Дорогие деревяшки

Есть способы сохранения старинных деревянных домов. Нет административной воли и желания горожан

Недавно в Иркутске побывал с публичными лекциями московский архитектор и теоретик сохранения исторической деревянной застройки Андрей Иванов. Поскольку тема деревянного зодчества в Иркутске наболевшая, послушать столичного специалиста собралась уйма народу. Андрей Иванов рассказывал о том, как в других странах мира сохраняют деревянные дома (которые, кстати, много проще и некрасивей иркутских), и поделился своим рецептом сохранения деревянного наследия в Иркутске.

Чужой опыт

Есть в Норвегии городок Рерус. В XVIII веке это был бедный шахтерский поселок. Дома в нем строили очень простые, без всяких резных кружев и затей. На вид — обычные бараки, только разноцветные. Прошло двести лет; в Рерусе давно нет шахт, а шахтерские дома остались. Более того, благодаря именно этим незамысловатым домикам Рерус стал центром притяжения туристов со всего мира. Там даже художественные фильмы снимают!

Городок Маркен в Голландии славится своими уникальными деревянными домами. Из века в век их красят в черный или зеленый цвет, и выглядят они потрясающе. Деревянные здания отлично сохранились в Швеции и Финляндии. Причем обитатели не пытаются их осовременить, наоборот, следят, чтобы дома выглядели максимально достоверно, как двести-триста лет назад. Есть даже специальные магазины, в которых можно купить всякие старинные ручки, петли, задвижки, заслонки, крючки, ключики, замочки, специальные лаки и краски... А можно пройти специальные курсы, где местные умельцы научат рубить брус... Желающих много. Это понятно: постиндустриальное общество ищет красоту в природной простоте... Жить в таком доме престижно. А для туристов — просто рай. Здесь постоянно проходят концерты под открытым небом, есть множество кофеен, булочных, кондитерских...

По словам архитектора Иванова, сегодня в России деревянные дома сохраняют несколькими способами. Есть музейный подход, когда в избранных зданиях открывают музеи. К примеру, в Иркутске в деревянных домах располагаются Музей декабристов, Музей народного творчества, Музей городского быта и т. д. Отдельные старинные дома были разобраны и перевезены в «Тальцы». В некоторых зданиях располагаются различные учреждения, что тоже неплохо. За эти дома можно быть спокойными, но это капля в море. Все остальное — это жилой фонд.

Но обитатели деревянных домов оказываются практически вне процесса, у них нет денег на ремонт и поддержание зданий, нет и опыта управления. Андрей Иванов считает, что сохранить эту ценную часть российского градостроительного наследия на его исконных местах и жить в старых деревянных зданиях с нормальными современными удобствами возможно. Архитектор предлагает иркутянам воспользоваться скандинавским опытом, то есть предоставить людям с предпринимательской жилкой возможность заботиться о деревянных домах и поддерживать их в надлежащем состоянии.

Хотим жить как в старину

У этой идеи в Иркутске есть сторонники. Есть энтузиасты, которые осознанно хотят жить именно в деревянном доме. Михаил Яковлевич Рожанский, преподаватель университета, несколько лет назад переехал из типовой многоэтажки в старинный дом на улице Богдана Хмельницкого.

— Когда я жил в спальном районе, мне было очень тяжело возвращаться с работы домой. Я смотрел на горящие окна, которые казались клетками. Это тяжелое чувство — жить в клетке.

По свидетельству Михаила Яковлевича, каждый деревянный дом имеет свою историю, свою индивидуальность. В нем совсем другое качество жизни.

— Наш дом в хорошем состоянии, он простоит еще долго.

Кинооператор Геннадий Карташов живет в уютном деревянном доме на улице Марата.

— Конечно, — говорит он, — мне очень нравится. Это субъективное ощущение: я вырос в кирпичном доме, потом переехал в деревянный и резко почувствовал разницу. Здесь очень крепкий сон — я первые три дня только отсыпался. А после нет разбитости, встаешь легко. Дерево отдает энергию. Совсем другой воздух в доме, комнаты отлично проветриваются. Высокие потолки, большие окна, удобное расположение комнат. Дом полностью благоустроенный. Всего в двух шагах в доме на улице Российской обосновался поэт Сергей Эпов. По его собственному признанию, произошло это спонтанно.

— Сначала я не понимал преимуществ деревянного дома. Просто в этом доме жила моя сестра, и, когда я искал себе жилье, оказалось, что продается соседняя квартира. И как раз по той цене, что я мог потянуть... Только после переезда я понял, что все сделал правильно. Есть с чем сравнивать. В маленькой квартире и мысли тесные. Человек так жить не должен. Здесь все по-другому. Раньше здесь жил купец. С размахом жил. И сразу чувствуется, что люди, которые строили, уважали человеческое жилье.

По словам Сергея, раньше эта квартира сдавалась в аренду — разруха была полнейшая. Пришлось приложить руки. В результате получилась просторная студия с отличным видом из окна. Кстати, меняя окна, Сергей заказал переплет в точности такой же, какой был при купце. Оставил он и балки на потолке. Они придают комнате законченный вид.

— Ко мне приходят гости: поэты, музыканты, — рассказывает Сергей, — и все в восторге. До десяти и больше человек легко могут разместиться в комнате, и никому не тесно. Мне очень нравится и наш подъезд, и лестница — все здесь продумано до мелочей. Я нисколько не прогадал...

А бомжей куда?

