Семь лет страданий

В ЛДПР женщине пообещали помочь справиться с произволом чиновников

Рождение второго ребенка должно было стать радостным событием в семье Надежды Коханович. Однако из-за неправильных действий врачей при родах ребенок получил тяжелые травмы и диагноз: «синдром ДЦП, двусторонняя гидроцефалия мозга». Семь лет женщина пытается добиться справедливости и наказать медиков, но пока Надежде Сергеевне приходится бороться за то, чтобы возбудить уголовное дело. Это занятие для нее привычное — за пять лет с момента написания заявления делопроизводство несколько раз прекращали и возобновляли только после обращений в прокуратуру Иркутской области. Кроме обивания порогов Тайшетского городского суда одинокой матери приходится отстаивать свои права в бирюсинской больнице, где ее сыну не могут, а часто и не хотят оказывать помощь. Простому человеку сложно справиться с произволом чиновников, но женщина не теряет надежды быть услышанной. Мир не без добрых людей — оказать помощь Надежде Коханович решили в ЛДПР.

Не могу видеть, как умирает мой сын

Перед рождением ребенка Надежда Коханович решила пройти полное обследование в Иркутском областном центре планирования семьи. За несколько лет до беременности она пострадала при ДТП и решила удостовериться, что здоровью ее будущего малыша ничего не угрожает. Заключение областных врачей обрадовало будущую маму — никаких патологий выявлено не было. Рожать она решила в роддоме Тайшетской ЦРБ. Ребенок должен был появиться на свет 4 января 2003 года, но роды начались на неделю раньше. С болями Надежда была доставлена в больницу, где ей сделали не одно, а целых два кесаревых сечения!

— Если бы мне кто-нибудь рассказал, что такое возможно, то я бы не поверила, — говорит Надежда Сергеевна. — Но в нашей медицине возможно все. Вначале было принято решение делать кесарево сечение, после того как врач разрезал мне живот, они приняли решение, что плод слишком маленький, и зашили разрез. Меня обмотали простыней, чтобы при схватках не разошлись швы, и стали готовить к родам.

Заурядная, в принципе, процедура была выполнена настолько неуклюже, что у Надежды начался перитонит. В срочном порядке ее стали готовить к повторному кесареву сечению. После операции роженицу отправили в областную больницу (врачи боролись за ее жизнь пять часов). В областной центр должны были отправить и ребенка, у которого наблюдалась гипоксия головного мозга и сопутствующие диагнозы, — ведь только в Иркутске есть оборудование для интенсивной терапии новорожденных, но почему-то его оставили в районе. Более того, на пятые сутки малыша перевели в детское отделение по месту жительства в бирюсинскую больницу. Там его обложили грелками и поставили катетер для искусственного вскармливания — другого оборудования в больнице не оказалось.

Постепенно Надежда стала замечать, что ребенок отстает в развитии, и отвезла его на обследование в Иркутск. Слова врачей прозвучали как приговор: наблюдались синдром ДЦП, задержка психического развития. Как объяснили Надежде, это произошло из-за полученной им еще в утробе большой дозы наркотиков (на протяжении двух суток, пока мама находилась в тайшетском роддоме, ей ставили промедол) и кислородного голодания. Компьютерная томография показала внутреннюю и наружную гидроцефалию мозга, то есть водянку, атрофию зрительных нервных окончаний, атрофию коры головного мозга.

Необходимая помощь

Сейчас сыну Надежды Коханович Виктору семь лет. За эти годы она натерпелась всякого — одинокая мать с двумя детьми на руках не многое может сделать в нашей стране. Уход за больным ребенком требует ежеминутного присутствия Надежды дома. Ей пришлось уволиться из Тайшетского ГОВД, где она работала сотрудником уголовного розыска. Живут только на пособия. Стоит ли говорить, что денег катастрофически не хватает. Благодаря помощи добрых людей Надежде удалось купить благоустроенную квартиру, в которой ей гораздо легче ухаживать за сыном.

Ребенок не нуждается в постоянной госпитализации, но для поддержания состояния мальчика ему нужны лекарства, которые отказывается выписывать городская бирюсинская больница. После обращений измученной матери в суд в больнице к Надежде относятся, мягко говоря, невнимательно.

— В июле этого года у моего сына случился эпилептический статус, то есть приступы следовали один за другим на протяжении нескольких часов. Он не приходил в сознание, мы были доставлены в Бирюсинскую детскую больницу, там дежурил зубной врач, который, естественно, не мог оказать необходимую помощь. Он пытался вызвать врача-педиатра, но она приехать отказалась и посоветовала ждать утра, мне пришлось устроить скандал, после чего врач приехала в больницу. После приехал врач-невролог, который даже не посмотрел на сына, а начал учить меня жизни, после чего пнул стул и ушел, а нам оставалось только вызывать такси и ехать домой, — рассказывает Надежда. Что же касается дела врачей, возбужденного по факту причинения тяжкого вреда здоровью, совершенного вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, то до суда еще не близко. По словам Надежды Коханович, за годы по делу сменилось множество следователей, экспертизы проводились с нарушениями, по многим спорным вопросам их вообще не было. Надежда Сергеевна не согласна с заключениями экспертов. По ее словам, они были проведены не по ее медицинским документам. Например, согласно экспертному заключению, у Надежды имелась деформация плодового яйца, и ей было необходимо прерывание беременности. Однако, по словам Надежды, таких диагнозов ей поставлено не было, и о прерывании беременности речь не шла. В доказательство своих слов она взяла выписку из Иркутского областного перинатального центра, где говорится, что «нарушений ВПР плода не выявлено». Тем временем по вине врача, на которого подала заявление Надежда, пострадало еще несколько женщин, одна из которых умерла. Сейчас дело в очередной раз «зависло в воздухе», и Надежда снова пытается добиться справедливости.

— Как мне помочь сыну, чтобы он не страдал, есть ли в этой стране справедливость? — задает вопросы Надежда Сергеевна в жалобах, направляемых во все возможные инстанции.

Помочь Надежде Коханович решили в ЛДПР.

— Трагическая история этой женщины меня просто потрясла, — говорит Андрей Луговой, курирующий Иркутскую область от ЛДПР. — Имея право на получение конкретной медицинской помощи, эта женщина вынуждена вести борьбу с «чиновниками от медицины» Бирюсинской городской больницы за соблюдение законных прав больного ребенка на оказание ему квалифицированных медицинских услуг. Полученные мной копии документов и жалоб, направленных в адрес исполнительных и надзорных структур Иркутской области, а также на имя президента, премьер-министра, генерального прокурора РФ, по моему мнению, полностью подтверждают ее слова. Несмотря на все усилия женщины, рассмотрение обязательств данного дела передается на муниципальный уровень, а ребенок оказывается заложником коррупции и своеволия медицинских чиновников. Сейчас проводится реальная проверка по жалобам, считаю, что нужно максимально сурово и публично привлечь всех причастных лиц, это станет показательным примером и позволит эффективнее предотвращать произвол в среде медицинских работников.

Метки:
baikalpress_id:  29 756