Служить по понятиям

Как относиться к тому, что в армию берут людей с судимостью?

Иркутянин Николай Черепанов, окончивший университет в 2007 году, в нынешнюю призывную кампанию должен был отправиться в армию. Не взяли из-за заработанной когда-то и благополучно зарубцевавшейся язвы желудка. О решении призывной комиссии Николай не жалеет: по его мнению, год службы можно было бы попросту вычеркнуть из жизни. «Я понимаю, что кому-то служба в армии может быть нужна для дальнейшей работы, что кому-то обязательно нужен военный билет, но я могу обойтись без этого». Особенное удовольствие от формулировки «не годен» Николай испытал, узнав, что в армию теперь призывают людей с судимостью.

Суть дела такова: впервые с 2000 года на срочную службу стали брать тех, у кого за плечами есть судимость. Правда, судимость снятая или погашенная — тех, кто отбывает даже условное наказание, в армию не возьмут. К этой мере в Министерстве обороны прибегли от отчаяния: катастрофически не хватает новобранцев в связи с сокращением срока службы с двух лет до одного года. Проще говоря, в современной Российской армии много вождей, но мало индейцев.

Некоторые эксперты считают, что именно появление в армии тех, кто отсидел, привело к возникновению дедовщины в том виде, в котором мы ее знаем сейчас. Так, в 1953, 1955 и 1957 годах в армию массово призывали амнистированных, спецпереселенцев и тех, с кого была снята судимость. Они принесли в армию тюремные нравы — например, определенную иерархию, по которой положение солдат определялось по сроку службы. И если до 1957—1958 годов дедовщина в таком виде проявлялась только на гауптвахтах, то потом явление стало массовым. Во времена Брежнева, в 60—80-е годы, в армии отмечались всплески и спады случаев неуставных отношений. При этом в войска продолжали призывать молодежь с уголовным прошлым, так как потребность в призывниках была высока. Уже во времена перестройки (по данным на 1989 год) ежегодно на воинскую службу отправлялись более 50 тысяч ранее судимых юношей.

В нынешнем, 2009 году по всей России из примерно 320 тысяч новобранцев 10—12 тысяч будут иметь снятую судимость. Это не может не вызвать вполне обоснованных опасений общественности за боеспособность нашей армии, ее дисциплинированность и царящие в ней настроения. Военные стараются развеять эти опасения, утверждая, что никакой серьезной опасности в призыве ранее судимых нет. Их поддерживают и эксперты из числа гражданских. Председатель комиссии по вопросам законности, правам человека, общественному контролю над деятельностью правоохранительных органов, Вооруженных сил Общественной палаты Иркутской области, доктор юридических наук Сергей Босхолов рассказал «Пятнице», что по закону в армию не могут призвать отсидевшего срок за тяжкое преступление. Служить могут только те, у кого есть одна судимость — рецидивист в армию не попадет. К тому же возьмут человека с уголовным прошлым только в железнодорожные или строительные войска — в тот самый стройбат, где «им даже оружия в руки не дают». В части стратегического назначения — например, в ракетные или военно-воздушные войска — путь ему заказан. Так что не существует даже теоретической возможности, что он может добраться до красной кнопки с надписью «Пуск». И самое главное — тому, кто имел проблемы с Уголовным кодексом, оружие в руки не дадут.

Но есть и еще один немаловажный аспект: дедовщина. Во что превратится это явление, подкрепленное судимым прошлым некоторых призывников? По мнению Сергея Босхолова, задача командующих подразделениями — не допустить, чтобы экс-уголовники концентрировались в одном соединении, где они могли бы сбиться в группу, которая начнет наводить свои порядки. Такую точку зрения разделяют и военные. «Скажем так, неуставные отношения, конечно, могут иметь место, но для этого есть офицеры, командиры частей, органы военной прокуратуры и следствия, которые их расследуют и принимают правовые решения», — заметил Василий Сундарев.

Это все теория и, так сказать, благостные ожидания. Как все будет на самом деле, мы узнаем, когда 12 тысяч парней с судимостью, а значит, со своими понятиями придут в российские казармы — туда, где и до них царили дедовщина и свои, армейские порядки.

Загрузка...