Неправильное правило

От редакции. Автор этого письма никак не может согласиться с приказом № 195 Министерства образования и науки, определяющим список словарей, грамматик и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка, вступившим в силу первого сентября. Более того, иркутянка Ирина Светлова оспаривает мнение эксперта «Пятницы» Людмилы Генриховны Рябовой, кандидата филологических наук, специалиста в области культуры речи, опубликованное в «Пятнице» № 35 (от 4 сентября 2009 года).

Вот уже больше месяца прошло, как был издан указ, касающийся новых норм русского языка. Казалось, что за месяц должна была утихнуть буря возмущения в душе. Но не утихает, никак не могу согласиться с этими новыми «нормами». Образование не дает или моя любовь к языку. И не хочу соглашаться с вашим экспертом Л.Г.Рябовой.

Да, язык живет, меняется, в нем постоянно появляются новые слова, выражения, существующие слова часто приобретают какой-то еще новый смысл, новые оттенки значений. Но ошибочное произношение и написание слов не может являться нормой. И если кто-то говорит и пишет с ошибками, нельзя называть это «своей жизнью» слов. Это не слова «живут», это человек не хочет учиться. Тем более ваш уважаемый эксперт сама же себе противоречит, говоря, что «дОговор» — это вроде как «реальный речевой процесс», а вот «ложить» режет ухо. Но нормальному грамотному человеку и «дОговор» тоже режет ухо, и язык не поворачивается сказать «горячее кофе».

«Массовость употребления тех или иных вариантов не означает их правильности» — вот с этими словами Л.Г.Рябовой согласятся все. В этом вы совершенно правы! Хотя опять-таки себе противоречите. То, что «умные, образованные» люди, как вы их называете, говорят «дОговор», не означает правильности этого. По-настоящему умный и образованный человек так никогда не скажет. И тысячу раз прав Андрей Архангельский, статью которого (спасибо вам за это) вы напечатали несколько номеров назад, который говорит, что грамотность — это «основание доверять незнакомому человеку». Мнение о человеке, особенно совершенно незнакомом, особенно когда не видишь его, а только говоришь с ним по телефону или читаешь его резюме, складывается из его речи — из того, что он говорит и как он это говорит.

Я всегда старалась привить своему ребенку любовь к родному языку, к литературе, учила правильно говорить, писать. Хотя это порой было сложно делать, потому что мои слова и наставления довольно часто противоречили тому, что ребенок слышал в школе от учителей. Как трудно было научить ребенка правильно произносить слова, которые он постоянно, изо дня в день слышал от учителя, говорившего их с ошибками. Когда дочка просила купить ей «цЕпочку» (потому что учитель каждый день на уроке произносила фразу «читаем текст по цЕпочке»), я брала в руки словарь, и мы вместе с ней смотрели, как правильно нужно ставить ударение в этом слове (при этом я как могла старалась не уронить авторитет учителя, потому что по правилу, существующему в наших школах, учитель всегда прав).

Свои слова я подкрепляла словами из умной книжки. А теперь, после того как вышел новый указ, я не могу уже так сделать, потому что дочка на мои наставления резонно замечает: «А правильный ли ты словарь держишь в руках, мамочка? И вообще, сегодня я так говорю, и завтра это уже станет нормой, потому что все меняется, все неправильное становится правильным. Можно и правила уже не учить». Эти слова ставят меня в тупик. И я пока не знаю, что на них ответить.

Метки:
baikalpress_id:  46 422