или, наоборот, совсем не вежливо) обращались ко мне дети. До поры, пока один толстый мексиканский мальчик лет семи-девяти (а может, и младше, но очень уж рослый и жирный), оттолкнув меня от двери, не впрыгнул в дом и, в мгновение ока оказавшись у огромной чаши со «Сникерсами» и «Твиксами», не начал молниеносно сгребать шоколад в тут же раскинутую на полу матрасную обшивку.

Я потеряла дар речи. Думала, выберет себе ребенок что-то по своему вкусу. А тут такое! Встала над чашей так, что конфеты оказались у меня под длинной юбкой. Пацан на меня возмущенно посмотрел, но под юбку не полез. Замер. Ждет, пока я освобожу доступ к конфетам. Народ в двери ломится, а я все с этим «мешочником» не могу разобраться. Не знаю, как бы его культурно выпроводить. Сделала ужасные глаза и говорю: «Это было грубо с твоей стороны!» Понял.

Схватил свой мешок матрасный и побежал. Хотелось ему еще пинка дать вдогонку. Не успела. А дочь, после того как я рассказала ей о мексиканском толстячке, который напрочь испортил мне празднично-конфетное настроение, подтвердила, что дети мексиканские почти все такие: они чуть ли не с пеленок уверены, что надо успевать (если есть возможность) обирать «белых богатых и зажравшихся американцев».

*...Да, вернусь, пожалуй, и к «фабрике кошмаров». Чем мне импонируют американцы — так это желанием делать деньги... из всего. Одни серьезные мужи тут создали группу по поиску духов в жилых помещениях и с удовольствием принимают пожертвования от граждан, в нечистую силу верящих. А в Хеллоуин только ленивый не верит в злых духов. И жены этих серьезных мужей, разгуливающих с какими-то трещащими приборчиками в руках, сейчас в их же компании — их же секретарши. В компании по борьбе со злыми духами. У них и сайт свой есть.

И еще, только ленивый в эти дни не открывает «комнату страха», «фабрику ужасов»... Кому как в голову взбредет назвать место, где принято пугать заплативших за входной билет от шести до десяти долларов. Страшные крики в кромешной тьме. Или, наоборот, в полной тишине (уж лучше бы кричали!) молча двигаются люди, наряженные в жуткие маски из фильмов ужасов. И так переходя из комнаты в комнату, подобно лабиринту завешанную продырявленным и «окровавленным» тряпьем, километрами «паутины», только и думаешь, как бы поскорее выбраться отсюда на Божий свет. Где ждут меня дочь и муж.

Потому что они со мной не пошли. Не захотели мочить штаны за свои же деньги. Зато Лина и Роберт вдоволь нагулялись по «корн-мэйс». Это лабиринт в высокой-превысокой кукурузе. Погода была прекрасная, и моего мужа, который не отличается особой любовью к вылазкам на природу, даже удалось затащить на «корн-мэйс» для... малышей. Тут кукуруза была поменьше ростом и бродить по лабиринту было намного проще. При условии, если ты верно ответил на вопрос. Верный ответ — стрелка указывает направление к следующему вопросу. Неверно ответил — так и бродить тебе вечно по лабиринту, неуч. Вопросы были весьма жизненные и приближенные к «фермерской» теме. Например: сколько литров молока в среднем дает корова в нашем штате? Какие яйца полезнее — с белой скорлупой или с коричневой? Откуда берется шоколадное молоко — от коричневых коров или все-таки изготавливается людьми?..

Тут же можно было купить любого размера тыкву всего за один доллар. И краснокожей картошки по три доллара пятьдесят центов за пару фунтов. (Неужели и в Сибири уже картошка стоит сто рублей за килограмм?) Никак не могу найти объяснения тому, отчего так высоки здесь цены на овощи (притом что только картошки в Айдахо снимают по два урожая в год).

Метки:
baikalpress_id:  46 510