Президент впустил Бога в школу

Дискуссия в обществе по поводу преподавания детям религиозных дисциплин окончена

На прошлой неделе правительство России утвердило план мероприятий по апробации учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики». Ученики четвертых классов и их родители могут выбрать для изучения один из пяти предметов — основы православия, иудаизма, ислама, буддизма или основы мировых религиозных культур и светской этики. Утвержден перечень 19 регионов, участвующих в образовательном эксперименте. В случае успеха новый курс будет внедрен и в других регионах. Однако, по мнению обозревателя «Пятницы», поддержка новой дисциплины со стороны власти вовсе не означает, что эта дисциплина встретит безоговорочную поддержку в обществе.

Аргументы за и против

Почти семь лет ведутся дискуссии: нужно или нет преподавать в школе религию. И если подытожить все разговоры, то вырисовываются очень ясные аргументы против и не очень понятные за. Противники основ религиозной культуры (в дальнейшем для краткости ОРК) говорят, что это неконституционно, что нет методической базы и подготовленных учителей, что разделять детей в таком возрасте — это верный путь к вражде и непониманию и т. д. С аргументами за такой ясности нет. Я изучила сотни интернет-порталов, в том числе и православных. Сторонники преподавания религии в основном даже не пытаются доказывать и аргументировать. По их мнению, необходимость религиозного курса в школе настолько очевидна, что даже не нуждается в аргументации.

Сторонники введения ОРК любят ссылаться на многочисленные просьбы россиян. Так, три года назад митрополит Калужский и Боровский Климент во время рождественских чтений заявил о том, что миллионы людей просят включить новую образовательную область в школьную программу, причем чтобы ее преподавали с первого по одиннадцатый класс.

Мало кому придет в голову спорить с митрополитом по поводу миллионов, потому что любое сомнение может сразу поставить человека в разряд врагов, воинствующих атеистов и ненавистников России. Складывается впечатление, что от эпохи воинствующего атеизма мы перешли к эпохе воинствующей религиозности, а слово «атеист» сегодня вообще стало ругательным.

Однако все-таки немного о цифрах. Действительно, по данным ФОМ, 60—70% россиян относят себя к православному вероисповеданию. Это впечатляет, но согласитесь, что назвать себя православным и быть им — это большая разница. Наверное, каждый из нас был когда-то крещен, многие носят нательные крестики, помещают иконы на лобовое стекло автомобиля, красят на Пасху яйца... Но это лишь внешние атрибуты, с таким же успехом многие вешают рядом с иконой языческий оберег — на всякий случай! Истинно верующие православные живут насыщенной духовной жизнью. Принимают активное участие в жизни церкви, отмечают христианские праздники. Так вот, согласно официальным сводкам МВД России, в этом году в рождественских богослужениях приняли участие всего 2,1 миллиона россиян. Это примерно три процента населения России. Эти данные как-то не увязываются с теми, которые выдает ФОМ, и, судя по всему, эти три процента граждан и есть те самые истинно верующие православные, которые соблюдают посты, посещают храмы и регулярно исповедуются.

К тому же есть данные другого опроса, обнародованного недавно ВЦИОМ, согласно которому большинство россиян — 27% — предпочли бы, чтобы их детям в школе преподавали историю всех мировых религий. 21% предпочли бы изучение основ одной из четырех традиционных религий, 19% — светской этики, 13% вообще затруднились ответить. То есть большая часть выступает за преподавание именно сводного курса, а не отдельно православия или ислама.

Непонятные цели

Так все-таки кто объяснит, зачем нужно преподавать в школе религию? Вот режиссер Федор Бондарчук утверждает, что дети, которым преподают религию, «добрее и крепче духом». Почему он пришел к этому умозаключению, совершенно непонятно. Многие российские революционеры учились в гимназиях и училищах, где Закон Божий был обязательным предметом, а Иосиф Виссарионович так и вовсе обучался в духовной семинарии, однако насчет «добрее»... Давайте лучше помолчим в память о сотнях тысяч загубленных в годы Гражданской войны и политических репрессий.

