Революция лампочек

Есть сомнения, что переход на энергосберегающие лампы даст экономию

С 1 января 2014 года, в соответствии с проектом Федерального закона «Об энергосбережении», в России будет введен полный запрет на оборот ламп накаливания и введены в обращение энергосберегающие лампы. В связи с этим обозреватель «Пятницы» решила выяснить, как к инициативе правительства относятся в Иркутске.

Кто считал выгоду?

Сергей Николаевич Юрьев, начальник отдела по надзору за электрическими установками и сетями потребления Прибайкальского управления Ростехнадзора, к инициативе президента отнесся скептически.

— Однозначного ответа — хорошо это или плохо — нет, — рассуждает Сергей Николаевич, — вопрос возник буквально месяц назад, после того как вся Европа решила перейти на энергосберегающие лампы. Затем и наш президент с высокой трибуны возмутился, почему у нас никто в государстве не занимается энергосбережением.

По словам Сергея Николаевича, если речь идет об экономике, нужно иметь точные цифры — но где они? Кто на государственном уровне считал, выгодно перейти на эти лампы или нет? По некоторым данным, потребление осветительных приборов составляет всего два процента от общего объема энергетики! Допустим, гражданин платит в месяц за освещение 190 рублей, а здесь одна лампочка стоит триста. Так какой смысл человеку на бытовом уровне приобретать энергосберегающие лампочки, если это обойдется ему дороже, чем заплатить за электричество за весь год. И вообще, не нужно сравнивать ситуацию в России и Европе. В Европе налажено производство этих ламп и технология утилизации.

— А у нас что? Заводов по производству ламп нет, значит, надо закупать линии, технологии. Производство это недешевое. Когда прикинули стоимость, выяснилось, что создание собственных предприятий обойдется в пять раз дороже, чем сразу закупать лампы за границей. Значит, мы будем свой золотой запас тратить на лампочки. Где же экономия? — резонно спрашивает наш эксперт.

Второй важнейший вопрос — это утилизация, ведь энергосберегающие лампы содержат опасные пары ртути. В Европе народ законопослушный: они в одну урну выбрасывают бутылочку, в другую — крышечку. А у нас один общий контейнер. И самое главное — нет в России заводов по переработке отработавших свой срок ламп.

— Когда они начнут выходить из строя, люди понесут их на обычную мусорку, поэтому там будут очаги заражения. Учитывая плотность застройки в городах, это будет сплошное ртутное загрязнение. К тому же в Иркутске так расположена роза ветров, что зимой нет течения воздуха. Это очень опасно!

То есть вместо экономии получаются одни затраты: заводы по производству, заводы по утилизации. Возникает естественный вопрос: а есть ли смысл ломать копья?

— Возможно, идея неплохая, — резюмирует Сергей Юрьев, — но в нашей стране нет условий для ее реализации. Почва не подготовлена. Создайте сначала условия, а потом уже требуйте от людей. Брать пример с Европы в этом вопросе нам несколько некорректно.

Сомнительная экономия

О технической стороне вопроса и безопасности энергосберегающих лампочек, на которые нам предстоит вскоре перейти, мы спросили профессора физики ИГУ Александра Николаевича Малова.

По его словам, существует два вида современных энергосберегающих ламп. Это, во-первых, люминесцентные лампы, свет которых обеспечивается люминофором, находящимся на внутренней поверхности стеклянной колбы. Свечение возникает в результате газового разряда в парах ртути.

— Второй тип новых осветителей, — говорит профессор, — это светодиодные лампы, которые уже широко применяются в карманных фонариках. Эти светодиоды — близкие родственники полупроводниковых лазеров, стоящих в указках.

— Насколько это опасно для здоровья?

— Страшилки про ртуть сильно преувеличены — в каждом доме ртути в тысячи раз больше хотя бы в медицинских термометрах, не говоря уже о всяческих батарейках типа «Кроны». Что касается светодиодов, они, как любое электронное изделие, состоят из совсем безрадостных для организма веществ, но людей, желающих попробовать микросхемы и транзисторы на вкус, я думаю, все-таки немного.

