И каждая знает

«Подруги всякие только незамужним требуются, а которые замуж вышли, так эти подруги потом только время воруют» — это Ане одна женщина с работы, Галина, говорит каждую пятницу. Дубль шесть, дубль десять. И на прошлой неделе, и на позапрошлой, и т. д. Аня как раз телефон своего Мити набрала. Не жди, мол, скоро с работы, мы с Тамарой и Ольгой решили собраться. Пятница же. А Галина еще добавила, что так только ханыги собираются по пятницам.

Мужики, чтоб выпить. Эта Галина раньше в школе работала, труд вела, а потом подалась на старости лет профессию менять, сейчас почти сороковник, и она решила бухгалтерией заняться, а дотошность и занудство — это у нее от старой профессии, когда она ученицам своим навыки труда прививала. И говорит, и говорит, и все знает, и учит. Журналы мод принесла, раритет, «Бурда моден», выкройки, говорит, у них хорошие, хоть что по этим выкройкам сшить можно. А сама с рынка одевается. И шапки вязаные в форме кепочки, с цветами. Цветы крючком вывязанные, вид дурацкий. Страхолюдина. Все настроение испортила. «Вас, — говорит, — так молодой муж скоро бросит, если вы по подружкам бегать не перестанете». На вы она к Ане стала обращаться, после того как Аня в загс сходила, до этого — подай, принеси. Начальство. А сама замужняя между тем.

Постоянно — муж сказал, муж сделал, имя, значит, такое собственное у человека — Муж Мужевич. Ему памятник при жизни, что он живет с ней, и молоко давать. Она своего мужа так же шпыняет?

— Нет, Митя, за мной не надо заезжать, я отзвонюсь, как домой собираться буду. Нет, у нас девичник.

И хватит разговоров. Если человеку нечем заняться, тогда он начинает изводить вопросами — когда придешь? А телевизор для кого, а книжки, а еда, наконец? Еда — хорошее занятие. А у них собрание. Семинар. Тема встречи — личная судьба Олечки. Там у Олечки очередная трагическая история любви и параллельно — комическая история.

Про Колюню, который вдруг к Олечке воспылал. Хотя какая любовь, если этот Колюня работает как раз с Аней, неизвестно, правда, кем работает — если слоняется постоянно из угла в угол, выглядывая новых тетенек, вот он и затеял в сторону приходящей к Ане подруге Оле всякие поволоки глаз демонстрировать и намеки. А самого одна женщина Татьяна Викторовна со своей жилплощади — на выход с вещами, и он скоренько перебрался к другой уже Татьяне, наоборот, Ивановне, и она тоже — член Аниного трудового коллектива. Теперь уже эта Татьяна Ивановна с подозрениями в сторону окружающей среды, а окружающая среда — это в основном женщины, и Колюня их интересует только на предмет языками почесать. Но никак не в дом, тем более с пропиской, какую позволила себе слабость устроить на свою голову эта предыдущая сострадательная Татьяна Викторовна. А потом не знала, куда от него деться, по судам стоптала все набойки. Но он вкрадчивый, как змеюка, — вполз в доверие к Татьяне Ивановне, а глаза у самого навыпучку. Старик Козлодоев, коростель.

А что на Олю запал, так это понятно: подруги у Ани — Дом моделей Вячеслава Зайцева, как на подбор. Только с линией жизни, с личной частью этой жизни — швах. Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает. Совпало пока только у Ани. И то — на взгляд обывателя. Митя вокруг нее круги нарезал, нарезал, а она ему с шуточкой: а что, пойду за тебя замуж!

Думала, отстанет сразу. А сейчас уже и непонятно, зачем она это сделала, по какой такой дури. Ладно бы жить было негде, как этому Колюне, который при первом же знакомстве сразу выясняет у женщины размеры ее жилплощади, у Ани в этом смысле как раз все нормально, квартира хорошая, только маленькая. Крошечная комнатка, крошечная кухонька, коридорчик, кукольный Анин дом, одной не развернуться, а тут семья. А что такое семья, никто не знает. Поэтому пошли по пути проторенному, начали обустраивать быт, т. е. ходить по магазинам.

Ах, ах, рука об руку, жена пальчиком указывает, что брать надо, муж со спортивной сумкой — все туда, в сумку: мелкие предметы обихода и продукты питания. Конфетки, бараночки, чтобы вазочка стояла с этими конфетками-бараночками. Уют. Но у Ани и раньше имелся этот натюрморт. Клетчатая скатерка, вазочка. Так, шторы сменили, пошли в секонд и купили там шторки, веселенькие шторки в полоску. Скатерка клетчатая, шторки в тему — полосатые, небогатый интерьер, но со вкусом, типа люди с пониманием насчет чтоб красиво. Если нет денег, твори вокруг себя этнический стиль. Стилизуем жилплощадь под деревенскую избу. Обои в цветочек, плед — в клеточку. А про красивую жизнь тебе по ящику покажут. На-до-е-ло.

Аня же еще поваренные книги штудировала, чтобы все нормально: муж с работы пришел, а она ему — и первое, и второе, и десерт. А смысл? Это у Тамары настоящий конек и творчество, она в этой кулинарии — ас. Что тут скажешь, художник — он во всем художник, а Ольга мечтает, чтобы Тамарины таланты принесли им всем много рубликов-тугриков. Для Тамары готовка не то совсем, что для Ани, у Ани подвиги и перенапряжение всех сил, а у Тамары — вдохновение и полет.

Кто еще, чтоб так — курица, маринованная в шампанском. Ну? Для Тамары тортик сбацать — повод, чтоб сотворить что-то новое. А для Ани — морока и выброшенные деньги. Потому и решила, что проще готовые коржи смазать сметаной, пересыпать орехами и — приятного аппетита, дамы, три тысячи калорий на каждый кусок. Но люди вообще неизвестно почему придают значение многим странным вещам. Женщина должна, мужчина обязан. Митя по утрам стоически носит Ане в койку чашку кофе. Английский лорд — английской леди. Чтобы Аня, значит, сначала просыпалась в панике от рева его будильника, Анин он не слышал, тихо звонил, по-девичьи, принес свой, там чуть ли не гимн Советского Союза с утра пораньше, бодрит. А потом он растворяет кофейную чепуху и тащит Ане — дорогая, ваш кофе. Судари и сударыни.

Аня по первости еще лепила приветливую улыбку. Хотя нормальный человек не может физически ничего есть-пить лежа, даже полулежа, даже сидя в постели. Что за бред — эти завтраки в постель, если ты не лежачий больной. Митя не понимает ее скепсиса и обижается. Сущее дитя. Аня, не специально, конечно, пролила пару раз эти ритуальные напитки аккуратно на его подушку, чтоб он впредь не заморачивался, но действо продолжается. Митя упорно носит свои чашки, носит и носит. Аня пробует шутить — ты что, репетируешь мою преждевременную старость?

Митя обидчивый. Аня чувствует себя рядом с ним молотобойцем, замахнувшимся на бабочку. Хотя Аня — некрупная девушка. Пятницы для нее — спасение. Кстати, они с такой периодичностью не встречались до Аниного замужества, созванивались, но, бывало, не виделись и по полгода. Ничего, никто не умер в разлуке. А тут прямо вот абонемент будто куплен, и его отработать надо. Аня уже чувствует, что Тамара скоро сорвется — кому нужна толкотня подруг, пусть и любимых или, как там вернее, привычных. Ольга уже начала понемногу пропускать эти мероприятия. Раз не придет, в другой раз опоздает. Похоже, Аня скоро начнет одна в кино ходить на все подряд. А куда девать Митю?

Митю, который приходит с работы раньше и ждет ее, ждет, ничего не делает, ждет, даже есть не садится. Потому что он думает, что семейный ужин — это традиция. С голоду станет помирать, но и куска хлеба не отрежет. Настоящий шантаж. Кто придумал семейные традиции, какой такой господин Голсуорси? Куда девать Митю — вопрос можно задавать бесконечно. Куда их всех девать? Получается, что старая зануда Галина выиграла свой лотерейный билетик, ей ее Муж Мужевич за сто лет не надоел. Какой-то там еще сын Лева имеется, который уехал в город Кременчуг. А где это, кстати, Кременчуг? И как теперь называется Лева, который житель Кременчуга? Кременчужец? А его жена — кременчужка? А их двое детей, внуки Галины — они кто?

Конечно, нервы сдали. Нервы сдали в тот момент, когда Анина подруга Оля устроила свой бенц — взялась приманивать своим поведением разнузданным, на взгляд Аниных коллег и сослуживиц, Колюню на глазах его полузаконной Татьяны Ивановны. Скандал. На что Оля, покуривая сигаретку в холле, поджидая Аню после трудового дня, вполне резонно — а как вы хотели, я свободная женщина, и Колюня ваш, насколько я понимаю, тоже никакими штампами не обременен? Это насчет того, что она встреченному в коридоре Колюне бросает: почему не зашел вчера, как обещал?

А Колюня под конвоем Татьяны Ивановны. Колюня все выговаривал потом Ане — какие у ее подруг профуры, Аня хохотать в голос, а Галина укоризненно — нельзя так играть людьми. Кем там играть? Колюней, что ли? Колюня, зараза, — животное хладнокровное, его ничем не прошибешь, и свою Татьяну Ивановну он еще уболтает на предмет навязчивости Аниных подруг. Так что Колюня как раз в выигрыше — чтобы Татьяна Ивановна поняла, какое сокровище ей досталось, что за него эти модели бьются не на жизнь, а на смерть.

Приз в студию. Короче, на фоне этих — от скуки — шуточек Аня, после того как Митя затеял встречины непосредственно у Тамариного подъезда, чтобы Аню встретить нормально, довести без приключений до дому, раз, другой, третий, Аня вскипела и попросила нормального развода, официального. А Митя, вот уж с ума сойти, заплакал. И Аня, вместо того чтобы нормально успокоить парня, набрала скорости, и сбежала, и бежала так две остановки. Жена сбежала от мужа, получается. На какую-то свободу.

Митя наконец обиделся навсегда и через пару месяцев нашел себе повариху, и не в каком-то фигуральном смысле, а натурально — женщина работает поваром в системе общественного питания. То есть профессионально соображает насчет выпечки, которую Митя робко выпрашивал у Ани по выходным дням. Все это Аня выпалила по телефону подругам. Получилось даже как-то горестно. Потом села и уткнулась в бумаги. А в конце дня увидела на своем столе большущую шоколадку, подняла глаза — и встречный Галинин взгляд. И слова о том, что шоколад во время стрессов — самое то, что-то есть в этих шоколадках, чтобы поднять настроение самой депрессивной особи женского пола. И еще какие-то слова поддержки.

Слова хорошие, в том смысле, что искренние. Что все к лучшему в этом лучшем из миров. Что она все равно найдет себе кого надо и найдет, что надо прощать, что чувства наши — не водой в песок, а прорастут розами. И тут Аня все и поняла. Что нет и не было никакого мужа у Галины, сын Лева есть, да и дети у Левы есть, т. е. внуки в этом Кременчуге, а вот мужа никакого нет и не было, и все рассказы Галины — невинные фантазии и мечты. Сказки, не ставшие былью. И Галина поняла, что Аня поняла. И Галина, эта вечно все знающая Галина, все умеет и понимает, вдруг сама заплакала, и уже Аня ее утешала и повторяла слова сочувствия, и нашлись же эти слова — от всей души. Ах, как славно и с облегчением они наревелись. Все же ясно — ждать надо. Всем. Пусть и в нелепых кепочках с трогательными цветочками ручной вязки.

Вот с того момента и началась у них прекрасная жизнь прекрасных женщин, которые знают, что они делают. То есть ясно все стало — что лучше жить так, как они живут. Прекрасные и трогательные. И каждая знает, каким он будет — ее человек. Тем более Галина, которая в школе преподавала девочкам домоводство.

Загрузка...