Вот слова депутата Госдумы Александра Крутова, одного из самых пламенных лоббистов ОРК: «Изучение основ православия необходимо, потому что любой уважающий себя человек должен знать культуру страны, в которой он живет, знать духовные ценности, на которых было построено его государство». Звучит высокопарно, но малоубедительно. Культуру знать, безусловно, нужно, но именно культуру, а не религиозные догматы. О том же говорится и в известном письме Владимиру Путину от имени 227 докторов и кандидатов наук с просьбой поддержать введение ОРК. По словам ученых, цель обучения религии в стенах светской школы — «приобщить учащихся к духовным и культурным ценностям той или иной духовной традиции, ее нравственному потенциалу». Все это велеречиво, но довольно туманно. Потому что нравственность — это такая категория, с которой как-то не вяжется понятие «приобщить».

Есть еще точка зрения дьякона Андрея Кураева, который считает, что нашей стране грозит оккупация мигрантов, которые стремительно расселяются на территории РФ. «К сожалению, — говорит он, — во многих эмигрантских семьях господствует психология презрения к той стране, в которую они приехали. Поэтому крайне важно, чтобы в государственной школе учили хотя бы доброжелательно и с пониманием относиться к вере русского народа». По мнению Кураева, новый предмет также призван оградить наших детей от пагубного влияния западной массовой культуры, алкоголизма и наркомании.

Лично я очень сомневаюсь, что дети из мигрантских семей будут посещать уроки ислама, а тем более православной культуры. Также непонятно, каким образом курс религии поможет исправить нравы современной молодежи и восстановить авторитет семейных ценностей. По-моему, эту задачу призваны решать в семье и в церкви. Может быть, лучше и естественнее заниматься исправлением нравов там, а не в школе?..

Миша — направо, Муртаза — налево, а Марик — в конец коридора...

Теоретики ОРК не очень любят вдаваться в технические детали — мол, введем предмет, и все пойдет как по маслу. А как все это будет выглядеть на практике, никто не знает. Представим себе обычную среднюю школу в Иркутске. Педагоги и так загружены работой, но их еще обяжут освоить пять новых дисциплин: православие, ислам, иудаизм, буддизм и основы светской этики. Согласитесь, все это достаточно сложные предметы, требующие специальной подготовки. Сомневаюсь, что в школе найдется достаточное количество преподавателей, которые смогут вести их на высоком уровне. В противном случае это будет просто чтение учебника, что гораздо опаснее. Опаснее, потому что современные дети живут в открытом информационном пространстве. Потому что им доступны телевизор, Интернет. Наши дети знают о мире гораздо больше, чем знали мы в их годы. К тому же они ничего не принимают на веру, у них мозги иначе устроены. И я предполагаю, что итог этого эксперимента может привести к обратному результату — вместо нравственности дети научатся цинизму. Такое уже было в царской России. Почитайте «Повесть о жизни» Константина Паустовского или «Кондуит и Швамбранию» Кассиля, чтобы понять, какое неприятие и даже ненависть вызывали уроки Закона Божьего у гимназистов. Неужели мы снова хотим получить на выходе поколение циников и лицемеров?

Наконец, непонятно, чем руководствовались сторонники ОРК, решившие, что дети должны изучать только одну из четырех религий: православие, ислам, буддизм, иудаизм — либо светскую этику (очевидно, для презренных атеистов. — Прим. авт.). Смущает, что ислам решили преподавать в общем и целом, хотя там есть суннитское и шиитское течения. Да и буддизм тоже не является однородным учением: есть дзен-буддизм, множество школ. И христианство существует в программе только в формате православия. Понятно, в чьих интересах это делается, но насколько это справедливо к христианству в целом?! В современной России кроме православных есть католики, лютеране, баптисты, пятидесятники, другие протестанты. Но они оказываются как бы вне закона. В этой системе у них нет права быть протестантами, пятидесятниками, а также, упаси Бог, какими-нибудь индуистами, зороайстрийцами, кришнаитами.