Однако, по словам профессора, действительно существует проблема утилизации лампочек, которая в пределах нашего менталитета принципиально не разрешима. К примеру, за всю историю отечественной черно-белой фотографии утилизация серебра из отработанного фиксажа так и не была организована — огромное количество серебра было тупо слито в канализацию.

Александр Малов очень сомневается, что в результате всеобщего перехода на энергосберегающие лампочки государство достигнет существенной экономии. — СМИ убеждают население в пользе для нашего кармана замены ламп накаливания, мол, личный бюджет улучшится и экология... Но мне непонятно, какой же смысл энергетикам сокращать свой доход от энергопотребления, если главной целью капиталиста является максимизация прибыли.

Впрочем, по словам профессора, смысл, конечно, есть. Ибо новые лампы потребуют новых конструкций люстр, светильников, фонарей и материалов для них, которые вряд ли будут дешевле прежних. Все это приведет к оживлению бизнеса. Что неплохо. Гораздо хуже, что начнутся всяческие откаты, ведь на замене лампочек чиновники не упустят своего. Так что экономия выходит весьма сомнительная.

Профессор Малов также обратил внимание, что энергосберегающие лампы очень чувствительные и требуют стабильного и постоянного напряжения в сети. А у нас в стране есть большая проблема нестабильности качества электроснабжения населения.

— За примерами далеко ходить не надо. Жители Лисихи, из окон домов которых можно и без телескопа наблюдать Иркутскую ГЭС, регулярно подвергаются перебоям в электроснабжении, а если электричество не отключается вовсе, то люди по вечерам сидят в потемках из-за пониженного напряжения в сети. Сколько загублено личных электроприборов и продуктов в холодильниках — на это не сможет ответить никакой экономист. Что будет с этими лампами при хронических скачках напряжения — неизвестно, — подчеркивает Александр Малов, — но понятно, что лучше не станет.

По его словам, ажиотаж вокруг энергосберегающих ламп поражает вопиющей технической безграмотностью. Профессор напомнил, что многократно охаянные большевики начинали электрификацию не с вкручивания лампочек Ильича, а с плана ГОЭЛРО. Сейчас спасение ищут в новых лампочках, а все эти ГЭСы, ТЭЦы с трансформаторами и кабелями — дело, надо полагать, десятое.

Прикажут — сделаем

До 2014 года еще надо дожить. Но, может быть, в Иркутске есть продвинутые начальники, которые уже начали переход на новые лампочки, исходя из экономических соображений? «Пятница» решила провести опрос среди руководящих сотрудников учреждений и предприятий. Выводы оказались неутешительные — процесс идет вяло, если не сказать, что вообще не идет. В Иркутске до сих пор предпочитают старую добрую лампочку Ильича. Анатолий Алексеевич Бердников, главный энергетик Иркутской областной клинической больницы, на вопрос об использовании передовых лампочек ответил так: «Нет, таких ламп у нас нет. У нас нет таких средств, чтобы полностью заменить все лампочки. Больница большая, поэтому нужны тысячи ламп. Как только деньги дадут, мы все заменим одномоментно. Даже в туалетах». Николай Кашин, директор лицея № 3, сообщил, что замена ламп зависит от финансирования. Пока же в лицее используют лампы дневного света и обычные лампы накаливания.

Но, может быть, торговые предприятия впереди планеты всей? Поэтому мы позвонили руководству сети гипермаркетов О`KAY.

— Нет, у нас везде лампы дневного света, — ответила Анастасия, администратор, — они работают, поэтому заменять их нет смысла.

— А как с этим обстоят дела в администрации Иркутска? — спросили мы Галину Калугину, начальника отдела мэрии по связям с общественностью.

— У нас используют лампы накаливания и дневного цвета. Я думаю, если начнется замена, то сразу во всех отделах, и мы это сразу увидим. Оксана Владиславовна Павлова, начальник АХЧ налоговой службы России по Правобережному округу, с сожалением заметила, что на новые лампы в здании службы средств нет.

— Нам, честно говоря, и простые-то купить не на что.

Единственным из опрошенных учреждений, где начали внедрять лампочки, оказался Иркутский областной краеведческий музей.

