Познер в Иркутске

Легендарный телеведущий прилетел для участия в съемках ток-шоу «Время жить», посвященного проблемам ВИЧ-СПИД

Обозреватель «Пятницы» побывала на пресс-конференции с ВВП, чтобы узнать, какая необходимость заставила 75-летнего гуру телевидения бросить привычный и размеренный образ жизни и мчаться в холодную Сибирь, для того чтобы участвовать в съемках ток-шоу, которое не покажут не то что по Первому, но даже по второму каналу.

Владимир Познер: безупречный костюм, шелковый платочек в кармане пиджака, изысканная манера речи. Супертелеведущий, академик Российского телевидения, легендарная личность. Короче — наше все... Итак, зачем этому телевизионному титану нужны эти местечковые программы про СПИД?

— Я это делаю по собственному желанию, — говорит Владимир Владимирович, — потому что считаю нужным. Нам, журналистам, действительно редко выпадает возможность сделать что-то полезное, а здесь реальная возможность как-то помочь. Раз в месяц у меня бывает такая поездка... Конечно, мне уже не двадцать лет, и эти поездки — довольно утомительная штука... Но для меня это очень важно. Это уже моя 41-я поездка по стране.

Что же касается охвата аудитории, то, по словам Познера, шоу на местном уровне более результативно, чем на федеральных каналах. Потому что зрители больше доверяют местному телевидению.

Владимир Познер попытался развенчать миф о том, что заболеть ВИЧ могут исключительно люди, достойные презрения, входящие в определенную «группу риска»: наркоманы, проститутки и гомосексуалисты. По его словам, 60% новых ВИЧ-инфицированных — это нормальные люди, которые заразились половым путем.

Почему же в нашей области стало еще хуже, чем было? Познер объяснил это тем, что «ничего не делают и, напротив, некоторые учреждения и организации, которые этим занимались, были закрыты».

Познер сказал несколько слов относительно популярной сегодня теории ВИЧ-диссидентов, которые вообще отрицают СПИД и говорят, что это выдумка фармацевтических компаний, которые на этом деле наживаются.

— Есть такая категория лиц, — сказал Познер, — которые находят удовольствие в отрицании очевидных вещей. СПИДа нет! Никакого глобального потепления нет. Башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября взорвали сами американцы. Я советую не обращать на них внимания, это бессмысленно. Они ловят свой кайф.

Владимир Познер оказался человеком очень неортодоксальных взглядов на многие вещи, которые нам трудно даже вообразить. Он поразил всех признанием, что среди его знакомых есть ВИЧ-инфицированные, а среди его близких есть гомосексуалисты.

— Меня эти вещи совершенно не смущают. Я к этому отношусь спокойно. Люди имеют право жить так, как им хочется. Разумеется, не трогая детей. Я считаю, что вмешательство в эту сферу государства и общества совершенно недопустимо. Мне говорят, что ВИЧ — это результат распущенного поведения и не надо иметь много половых связей. Но покажите мне человека, который в течение всей жизни имел только один контакт. Это реальная жизнь. Да, верность — это хорошо, но мы знаем человеческую натуру. Я, как бывший биолог, утверждаю, что человек вообще не моногамен: ни мужчина, ни женщина. Так же как в животном мире. И это надо понимать.

Еще более неожиданными стали его слова в отношении возможности легализации наркотиков.

— Мое отношение к борьбе с наркотиками не совпадает с позицией властей. Распространение наркотиков связано с гигантской прибылью, которые они приносят. Это невероятные деньги. Есть только один путь сделать так, чтобы деньги там не играли роли. Чтобы это было неинтересно в плане прибыли. Смотрите, в США ввели сухой закон и в итоге получили мафию, которая торговала алкоголем и зарабатывала гигантские деньги. И пришлось отменить сухой закон. И здесь для меня то же самое. Да, будут наркоманы... Но они будут приходить в аптеку, покупать за небольшие деньги то, что им надо, и все эти наркоточки закроются, потому что торговать им будет нечем. Я понимаю, что со мной не согласятся многие. Но пока наркотики приносят прибыль, они будут распространяться. Под конец Владимир Владимирович рассказал поучительную историю о том, как в детстве он сам чуть не стал жертвой наркодельцов.

— Со мной в Америке, когда я был двенадцатилетним мальчиком, произошел случай: после школы в парке к нам подошел какой-то мужик и предложил закурить сигареты с марихуаной. Раз предложил, другой, и через две недели он говорит: «Ребята, я вас угощаю, а вообще-то это денег стоит». А курить-то уже хотелось, но где денег взять? А он: «Ну, у мамы в сумке можно поискать...» Вот так это начинается. Очень рано. Попробуй это объясни подростку... В этом возрасте всем нам кажется, что мы будем жить вечно и с нами никогда ничего не будет. Все эти слова, что наркотики — это смерть, они не впечатляют.

Метки:
Загрузка...