И никто не сможет поручиться, что в процессе внедрения ОРК не будут возникать конфликты по этому поводу. К примеру, несколько лет назад нечто подобное случилось в поселке Пивовариха под Иркутском. А дело было так: в школу пришел православный батюшка, чтобы освятить учебное учреждение. В итоге группа родителей-протестантов обратилась в прокуратуру. Этот случай тогда не получил широкой огласки, но он заставляет задуматься о возможных последствиях внедрения ОРК. Недавно у меня был разговор с одной женщиной-протестанткой, которая призналась, что категорически запретит своим детям посещать уроки ОРК.

— Я сама расскажу им о Боге, — сказала она, — не надо им ничего навязывать со стороны. К нам и так относятся как к каким-то сектантам, еретикам. Учителя к моим детям в школе относятся как к чумным, хотя они учатся на одни пятерки. Но мы никому вреда не приносим, ни во что не вмешиваемся. Дайте нам верить в то, что мы считаем для себя нужным и важным. Мы никого не трогаем, и пусть нас никто не трогает. Я уверена, что в нашей церкви все думают так же, как я. Если люди хотят узнать о вере, пусть они идут в храм! А школа вообще не должна этим заниматься. На самом деле в самой постановке вопроса есть момент нетерпимости по отношению к неправославным христианам. Так почему же государственная власть пошла по пути разделения, а не объединения? Ведь религиозные чувства — это настолько тонкая и деликатная сфера. Мне кажется, что глупо надеяться, что все утрясется само собой. Ничего не утрясется! Если сейчас нет согласия в этом вопросе, то дальше полынья будет только расти. На мой взгляд, было бы гораздо мудрее разработать единый предмет — историю религии, чтобы все школьники, независимо от того, кто они — русские, киргизы, таджики или буряты, могли познакомиться со всем многообразием религиозных взглядов, чтобы они изучали и христианство, и иудаизм, и мусульманство, и даже язычество. Это действительно очень интересно: сравнивать, рассуждать, искать причинно-следственные связи, видеть, как эти учения обогащали друг друга. Но нам предлагают другой расклад, при котором «правильные детки» дружно пойдут на ОРК, а другие будут чувствовать себя изгоями.

Где начнут эксперимент?

В числе регионов, где будет происходить внедрение основ религиозной культуры, — Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Удмуртия, Чечня, Чувашия, Камчатский, Красноярский, Ставропольский края, Вологодская, Калининградская, Костромская, Курганская, Новосибирская, Пензенская, Свердловская, Тамбовская, Тверская, Томская области и Еврейская автономная область. Эксперимент начнется в апреле 2010 года в четвертых классах школ отобранных регионов.

Будто в стране больше нет проблем!

В истории с внедрением курса «Основы религиозных культур» непонятны две вещи. Во-первых, непонятны сами механизмы принятия этого решения и то, как это было представлено обществу. Странно, что правительство и депутаты годами не рассматривают многие важные инициативы и законопроекты, в том числе антикоррупционные, правовые, жилищные... Но почему-то именно идея преподавания религии получила зеленый свет и личное одобрение президента. Все это заставляет предположить, что решающую роль здесь сыграли какие-то нам неведомые тайные рычаги. Во-вторых, принятое решение непонятно с точки зрения отсутствия общественного согласия в этом вопросе. А противников у ОРК немало, причем противников весьма авторитетных. К примеру, таких, как скончавшийся на прошлой неделе нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург.

Кто заказал религию в школу?

Главным инициатором и лоббистом введения религиозного курса в школьное образование была и есть Русская православная церковь. Начиная с 2002 года православные иерархи шли к своей цели, однако победа далась им нелегко. Против клерикализации общества категорически выступали многие российские ученые и само Минобрнауки. Большую роль сыграл лично Андрей Фурсенко, министр образования и науки, который не раз критиковал появление курса «Основы православной культуры» и предлагал заменить его историей мировых религий, что было бы логично. Но РПЦ настаивала именно на преподавании православной культуры — и добилась своего! Стране это было преподнесено лично президентом в июле нынешнего года со всей подобающей торжественностью. Мол, в мой адрес поступило обращение от руководителей ведущих российских конфессий, и я принял решение поддержать. Пока в порядке эксперимента в 19 регионах. А дальше — как пойдет. В последней фразе Дмитрия Анатольевича многие услышали некоторую неуверенность... Пойдет ли в правильном направлении? А главное — куда выведет?