— Да, в некоторых отделах мы заменили лампы на новые, — подтвердил Геннадий Васильевич Рвенский, директор по хозяйственному обеспечению. — Заменили по своей собственной инициативе, никто не приказывал. Новые лампочки работают уже семь месяцев. Для нас главное преимущество, что их можно долго не менять. Так что выгода очевидная.

Кто придумал лампу накаливания?

Привычные нам лампы накаливания в своем теперешнем виде появились в 1879 году. Имя изобретателя хорошо известно — Томас Эдисон. И хотя англичанин Джозеф Сван (Swan) изготовил первый образец годом раньше, лавры Эдисону принадлежат вполне заслуженно. Он не только улучшил конструкцию (заменил угольную нить вольфрамовой, свив ее в спираль), но и разработал остальные элементы системы освещения, доведя ее до практического использования. Кстати, винтовой цоколь, чрезвычайно упрощающий процедуру замены ламп, также придуман Эдисоном (и в англоязычных странах носит его имя).

Личный опыт

Когда я первый раз купила новомодную лампочку, то даже не знала, что они могут угрожать здоровью. Купила не столько ради экономии, сколько ради долговечности, что, согласитесь, тоже экономия. И эта самая первая моя лампочка, купленная два года назад, до сих пор исправно освещает кухню. Причем вопреки многочисленным публикациям, утверждавшим, что для энергосберегающих ламп нужны другие цоколи, у меня отлично работали и в старых. Единственное, что выключатель нужно иметь без светодиодов, иначе лампочка сгорит. И рукой саму лампу трогать нельзя — она очень чувствительная и нежная.

Еще одно распространенное утверждение, что лампы горят противным синим светом, оказалось неправдой. Энерголампы продаются всякие: белые, желтые, синие. Непривычно, что после включения они сначала горят слабо, постепенно разгораясь ярче. В общем, жить с такими лампами можно и даже испытывать некоторые удобства. Тревожит только одно: как быть с местами общего пользования — подъездами и лестничными клетками? Лампочка за 200 рублей — это практически бутылка водки.

Желающих выкрутить это богатство найдется немало. Поэтому придется к этой лампе покупать антивандальный плафон и замок. Сплошная морока! Так что, в отличие от многих сограждан, великой трагедии в переходе на новые лампы я не вижу. Но все-таки хотелось бы, чтобы у людей была альтернатива: ну нравятся бабушкам «лампочки Ильича», так зачем же их лишать этой радости?

Любые цвета и формы

Энергосберегающие лампы выгодно отличаются от традиционных тем, что они могут иметь разную цветовую температуру, которая определяет цвет лампы. Энергосберегающие лампы могут иметь следующие цветовые температуры 2700 К — мягкий белый свет, 4200 К — дневной свет, 6400 К — холодный белый свет (цветовая температура измеряется градусами по шкале Кельвина). Чем ниже цветовая температура, тем ближе цвет к красному, чем выше — тем ближе к синему. Таким образом, потребитель получает возможность обогатить цветовую гамму помещения. Кроме того, они имеют различные формы: от привычных круглых до спиралевидных. Еще одно преимущество: купив лампу 15 ватт, мы получим света на 120 ватт. То есть мощность меньше, а света больше.

Цена вопроса

В магазинах Иркутска продаются энергосберегающие лампы разных производителей. Сегодня они стоят уже не так дорого и доступны большинству покупателей. В торговой фирме «Электроклаб» энерголампы производства КНР можно приобрести за 60 рублей, правда, за качество их продавцы не ручаются. Но здесь также продаются качественные лампы производства Дании от 150 рублей за штуку. В «Байкал-электро» лампа «Навигатор» (КНР) 25 ватт стоит 195 рублей. В «Аделаиде» лампа «Далеон» 26 Вт (КНР) стоит 85 рублей. Дополнительные затраты на их покупку окупятся за короткое время за счет экономии на платежах за электричество и длительного срока службы. Используя такие лампы, вы значительно снижаете энергопотребление и экономите деньги — до 75% трат на освещение.

Метки:
baikalpress_id:  29 853