Девичье сердце

Женское сердце столько всего выдержит, в смысле, мужиков этих, страданий. Вот так Вика тоже полюбила одного гулящего, из интеллигентных. Костя звать. Архитектор в одном КБ. Затейливого вкуса насчет времяпровождений мужчина.

Он вообще-то жил уже так, словно он магометанин какой-то: две практически параллельные жены, с детками — сыночками, два месяца разница в возрасте у ребят, еще Вика, значит, и еще, и еще, плюс одна его большая любовь в городе Москве. Ужас, одних имен столько запомнить, не говоря уже о прилагательных к этим именам. Вообще столько всего держать в памяти, насчет привычек даже и всего другого разного, хотя бы так сделать, чтобы они все не пересекались. Ну у тех его жен было занятие — они друг с дружкой махались, пальму первенства друг у дружки из рук рвали.

Но в загс его одна Надя успела увести, потому что успела раньше объявить о том, что у Кости ребеночек намечается. Это пока, значит, вторая клювом щелкала, предвкушала, как радостную весть поторжественнее подать. Опоздала. Но колясками они потом асфальт утюжили в одном месте культуры и отдыха, потому что место проживания — один район, и там сквер для прогулок один, и место встречи изменить нельзя. И вот как некоторые мамаши в поликлинику наряжаются и деток стараются приодеть понаряднее, чтоб на зависть другим мамашам, так и эти — из кожи лезут, чтоб одна другую допечь своим внешним видом и внешним видом ребеночка. И у них методы борьбы были свои, проверенные, одна брала смирением, другая — бойкостью. А Костя тогда получается вообще гурман. Потому что Вика — из другого ряда.

Теперь, значит, про Вику. Про ее девичье сердце. Она все влюблялась, влюблялась в детсаду, школе. Потом окончательно втюрилась на абитуре, но там ее дорожки с другом сердца разошлись, потому что парень отправился в институт, а Вика — в роддом. Этот парнишка же был и по возрасту, и по мозгам сам сущий младенец. Еще какое-то время он прибегал полюбоваться на дочурку новорожденную, а потом притомился. Потому что лекции и вся прочая студенческая жизнь с зачетами и экзаменами, да и мозги его еще не умели переваривать информацию про то, что маленькие девочки кушают и носят какую-никакую одежонку.

Вика так впрямую не настаивала на материальной поддержке, но уже смотрела так немножко исподлобья и время от времени сообщала, сколько стоит, например, вот этот красный комбинезончик или сколько — вот эти сапожки. А этому малолетнему отцу совсем не про это хотелось слушать, а тем более когда его прямо или косвенно отправляли на какие-то подработки. Ага. Сейчас он прямо вот разбежался. У него своя мама есть, и она накормит, скажет: учись, сыночка, на пятерки, а тебе за это новые кроссовки и куртку-аляску куплю. Или чего еще захочешь. Хочешь, гитару купим? Будешь на гитаре играть песню «Полюшко-поле». Любимая песня твоего дедушки Ивана Петровича из города Пензы. Вот летом к нему и поедем. Или на море. Хочешь на море? В Анапу или в Сочи? Там, в том доме, все немножко все-таки делали вид, что ничего не случилось экстраординарного, хотя все все знали, но ничего такого вслух. И все пройдет. И печаль, и радость.

Так что Вика немножко так пострадала насчет того, что любящее сердце и вот они вдвоем с дочкой остались и т. д., но все равно жить-то дальше как-то надо. В том числе и зарабатывать на эту жизнь. Вот она пошла работать в ту как раз контору, где пребывал в блеске почитания Костя со своим гаремом. А тут получите Вику. Практически первый бал Наташи Ростовой, потому что эти распахнутые, до идиотизма наивные глаза. Кого хочешь увлечет такая девушка. Тем более что ничего взамен не просит. А просто глазами смотрит, и в них отражается Костя.

Но Вика, хотя и производила впечатление влюбленной дурочки, кое-какие свои права почувствовала, когда это касалось уже других претенденток. Она, конечно, не лезла к его первым женам, а вот от других девушек старалась уберечь податливое сердце Кости. Во всяком случае, на работе она прочно высиживала время, когда Костя заигрывался в интерес к какой-нибудь там Гале или Нине. И тогда Вика практически по-хозяйски брала его за руку и выводила на улицу. Но он все равно успевал коситься по сторонам. Какие-то у него все-таки поиски идеала происходили. И женщины чутко улавливали, что этот мужчина в принципе хоть и несвободен, но на что-то такое с ним можно надеяться. Вот и Вика была из их числа.