Формировать человека послушного

Представляем мнение известного иркутского историка профессора Виктора Иннокентьевича Дятлова, который долгие годы изучает вопросы взаимодействия разных культур на территории Сибири. Профессор категорически против введения религиозного курса в школе.

— Это идеология, индоктринация (целенаправленное распространение какой-либо политической идеи, доктрины, учения в обществе для формирования определенного общественного сознания). Я считаю, что главная задача школы — воспитать ответственного, самостоятельного человека, который может сам выбирать дорогу в жизни, свои политические ориентации и свою систему ценностей. Я думаю, то, что называется духовно-нравственным воспитанием, имеет такое же отношение к нравственности и духовности, как военно-патриотическое воспитание к воспитанию патриотизма. Если там отставной офицер, при всем моем уважении, будет учить собирать и разбирать автомат Калашникова, это не значит, что он будет делать из учащихся патриотов. Он просто научит их собирать и разбирать автомат.

Профессор считает, что внедрение курса будет иметь очень тяжелые последствия как для общества, так и для нашей православной церкви, которая с такими огромными усилиями продавливает это решение.

— Во-первых, это нарушение Конституции, во-вторых, я не верю, что идеологические курсы сделают наших детей лучше. Когда я смотрю на бывших секретарей обкомов и полковников КГБ, которые с крестиками стоят и со свечками, мне почему-то кажется, что они не стали лучше по сравнению с теми временами, когда они носили партбилеты. Может быть, даже наоборот. В-третьих, я считаю, что это будет очень негативно влиять на самих детей. Конечно, у них здоровая натура, они будут относиться к этим урокам так же, как мы относились к урокам обществознания, как наши далекие предшественники относились к урокам Закона Божьего. Это воспитает в них очередную порцию цинизма. Конечно, без цинизма тоже жить нельзя, но в огромных дозах это развращает. И с этой точки зрения я не очень понимаю логику руководителей церкви. Это глубокая иллюзия, с моей точки зрения, — ставка на сращивание с государством, опора на государственные ресурсы в продвижении религиозных ценностей, а это действительно ценности. И я бы отделял религию от структуры, ничего хорошего в этом смысле не будет. Как сказал Талейран, это хуже, чем преступление, это ошибка.

— А вы не драматизируете?

— Да нет. Общество — не чистый лист бумаги, и мало ли что хочет государство. Обычно из подобных вещей получается такой жуткий монстр, что все чешут затылки. Здесь, наверное, будет то же самое.

— А вы не исключаете, что на практике этот эксперимент может провалиться, что эта тема потихоньку сойдет на нет?

— Я думаю иначе, и не только потому, что настаивает церковь, а потому, что это не встретит сопротивления в нашей политической элите, которая испытывает тоску по замполиту с партийным билетом. Неважно, в рясе или нет, важно, что он пасет души и формирует человека послушного.

В заключение профессор сказал, что как историк и как человек он с гигантским уважением относится к роли религии. Без религии человек не стал бы человеком, и это огромная часть нашей цивилизации и культуры.

— Если бы мои внуки пошли на факультатив по истории религии, я бы приветствовал. Но я против, когда это дело навязывается в государственной школе. Пожалуйста, есть пример — православная гимназия, люди отдают туда добровольно детей, и государство за это платит, и это замечательно. Должно быть многообразие, должен быть выбор, но в единой общеобразовательной школе, которая держится на деньги налогоплательщиков, навязывать идеологические курсы — это глубоко безнравственно.

Что пишут президенту

Поскольку историческое решение о внедрении уроков религиозной культуры принял сам Дмитрий Медведев и все это можно увидеть в президентском видеоблоге, мы решили посмотреть, как отреагировали россияне. Что они пишут Медведеву: безоговорочно одобряют или... Как выяснилось, в ответ на выложенный ролик, в котором президент говорит: «Я решил поддержать», — пришло 650 комментариев со всей страны и не только. И подавляющее большинство комментаторов считают, что религия в школе не нужна.

