Что происходит с матерями?

Материнская жестокость по отношению к детям не имеет границ

Сегодня в «Пятнице» — истории двух матерей. Одна избивала и не кормила 10-летнего мальчика, другая — 3-месячного младенца. Обе из Усолья-Сибирского, между собой не знакомы, а живут как под копирку: «вино и мужчины — моя атмосфера». Одна объясняет свою жестокость к ребенку собственным трудным детством, а другая и объяснить ничего не в состоянии: язык не ворочается от пьянства. Обе жесточайшим образом поступали со своими детьми, и обе не понесут практически никакого наказания. Почему? Ответ искали журналисты «Пятницы».

Избила младенца

Усолье-Сибирское в который уже раз подтверждает дурную славу города, в котором родители избивают и калечат своих детей. На прошлой неделе молодая мать избила своего трехмесячного ребенка за то, что он не давал ей спать. Обозреватель «Пятницы» попыталась выяснить подробности этого дела и услышала несколько взаимоисключающих мнений по поводу случившегося.

Рано вычеркивать из жизни?

Шестого ноября на пульт скорой помощи города Усолья-Сибирского поступил вызов к трехмесячному Кириллу В. Приехавшие врачи обнаружили на теле младенца многочисленные синяки. Ребенка немедленно увезли в реанимацию. О побоях сообщили в милицию. В ходе расследования было установлено, что побои мальчику нанесла его родная мать Елена В. 1984 года рождения.

С Еленой было не в порядке с самого начала ее материнства, а возможно и раньше. Дело в том, что она сама росла в неблагополучной семье. Отчим постоянно ее избивал и унижал. Когда Елене исполнилось 12 лет, мать лишили родительских прав, и девочка оказалась в приюте. Окончила девять классов, затем поступила в ПТУ, получила специальности «швея» и «штукатур-маляр». Елене дали комнату в общежитии, там она стала жить с мужчиной, фамилии которого даже не знала и который, узнав о ее беременности, сразу же ушел...

По свидетельству Марины Алексеевой, начальника Усольского отделения по делам несовершеннолетних, молодая мать однажды уже привлекалась к административной ответственности.

— Мы вызывали ее на комиссию, после того как соседи пожаловались, что Елена В. кричит на своего ребенка. Что мы могли сделать? Погрозили ей пальцем... Крики не являются чем-то противозаконным. По идее, если бы по всей области родителей наказывали за то, что они кричат на своих детей, многие бы оказались в категории нарушителей.

По мнению Марины Алексеевой, ситуация с Еленой не так однозначна, как представляется на первый взгляд.

— Девчонка оказалась в тяжелой жизненной ситуации, одна, с малолетним ребенком. И просто-напросто от этой безысходности уже не знает, куда податься и что делать.

По словам Марины Алексеевой, Елена В., кроме того что воспитывает ребенка, еще успевает получать основное образование — учится в вечерней школе. Подрабатывает уборщицей. Не пьет, не загульная, не приглашает домой компании. Дома у нее чисто, опрятно.

— Может быть, у нее проблемы с психикой?

— На мой взгляд, это был психоз... Возможно, жизненная неустроенность и привела к взрыву. Обычно в ПТУ-11 поступают дети с психическими отклонениями. Елена состояла на учете у психиатра, но диагноз у нее незначительный по психиатрическим меркам. Но в совокупности это все и привело к тому, что случилось. О ее проблемах, кстати, знали все: и соседи, и родственники.

— Так все-таки она не совсем одинокая?

— Да, у нее есть тетка. Я считаю, что крест на Елене ставить рано и нельзя ее вычеркивать из жизни. Надо дать ей шанс.

Мама раскаялась?

Елена В. живет в общежитии на улице Стопани. Конечно, это не отдельная квартира, но все-таки лучше, чем ничего. К тому же в общежитии довольно прилично. Есть места и похуже. Соседка Надя, та самая, которая вызвала скорую помощь, подтвердила, что из комнаты Елены постоянно слышались крики.

— Она психически больной человек, — говорит Надя, — кричала на Кирилла постоянно, шлепала. На этот раз я услышала, что ребенок закатывается от крика. Дверь в ее комнату была открыта, я зашла — малыш выглядел ужасно: кровоподтек на глазу, глаз даже не открывался, весь рот в крови. Я забрала мальчика и сказала, что вызову скорую и милицию. Она заплакала, мол, я так больше не могу...

Надежда считает, что винить в том, что случилось, нужно тяжелое детство Елены, жестокого отчима и, конечно, психическое состояние женщины. — Она очень вспыльчивая... Сейчас она понимает, что натворила, и раскаивается. Мать есть мать... Ходит к Кириллу в больницу, носит молочную смесь, одежду. Ей без него плохо. Она говорит, что больше так не будет, просит вернуть ей сына. Я ей верю... Если у нее отнимут ребенка — все от нее отвернутся. Мне кажется, что сейчас она все осознала и не надо у нее забирать Кирилла.

Мне надоели его вопли

Тяжелое детство... Жизненная неустроенность... С этими проблемами приходится жить многим женщинам, но не многие могут поднять руку на своего ребенка, и не просто ребенка, а беспомощного младенца, который не может пожаловаться или убежать. Жизнь которого полностью зависит от матери.

Татьяна Михайловна Россова, дознаватель Усольского ГУВД, пообщавшись с Еленой В. и опросив свидетелей, пришла к печальному выводу, что случай Елены В. практически безнадежный. У этой женщины начисто отсутствует материнский инстинкт.

— Она мне сказала, что, когда родила ребенка, не владела никакими воспитательными навыками. Первый месяц малыш ее не беспокоил, на второй месяц он стал плакать ночью — ей это очень не нравилось. Она понимала, что это ненормально, что он показывает свой характер. Елена стала раздражаться, кричать на него, а потом применять физическую силу. Сначала она била младенца по лицу, потом по ягодицам. Соседи рассказывали, что она швыряла Кирилла об стенку. И на пол он падал с кровати.

Дело дошло до того, что соседка ей пригрозила, мол, еще раз изобьешь ребенка, я подниму шум. Но это не подействовало. И вот результат. После всего случившегося Елена пошла лечиться в психиатрическую больницу.

— У нее действительно не в порядке с нервами? Говорят, она состояла на учете.

— По моей информации, Елена В. совершенно вменяемая. Это, конечно, спорный вопрос, но не исключаю, что она просто решила схитрить, чтобы избежать наказания. Первое, о чем она меня спросила: «Меня посадят?» Пыталась выяснить, сажают ли тех, кто лежит в психбольнице. Еще она жалуется на нехорошее спиртное, дескать, из-за него она становится злой.

— Она пьет?

— Регулярно. Она сама мне рассказала, что в последний раз выпила две бутылки слабоалкогольного коктейля, а ребенок не давал ей спать. Она понимала, что малыш голодный, что его нужно переодеть. Но ей надоели вопли, и она начала его бить.

Татьяна Россова не верит, что Елена искренне раскаивается.

— Как это можно?! Избивать трехмесячного ребенка! Да еще тупая травма живота. Это как?! У мальчика недостаток веса, она его не кормила. Она пытается оправдать себя тем, что ее очень сильно били в детстве. Но я не вижу, чтобы она переживала, не вижу слез. На первой беседе Елена попросила у меня телефон, стала звонить своим мужчинам. То есть ребенок ее не очень-то волнует.

«Усольский синдром»

Что происходит с жителями Усолья-Сибирского? Ведь это уже девятый за год случай жестокого обращения с детьми. Наверное, пора с этим разбираться серьезно. Многие в городке недоумевают, почему к фактам семейного насилия в Усолье приковано внимание всей страны. Говорят, что истории избиения детей чрезмерно раздуты прессой... Что подобного «добра» полно везде. Может быть, может быть... Но почему-то в таком массовом количестве родители не калечат своих детей в соседнем Ангарске или в Черемхово. Может быть, все это связано с общим социальным неблагополучием в городе? По словам Марины Алексеевой, начальника ОДН, в городе остро не хватает службы, которая бы непосредственно работала с проблемными семьями.

— Я считаю, что таким, как Елена, требуется психологическое сопровождение. Однозначно на ней ставить крест нельзя, и нельзя ее вычеркивать из жизни. Если каждого родителя разложить по полочкам, то практически всех найдется за что привлечь к ответственности.

Главврач детской больницы Валентина Сухарева тоже считает, что нужно смотреть в корень проблемы.

— Мы работаем с последствиями того, что происходит в обществе. Утрачены моральные ориентиры, разрушен институт семьи. Я контактирую с молодые мамами, и на вопрос, зачем родила, они отвечают: «Так получилось...» Так получилось! Вот вам и результат.

Назначат экспертизу

Мы пытались встретиться с Еленой в психоневрологической больнице, но нас к ней не пустили. Светлана Дмитриевна Шаманская, главный врач, подтвердила, что Елена В. действительно сейчас находится в стационаре, но о ее состоянии говорить преждевременно. По словам Светланы Шаманской, в отношении женщины будет проведена психиатрическая экспертиза, которая и установит степень ее вменяемости.

— Это первый случай в моей 30-летней практике, — добавила Светлана Дмитриевна. — Конечно, я в шоке.

С ребенком все в порядке

Слава Богу, избитый младенец жив. В настоящее время о нем заботятся врачи хирургического отделения городской детской больницы. Валентина Сухарева, главврач ГДБ, сообщила «Пятнице», что состояние ребенка удовлетворительное, полученные травмы не имеют отношения к тем, что имеют глубокие последствия. Что касается поведения матери, то, по мнению главного врача, у Елены не все в порядке с психикой. — Елена сама говорила, что не контролирует себя и впадает в ярость, — заметила Валентина Суханова.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Метки:
baikalpress_id:  29 880