Хотя и муторно все было. Потому что вместо нормального чувства любви получались одни страдания, ничего, кроме страданий. И не то что Костя обнаглел и серьезно ей заявлял — ты ни на что не надейся, все равно он вел себя с ней так, чтобы она и сама ни на что не надеялась. Вплоть до того, что у них там праздновали Костин день рождения в конторе, Вика на почетном месте главной фаворитки, тост, все дела. И Вика в возбуждении праздника чего-то там начала желать, вроде того — что одной тебе на всю жизнь любви и верности. Женщина чтоб встретилась на твоем пути любящая и верная. А Костя со смехом еще перебивает, в том смысле, что избави Бог его от верных женщин, потому что это такая обуза. Ха-ха, такой прямо вот смех.

Ну а в конце концов их с Костей накрыла все-таки одна жена, устроила маленький скандал, после которого Вике стало прямо невмочь уже в их конторе. В том смысле, что на нее стали посматривать как на балласт. Хотя раньше — Вика, Вика. Прямо стена отчуждения. С ней разговаривают, конечно, перекидываются репликами — который час и сколько времени. И в столовке она не одна со своим супом рассольником и минтаем жареным за столиком, но не дура же конченая, чтоб не понимать, что общественность ее осудила и пожалела Костю в этой схватке, и общественное мнение ее уже приговорило, и давай-ка, Виктория Васильевна, чао, бомбино! Так что сорри.

Вика и подалась из этой конторы, кстати, на все четыре стороны, никто там не спросил, как ты теперь одна с ребенком. Она, глотая слезы, втихую забрала трудовую из отдела кадров, а кадровичка чуть ли не в лицо ей: давно бы так. Противно сильно. А с другой стороны — чего она хотела? Большое рукоплескание и крики браво-бис? Если все так начнут в семьи чужие рваться? Чтоб там урвать кусок пирога. Да никаких тогда семей не останется. А что Костя? Что сразу Костя? Костя там, где хорошо и необычно. Такой характер. Веселый. Они потом еще спустя несколько лет встретились — вместе летели в самолетике.

Вика уже вполне, хотя бы внешне, оправилась от своих жутких страданий и поэтому вела себе непринужденно, именно так, как обычно нравится таким мужикам, — независимо. Еще и одарила его дефицитным на тот момент омулем — все везли тогда в Москву омуль на взятки, омуль и кедровые орехи. Тогда парой хвостов рыбки в благодарность за услуги можно было и обойтись, люди еще умели ценить сувениры на память. Ладно. Они там в Москве еще виделись пару раз, но Вика была при интересных занятиях и знакомых, и Костя так немного приуныл, что он немножко слинял для Вики на фоне столичных развлечений, поэтому по прибытии домой он ее срочно стал разыскивать. Мол, старые друзья.

А Вика из тех девушек, маленько, получается, все-таки с приветом, которые свою любовь эту дурацкую несут и несут через года. Через века. Ничто их не берет, никакие обломы и удары судьбы. Некоторые мужчины говорят, что встретить такую девушку — мечта жизни. Врут, конечно. От любви такие люди, как Костя, шарахаются. Потому что настоящая любовь — это такая действительно обуза. А у Вики на тот момент поселилась одна ее старая знакомая, которая говорила Вике — ты моя лучшая подруга. Света. Она после каких-то странствий, конечно, тоже неудачная любовь, вернулась на родину и через пень-колоду занималась ремонтом квартиры, которая досталась ей после развода. А пока там чего-то делали, точнее, не делали эти сильно пьющие работники, она, эта Света, жила у Вики.

Вот такие они все очень разные, но что значат общие воспоминания про школу эту, ничего абсолютно даже там не было общего, в школе, никакой дружбы. Но одним поздним вечером твоя бывшая одноклассница звонит в дверь. И основание — только то, что они вместе заканчивали один 10 «Б». И на улицу не выставишь. Тем более что там плач все время с подробностями, как ее унижали, денег не давали на самое необходимое. И еще он ревновал же ко всякому столбу!