К примеру, Дмитрий Владимирович, преподаватель вуза из Ставропольского края, пишет : «Уважаемый президент. Ни в коем случае нельзя вводить основы религии в школе. В нашем Северокавказском регионе это вообще преступление. Христианские, мусульманские, буддистские течения на юге России перемешаны между собой. В первую очередь духовность должна воспитываться в семье, но никак не в школе».

Hex, Иркутская область : «По-моему, «религиозное воспитание» — это нечто ужасное. Не следует смешивать воспитание, образование и религию, это получается подмена понятий. Если хотите ввести дополнительный развивающий предмет, то пускай это будет этикет, поведение в обществе или даже приемы самозащиты, но не религия. Если у вас есть здравый смысл — не делайте этого!»

anuchino, Приморский край : «Хочется верить, что вопрос о духовности сограждан был инициирован именно президентом, а не религиозными деятелями, которые любят ходить по правительственным коридорам, преследуя «свои» религиозные цели. Не нужно повторять ошибки истории. На религиозной почве и так слишком много войн произошло и продолжаются по сегодняшний день. Религия по своей природе должна вернуть всем народам земли статус братства и привести человека к Создателю. А на деле все наоборот. Некрасиво навязывать людям какую-то одну религию (в виде рекламы), показывая только их храмы и признаки. А чем хуже остальные религии? Так вот пусть человек сам сделает свой сознательный выбор».

Алефтина, Ростовская область : «Полагаю, что религию нельзя преподавать в школе ни в какой форме, это попирание принципов светского государства. Все это может привести к необратимому процессу раскола школы по религиозному принципу. А что касается духовности, ну так можно ввести культурологию в школе, но преподавать религиозные начала нельзя. Мы отдаем несформировавшиеся умы в руки религии — для чего? А кто даст гарантию, что в результате мы не получим религиозных фанатиков, имеющих, мягко говоря, своеобразное мировоззрение. Преподавание религии в школе, даже если мы говорим об основах религии, — это разобщение, так как дети будут делиться на мусульман, православных и т. п. Повторюсь, это очень, очень опасный путь, который неминуемо приведет нас к разобщению».

Александр, Самарская область : «Считаю, что религию недопустимо делать школьным предметом! Религия — это не дисциплина и не предмет. Человек сам должен туда прийти, причем взрослый человек. Взрослые не могут решать за ребенка, в кого он должен верить. Это своего рода грубое нарушение права вероисповедания!»

Eygen, Санкт-Петербург : «Многие беды нашей страны происходили и происходят, на мой взгляд, от того, что бросает нас «из огня да в полымя». То мы все сплошь атеисты, то все сплошь верующие. Как итог — и то лицемерие, и другое, а в головах сплошной сумбур, а в душах пустота, и ничего святого в итоге не существует. Вы все время обращаете внимание на законность действий. Возможно, я чего-то сильно не понимаю, но если по Конституции у нас «церковь отделена от государства», то как же можно открывать церковные комнаты в светских учреждениях, а теперь еще начнем потихонечку и в школы пробираться. Я не против религии и считаю полезными знания об истории и сути религиозных учений, но делать это должна церковь в рамках своих заведений. А уж поголовное сейчас посещение церквей считаю бедой церкви, а не ее победой».

Мария, Красноярский край: «Я считаю, что нельзя детей, подростков разделять. Скорее наоборот — объединять. Я считаю, что, например, представитель православия, живущий на территории РФ, должен знать ислам и тем самым уважать мировоззрение живущего с ним рядом человека. И наоборот. Тем более мы говорим о детях, у которых в школьный период формируется личность. Это тяжелый период, когда человек самоутверждается, выбирает свое место в коллективе, в обществе. В то же время формируется отношение ребенка к окружающим людям. Поэтому ребенку нужно предоставить наиболее объективную информацию».

Метки:
baikalpress_id:  29 878