Но людей, желающих переехать в старые дома, не так уж много в Иркутске. Пожалуй, не наберется, чтобы заселить целый квартал, как в Норвегии или Голландии. Все-таки это на любителя. Столичный архитектор упустил из внимания очень важный нюанс: в Европе деревянные дома никогда не были ветхими. Из века в век их обихаживали, ремонтировали, шкурили, красили, покрывали лаком... А все потому, что там не было революций, ликвидаций, частной собственности, уплотнений, репрессий... Пока в Иркутске домами владели промышленники, купцы, доктора и другие почтенные горожане, у нас тоже все было замечательно. После революции пришли «товарищи» — и началась разруха. Дома стали «народной собственностью» и пошли по рукам.

Сокрушительный удар по деревянному Иркутску нанесло распоряжение о сносе заборов в начале 70-х годов. С этого момента некогда красивейшие здания стали стремительно превращаться в бомжатники. Взять хотя бы деревянный квартал, расположенный между улицей Степана Разина и Черемховским переулком. Настоящая клоака! Здесь обретались всякие асоциальные элементы: торговцы катанкой, держатели притонов, убийцы, скупщики краденого, карманники и — о ужас! — даже... людоеды. Благополучные граждане мечтали, когда же наконец преступный анклав будет навсегда стерт с лица земли. Мечты постепенно сбываются: одни дома сгорели, другие снесены — скоро в этом месте будет стоять роскошный отель.

Выводы из всего этого неутешительные: у нас в деревянном доме жить не только не престижно, но часто просто невыносимо. Тепла нет, воды нет, удобства — во дворе, крысы, бомжи... Поэтому люди стремятся перебраться в благоустроенную квартиру, пусть даже в Ново-Ленино. А дома? Да кому они нужны, эти развалюхи...

Сайдинг вместо резьбы

Лично я сомневаюсь, что в Иркутске существует социальная основа для воссоздания самобытной городской среды, как в Швеции или Финляндии. Не тот менталитет. Мне кажется, что более перспективно расселить оттуда людей и продать дома предпринимателям. Вообще-то этот процесс уже активно идет. Но идет стихийно. Предприниматели выкупают жилье, особенно на первых этажах, и обустраивают там магазины, парикмахерские, различные мелкие конторы. Но проблема в том, что предприниматель использует площадь сообразно своим представлениям о прекрасном. А прекрасное в их понимании — это евроремонт, стеклопакеты и сайдинг... И все. Был дом — самобытный, живой...

Стал стандартный офис. Как это произошло несколько лет назад с домом на улице Тимирязева. Предприниматель купил дом-памятник в разваливающемся состоянии и на его месте построил новый, ничем не напоминающий то, что было прежде. Все это происходило среди бела дня на главной улице, и никто не воспрепятствовал. Вот тут бы и следовало властям проявить волю и строго требовать от новоявленных владельцев соблюдения правил. Чтобы никаких пластиковых окон, никакого сайдинга, только натуральные материалы. Но сейчас, похоже, никто за этим не следит. Вот одна история для примера. Иркутянка Надежда Александровна Карпова живет в одном из резных деревянных домов на улице Дзержинского. Она рассказала, что переехала сюда три года назад. Ей очень нравится сама квартира и то, что в нее есть отдельный вход.

— Подъезд — это всегда какие-то проблемы: то соседи, то грязь, то еще что-нибудь, — говорит она, — а здесь я сама себе хозяйка. Никто не стоит над душой. Здесь потолки четырехметровые, есть чулан, подполье... Я очень довольна. Кстати, дом является архитектурным памятником XIX века. На потолке — большая лепная розетка под люстру. У пенсионерки есть обязательство не устраивать никаких самостийных переделок.

И все бы хорошо, но за последний год все остальные квартиры в доме выкупили граждане из Азербайджана. Люди они мирные, но у них свой уклад жизни — нам непонятный. Они сразу же принялись все преобразовывать: без всяких согласований покрасили ставни в зеленый цвет, огородили двор забором, на ворота повесили замок. И там внутри чего-то пристраивают.

— Я написала в домоуправление, — жалуется пенсионерка, — но никто не пришел. Звонила в пожарный надзор, в администрацию города, но там мне сказали, что надо звонить в милицию, чтобы проверили паспортный режим. И чтобы я писала заявление в КУМИ. Никому нет дела, никто не хочет следить за порядком. Получается, что любой может отхватить себе кусок земли.

Показательная история. Вроде бы соответствующие правила есть, но процесс идет стихийно, и никому до этого нет дела. Хотя есть масса разных ведомств, которые, по идее, должны этим заниматься и днем и ночью. Нам надо понять раз и навсегда, что в Иркутске если и есть что-то ценное и самобытное, то это деревянные дома. Для туристов со всего мира это единственное, на что стоит посмотреть. Знаменитый поэт и музыкант Юрий Шевчук предварил свой недавний концерт словами: «Ваш город просто уникален... Именно благодаря деревянной архитектуре. Наличники, ворота... Чудо! Эту красоту надо беречь и хранить».

Мечта поджигателя

Стоят наши деревяшки мрачные, убогие, покосившиеся, вросшие в землю по самые окна... А земля под ними — практически золотая, и смотрят на нее с вожделением всякие девелоперы (то есть те, кто пробивает участки под застройку), архитекторы, строители, которых у нас в Иркутске великое множество. Интересно, что двадцать лет назад деревяшки не горели так точечно и прицельно, как сейчас. Если дело будет идти такими темпами, то скоро от деревянного зодчества останутся рожки да ножки.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА, start@pressa.irk.ru. Фото автора, СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и из архива Андрея Иванова

Метки:
baikalpress_id:  29 817
Загрузка...