Вот так все происходит, даже вплоть до того, что Вика для этой пострадавшей Светы еще и кухарка, и прачка, потому что ворох белья заодно. А что, машинка же стирает. А Света ждет, когда Вика придет после работы и сварганит чего на ужин, а то мы с Анькой жутко голодные. Анька — это, напомним, дочка Вики. Вот тут как раз забегал кругами Костя на предмет соскучился, а у Вики опять какое-то трепетание сердца образовалось. Она раз отказала, два. Четыре. Костя не унимается. И она робко попросила у этой Светы ключи от ее квартиры. А Света — конечно, конечно, да с нашим удовольствием, да для тебя, для подруги, пожалуйста.

Не домой же вести, ребенок. Только ключи у соседки, или с замком там что-то, короче, они вместе приехали на ту хату, чтобы Света открыла дверь или показала, как открывать. А тут как раз и Костя нарисовался — здравствуйте, девочки. И куда же вы, Света, посидите с нами хоть минутку. Вот давайте за знакомство. Так что в результате своих пустых хлопот Вика получила звук (прямо вот чмок-чмок) поцелуев, пока она на кухне насчет горячего, а у Кости со Светой — медленный танец, и освещение соответствующее. Получается, что Косте Света как-то резко понравилась. Вообще-то жуть. Но так бывает. Так что Вика тупо закончила приготовление основного блюда — нечто изысканное, вроде индюшатины под фруктовым соусом. Правда, из духовки не стала вынимать, чтоб не остыла индюшка.

Индюшку надо есть горячей. И вышла из квартиры. А там — ночь и темень, и, заметим, как раз противоположный конец города, Солнечный и Синюшка. И вот она с этой Синюшки пешеходом по ночи. Потому что общественный транспорт уже весь в депо. А на тачку денег не было, потому что она все ухлопала как раз на приготовление ужина и на прочие свечки и кассеты с соответствующей моменту музычкой. И она пешочком по темени практически через дремучий лес. Солнце уже вовсю встало, когда она до своего дома доплелась. А к вечеру Света нарисовалась и чего-то бормотала, что она во всем раскаивается. Но что и Вика должна понять ее — как женщина женщину. Короче, не вышло там у них задушевного, как Света надеялась, разговора. Но это никоим образом не помешало потом Свете пойти работать на ту работу с хорошим окладом, куда ее Вика как раз рекомендовала за пару дней до всего случившегося.

Костя тоже пытался чего-то там объяснить. Или хотя бы попасться на глаза, чтобы Вика, как было не раз, сомлела при виде его статей. Но не вышло. Терпение у нее закончилось. Вот та мера терпения, которая для чувства любви — каркас или как фундамент для дома. Так что там хлобысь — и все посыпалось, не на чем там больше держаться чувствам.

И у Вики началась скучная трудовая жизнь. К ней, между прочим, еще сунулся и отец ее дочки. Но он был встречен и Викой, и, что самое главное, дочкой Аней с полнейшим недоумением. Потому что обе они совершенно не восприняли его какую-то важную роль в их жизни. Спасибо, конечно, за цветы, но мама гвоздики не любит. А что по именам помнишь — тоже спасибо. Но нам некогда. А Костя, по слухам, потом женился, выбрал жену по типу — «а кто у нас такой хорошенький», там, действительно, теща моложе самого Константина и держит его в ежовых рукавицах. С такой не забалуешь. И ходит он с женой под ручку, но под конвоем, сзади, приотстав на пару шагов, вышагивает родная маменька Костиной жены, и от такой просто так не вырвешься, живьем не уйдешь, там за каждую дочкину слезинку с тебя три шкуры спустят. Счастье, оказывается, бывает и таким.

Вика жила одна, раз и навсегда решив, что любовь — не для нее, может, пока не для нее. А романтические свидания — слишком большая цена, больно и горько, и ожидание подлянок и разочарований. Но это такая штука — девичье сердце, все ждет, надеется, хоть и решила Вика такой себе устроить любовный карантин. А вот все равно ведь вышла замуж. И мужа ей нашла дочка Аня — потребовала репетитора по математике, вот он и пришел, позвонил в дверь, а потом признался Вике, что как только ее увидел... ну и так далее. Что говорят все влюбленные, и слова звучат как в первый раз. Каждый раз — новые слова. Счастливая любовь, что тут скажешь. Про счастливую любовь и сказать нечего. Все равно никто не поверит. Хотя ждут только ее.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments